Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Переяславская рада: как ее видели разные историки

Переяславская рада: как ее видели разные историки

От "воссоединения народов" до "втягивания России в войну". Как историки разных государств и столетий изображали внешнеполитический шаг, сделанный Богданом Хмельницким и казаками

000

8 января 1654 года в Переяславе была собрана рада, на которой выступил гетман Богдан Хмельницкий. Он напомнил о военных успехах украинцев, но сказал и о том, что для того, чтобы удержать все завоевания, необходимо заключать военные союзы.

Казаки должны выбрать кого-нибудь из четырёх государей: султана турецкого, хана крымского, короля польского или царя московского. Старшина, заранее подготовленная гетманом, закричала: "Волим под царя московского, православного".

Это решение, возможно, неминуемое в той сложной ситуации, в которой находилась Украина, дорого стоило казакам. Потеряв независимость, они лишились всего. Для России, конечно же, Переяславская рада была более чем выгодна. Именно поэтому ее восхваляли и в Российской империи, и в СССР.

Вот как это событие описывают разные историки.

 

«Воссоединение Украины с Россией имело огромное историческое значение. Оно освободило народ Украины от национального и религиозного гнета, спасло его от опасности порабощения Польшей и Турцией, способствовало формированию украинской нации, привело к временному ослаблению крепостнических отношений на Левобережье (крепостное право юридически введено на Украине во второй половине XVIII века).

Воссоединение Левобережной Украины с Россией явилось важным фактором укрепления российской государственности. Благодаря ему России удалось вернуть Смоленские и Черниговские земли, что дало возможность начать борьбу за Балтийское побережье. Кроме того, открывались благоприятные перспективы расширения связей России с другими славянскими народами и государствами Запада.»

Учебник "История России", МГУ им.Ломоносова, исторический факультет, под редакцией: А.С.Орлов, В.А. Георгиев, Н.Г. Георгиева, Т.А. Сивохина. Москва, 2000 год.

 

«Хмельницкий вошел в сношение с Москвой почти в самом начале своего восстания, когда решился начать борьбу с Польшей. Он всячески старался втянуть в эту борьбу и Москву, и не щадил для этого обещаний. Он предлагал признать над собою верховную власть царя, завоевать для него Крым и т.д. Но Московское правительство не решалось нарушить свой мир с Польшей.

… Но, с другой стороны, неудачи, которые терпела Польша в борьбе с казаками, заставили московское правительство выйти из своего нейтрального положения – принять Украину под свою протекцию и объявить по этому поводу войну Польше. О принятом решении немедля известили из Москвы Хмельницкого, а вслед за тем было выслано из Москвы чрезвычайное посольство – привести население Украины к присяге на верность московскому царю.

Но недоразумение возникли на первых же порах, когда конституционные привычки украинского населения столкнулись с самодержавными принципами Москвы. Когда казацкая старшина принесла, по желанию московского правительства, присягу на верность царю, она потребовала, чтобы царские послы также присягнули от имени царя в исполнение принятых им на себя обязательств по отношению к Украине. На это последовал отказ: послы заявили, что царь, как самодержец, не связывает себя присягою по отношению к своим подданным…

Разрыв с Москвою был неизбежен, и Хмельницкий сознательно шел навстречу ему. Заручившись новыми союзниками, Швецией и Трансильванией, он решил освободиться от своей зависимости от Москвы и занять положение вполне самостоятельного государя. Настойчивости, с какой Московское правительство, не обращая внимание на давление гетмана и старшины, стремилась к осуществлению своей централистической политики в Украине, чрезвычайно раздражала гетмана и делала отношения невыносимыми ввиду вполне определенных стремлений последней к полной автономии. Очень характерна для положения дел на Украине грамота, данная Хмельницким в июне 1967 года шляхте Пинского повета, признавшей над собою власть Хмельницкого, а не московского правительства, производившего оккупацию Белоруссии.»

М.Грушевский. "Очерк истории украинского народа", 1990 г. Киев.

