Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Андрей Левус: Россия попытается повторить операцию "русская весна"

Андрей Левус: Россия попытается повторить операцию "русская весна"

Бывший заместитель главы СБУ Андрей Левус рассказал Фокусу о том, готовы ли украинские спецслужбы к борьбе с терроризмом, будет ли "русская весна" – 2 и почему, борясь с драконом, нельзя превращаться в него

000

На встречу в ресторане отеля "Киев" Андрей Левус приходит в пуловере, держа в руках "спецодежду" — плечики с костюмом. Усевшись за столик, заказывает сок. Когда фотограф Фокуса пересаживает его ближе к окну, где свет получше, несколько раз бросает взгляд на портфель, оставшийся без присмотра. Наконец, просит своего пресс-секретаря присмотреть за ним. С улыбкой объясняет, — там такие документы, "шо капец".

До избрания народным депутатом Левус занимал пост заместителя главы Службы безопасности Украины. В спецслужбу попал в феврале прошлого года. Левусу 35, он участник Майдана, был заместителем руководителя Самообороны. На вопрос, мог ли он полтора года назад предположить, что станет одним из руководителей СБУ, смеясь, отвечает: "Я предполагал, что могу оказаться в СБУ, но только где-то в клетке. У меня был опыт революционной деятельности".

За время работы в Службе безопасности Андрей Левус убедился, что среди офицеров среднего звена немало патриотов Украины. Чего не скажешь о большинстве руководителей службы: тринадцать человек сразу отстранили, трое из них сейчас сидят. Не в последнюю очередь благодаря этим людям России удалось провести операцию "русская весна", забрать Крым и развязать войну на востоке.

Левус считает, что "русскую весну" попытаются повторить. Но на этот раз она может сопровождаться террористическими актами и диверсиями в украинском тылу. В зоне риска несколько регионов, прежде всего Харьковская и Одесская области.

Терроризм по-украински

Закон о борьбе с терроризмом был принят в 2003 году. Насколько украинские спецслужбы сегодня готовы противостоять террористической угрозе?

— Конечно, законодательство не адаптировано, и спецслужбы, в частности СБУ, не были готовы противодействовать этой угрозе. Специфика в том, что мы имеем дело не с обычными террористическими группами. Это одновременно и диверсионно-разведывательные группы страны-агрессора. Соответственно уровень подготовки этих людей и задания, которые они выполняют, иные, чем у классических террористических группировок.

Предыдущая власть фактически уничтожила контрразведку, в частности, военную. Только летом 2014 года президент издал указ, который позволил увеличить присутствие военной контрразведки в войсках. Сейчас СБУ возобновила сеть приблизительно до тысячи военных контрразведчиков.

Почему она была уничтожена?

— Думаю, что в том числе и сознательно. Контрразведка не была настроена на противодействие России, некоторое время СБУ возглавляли российские агенты, такие как товарищ Якименко (экс-глава СБУ Александр Якименко. — Фокус). Тем, кто проявлял активность, не давали возможности карьерного роста. Таких было много. Нам в СБУ пришлось месяца три разыскивать людей, которые при Януковиче ушли со службы, были уволены или переведены в такие места, где никакой пользы не приносили.

Можно ли сделать вывод, что Россия давно готовилась к агрессии?

— Если разбирать ситуацию по Крыму и Донбассу, создаётся впечатление, что действительно была проведена серьёзная подготовка. Об этом говорит, например, расположение наибольших оружейных арсеналов милиции и Службы безопасности, кадровые назначения, места дислокации "Альфы" — самые крупные её подразделения располагались именно в Крыму и Донецке, а подготовку фактически вели российские граждане. Очевидно, что они были перевербованы.

Сдача украинского оборонпрома Саламатиным (экс-министр обороны Дмитрий Саламатин. — Фокус) и другими тоже говорит о том, что шла методичная работа по уничтожению нашей обороноспособности. Из этого же ряда формирование внутренних войск по территориальному принципу. В Луганске, когда было захвачено управление СБУ, я столкнулся с тем, что во внутренних войсках все являлись местными. Им очень сложно было объяснить, что сейчас необходимы активные действия.

Это касается и объектов критической инфраструктуры, которые могут представлять интерес для террористов или диверсантов: от вокзалов до атомных электростанций. Были ликвидированы представительства Службы безопасности на этих объек­тах. Сейчас мы возобновляем контроль. Если вы проанализируете случаи диверсий, которые сейчас происходят в Харьковской или Одесской областях, увидите, что они не касаются объектов критической инфраструктуры.

Много диверсантов арестовано?

— С конца февраля прошлого года, когда началась "русская весна", СБУ сообщила о подозрении, задержала или арестовала около тысячи человек. Сеть, которая готовилась Россией для таких акций, уже ощущает кадровый голод. Как минимум основные активисты уже "на карандаше".

Кто эти люди?

— В Донбассе почти все активные командиры — это криминал. Много выходцев из правоохранительных органов. Идейная молодёжь и бабушки-"ватницы". Такой микс.

Ждать ли "русской весны" — 2

Как готовят диверсантов?

— Берётся под контроль определённая среда, например, сепаратистская или пророссийская организация. В какой-то момент к ним приезжает эмиссар — это мы отслеживали везде: в Харькове, Херсоне, Николаеве, Одессе. Он даёт им учебные материалы, основные средства для осуществления диверсий. Далее происходит концептуальное управление процессом. Людям говорят: нас могут интересовать такие-то темы или объекты. Используют социальные сети. Конечно, не пишут, что там-то нужно совершить теракт, но дают матрицы поведения.