 

«Выбор, сделанный на основе естественного мироощущения народа, оказался правильным. Дабы убедиться в этом, достаточно сказать несколько слов о дальнейшей судьбе и роли украинского народа в российской истории XVII—XVIII вв.

В отличие от поляков, ограничивавших, как мы помним, число "реестровых" казаков, московское правительство увеличило реестр на 60 тысяч человек по сравнению с требованиями Богдана Хмельницкого. Фактически реестр охватывал все население слободской Украины. Кроме того, сохранилось пять-семь тысяч запорожских казаков. При польском господстве Украина могла только мечтать о подобном положении. Ни о какой дискриминации украинцев в составе России не было и речи. Более того, в XVII в. очень сильно возросло интеллектуальное влияние украинцев на население России. Украинские монахи и священники — люди образованные, поднаторевшие в диспутах с католиками, знавшие языки, — высоко ценились московской патриархией. Позже, говоря об истории русского церковного раскола, мы будем иметь возможность убедиться, что раскол был конфликтом великорусской (московской) и украинской православных традиций. Украинские монахи сумели победить в этом конфликте и оказали тем самым решающее воздействие на изменение русских церковных обычаев. Имена Епифания Славинецкого, Симеона Полоцкого, Феофана Прокоповича стали неотъемлемой частью истории русской культуры.

Впоследствии, когда на смену национальной политике России пришла политика имперская, украинцы тоже оказались не в проигрыше. Решающую роль здесь сыграли как раз этнические отличия украинцев от великороссов. Эти отличия определялись и этническим субстратом (в состав будущего украинского народа вошли торки, когда-то жившие на границе степи) и проявлялись в некоторых чертах стереотипа поведения (например, украинцы и тогда были более усердными служаками, нежели русские), а также в характере связи этноса с ландшафтом. Об этом имеет смысл рассказать подробнее.

Великороссы, как и донские казаки, расширяя свой этнический ареал, селились, как правило, по берегам рек. Река, ее пойма, служила базой хозяйства русского человека, его основной связью с кормящим ландшафтом. Украинцы, напротив, сумели освоить просторы водоразделов. Они выкапывали колодцы-криницы, делали запруды на ручейках и имели достаточное количество воды. Так на водоразделах возникали хутора с садиками, и, поскольку земля была плодородной, особых забот о хлебе насущном украинцы не знали. Когда же при Екатерине II (1762—1796) в результате двух военных кампаний были завоеваны сначала северный берег Черного моря, а потом Крым, исчезла и существовавшая ранее угроза со стороны татар. При этом для заселения стали доступны новые степные пространства — Дикое поле.

В XVIII в. украинское население быстро росло, и в его составе имелось множество пассионариев, ибо их пассионарные предки, сложившие головы в междоусобицах конца XVII в., успели оставить законное и незаконное потомство. Подавляющее большинство украинских казаков было записано в реестр, поэтому возможность сделать карьеру была практически у каждого. Весь XVIII в. украинцы этим и занимались. В итоге дочь царя Петра I Елизавета Петровна вышла замуж за Алексея Разумовского (брак был морганатическим, без оглашения); его брат, Кирилл Разумовский, стал последним гетманом Украины. И хотя при Екатерине II Украина потеряла свое самоуправление, позиции украинцев при дворе поколеблены не были: обязанности великого канцлера империи исполнял граф Безбородко, который сформулировал свое политическое кредо в следующих словах: "Як матушка-царица захоче, так хай и буде". Ни акцент, ни происхождение Безбородко никого не смущали и не помешали ему стать первым чиновником государства.

Может быть, эта взаимная терпимость украинцев и великороссов и была важнейшим свидетельством правильности выбора, сделанного на Переяславской раде в 1654 г.»

Л. Н. Гумилёв. "От Руси до России". Глава III. Воссоединение.

 

«Союз с Москвой вышел из трезвых реалий украинской политики. В основе его не было никаких признаков сентимента. Это не было никаким присоединением отрезанной ветки к материнскому древу, как потом пытались изобразить это царские льстецы. И не возвратом оторванных когда-то земель во власть бывших владельцев.»

Иван Крипьякевич. "Богдан Хмельницкий", Львов, 1990.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.