Инструкции "русской весны" обнародованы, в них пошагово рассказывалось, что нужно делать. Как правило, выбирается пилотный регион, который является примером для других. В нём уже, возможно, сидит человек из российских спецслужб, остальные, как через кальку, повторяют. Концептуальное управление было обкатано в Сирии. Это оптимальный метод ведения гибридной войны.


В Киеве сейчас нет диверсий, потому что здесь стопроцентно будет мобилизация проукраинского элемента. А в Харькове и Одессе картина другая


То, что в Донбассе сейчас проблема локализована, с одной стороны, хорошо, но несёт в себе угрозы актов индивидуального террора или диверсий. Чем меньше группа, тем больше она склонна к экстремизму. Группа из трёх-пяти человек с общими инструкциями, даже без связи с центром, может устроить диверсию. Сейчас они больше "работают" с гражданскими объектами — волонтёрскими центрами, патриотическими организациями.

Для взрыва многоэтажки достаточно мешка взрывчатки и пары человек. Как быть с этой угрозой?

— Мы работаем. Я не хочу говорить детально, было бы странно, если бы я в интервью вам раскрыл все подробности. Буквально позавчера (28 января. — Фокус) в Харькове задержали женщину, которая под видом проукраинской волонтёрки собирала для боевиков разведданные по украинским силам. Дня не проходит, чтобы не задержали кого-то.

Много терактов и диверсий удалось предотвратить благодаря бдительности граждан. Например, в одесских катакомбах подразделение Самообороны Майдана выявило склад взрывчатки, оружия, аптечек. Удалось ликвидировать группу российских диверсантов, которые пришли из Приднестровья.

На протяжении лета, осени и зимы российские спецслужбы прощупывают Одессу и Харьков. Пока происходят мелкие диверсии. Идёт пристрелка. Это как на фронте: Путин смотрит, как реагируют спецслужбы, общество. Думаю, что один из планов предполагает массовые тер­акты в этих регионах для прикрытия агрессивных действий в Донбассе или других местах.

Я не верю, что они захватят Одессу или Харьков, но создать там проблемы к весне для активизации действий на востоке — абсолютно реально.

Можете ли вы спрогнозировать места и даты повышенной угрозы терактов и диверсий?

— Думаю, критичными датами станут годовщина победы Майдана, начало "русской весны", 2 мая — в Одессе, 9 мая — везде. Понятно, что оперативные службы будут предотвращать инциденты.


С конца февраля прошлого года, когда началась "русская весна", СБУ сообщила о подозрении, задержала или арестовала около тысячи человек


Главная рекомендация — не ходить на непонятные массовые мероприятия. Например, 14 октября была попытка штурма парламента. 9 мая мы задержали боевиков, которые хотели объявить о создании "киевской народной республики". У них была организация: молодые парни, которые выделялись среди бабушек и дедушек. Мало ли что им может в голову прийти.

Не нужно раздувать истерию: мол, никуда не нужно выходить из дома. Но не стоит брать с собой детей на массовые мероприятия. Мы живём в военное время, это нужно учитывать.

Гонка вооружения

Сейчас на руках оказалось много оружия. Как решать эту проблему?

— Первое — сокращение количества проездов в зону АТО. Второе — идентификация всех беженцев. Это важно: удостоверение беженца, пропуска на проезд, нужно отслеживать: когда, как, каким транспортом он едет. В соседних с зоной АТО областях действует контроль за перемещением наших граждан.

Но оружие уже проникло на мирную территорию.

— Есть варианты. Первый: принятие закона, который позволит легализовать некоторые виды короткоствольного оружия — пистолеты. Схема будет такой. Человек приходит, никто не заставляет его объяснять, при каких обстоятельствах к нему попал пистолет, его проверяют по стандартной процедуре, которую проходят, когда хотят купить, например, охотничье ружьё.

Второй вариант опробовали в Югославии: в Хорватии, Сербии. После окончания войны там пошли путём выкупа оружия. Тоже была амнистия, и людям компенсировали какую-то сумму. На эти цели ЕС выделил кредит, потому что Европа была заинтересована в нормализации ситуации. Эта программа была реализована, и очень успешно.

Возможен ещё вариант, при котором во время месячников сдачи оружия люди смогут сдать огнестрельное, а взамен получить травматическое оружие. Потому что сегодня многие хотят иметь под рукой хоть какие-то средства защиты.

Ждать ли законодательных инициатив, которые будут ограничивать права граждан или расширять полномочия спецслужб по примеру, скажем, США?

— У нас война идеологическая. Мы не можем, борясь с драконом, превращаться в него. Получение права обысков, введение комендантского часа, проверки почты, телефона и так далее превратят нас в него.

На какие государства стоит равняться Украине в борьбе с терроризмом?

— Я не пацифист и всех призываю снять розовые очки чрезмерного оптимизма. Здравый смысл подсказывает, что нам нужно милитаризировать общество по примеру Израиля и Швейцарии. Мы сейчас работаем над законопроектами о резервной армии, о гражданском вооружении и боеприпасах, над обновлением Общества содействия обороне Украины. Нам надо реформировать спецслужбы. За два месяца работы парламента мы вернули в Бюджетный кодекс расходы на разведдеятельность как защищённую статью. Другого выхода нет.

Полезным может быть опыт Израиля. Нужно перенимать систему работы с террористами, которая предполагает активную деятельность. То есть не ждать угроз, а выявлять и просчитывать их, действовать в том числе и на чужой территории, потому что есть базы обучения, например, в Ростовской области.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.