Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Как любить Родину. Можно ли научить патриотизму и нравственности

Как любить Родину. Можно ли научить патриотизму и нравственности

Корреспондент Фокуса попыталась разобраться, можно ли научить любви к родной стране

000

"Я не патриот, — старшеклассник Герман с вызовом смотрит на директора школы и продолжает: — Патриотизм — чувство, которое должно возникать от восхищения Родиной, этому нельзя научить…"

В этом году Герман окончит школу, а через пару лет может получить повестку. Эксперимент по патриотическому воспитанию в киевской школе №85 идёт уже шестой год. Но Герман — крепкий орешек. Впрочем, директор Татьяна Федунова не сдаётся.

Тема патриотического воспитания актуальна и для других учебных заведений. Ещё в ноябре 2014 года директора школ получили рекомендации Минобразования о том, как лучше организовать процесс патриотического воспитания школьников. Педагоги опасаются, что сверху им спустят что-то вроде методички по проведению курса юных патриотов.

Научить учителя

В конференц-зале Академии педагогических наук негде яблоку упасть. Опоздавшие суетятся, пытаясь найти свободные места. Вдруг все затихают — звучит гимн. "Душу й тіло ми поло-о-о-жим..." — поют собравшиеся. Кто-то выкрикивает: "Слава Украине!" Зал дружно отвечает: "Героям Слава!" Семинар по национально-патриотическому воспитанию начался.

Ведущий семинара — директор Института проблем воспитания Иван Бех сурово предупреждает:

— Сначала доклады, все вопросы в конце мероприятия.

В зале учителя, директора школ, чиновники.

— Здесь собрались сторонники идеи патриотического воспитания, — вице-президент академии Владимир Луговой одобрительно обводит присутствующих взглядом. — Нам не нужно доказывать друг другу его необходимость.

Докладчик искусно поставил точку в дискуссии, у которой, похоже, не было шанса начаться. Я унываю. С трибуны зачитывают письмо-поздравление от какого-то народного депутата. Становится совсем скучно. Единственное развлечение — вдумываться в формулировки докладчиков. Случаются забавные:

— Проявления патриотизма сейчас — это, по нашему мнению, совпадение индивидуально-психологических, социальных факторов, повлиявших на конкретную личность. Наша же цель — управляемый процесс воспитания патриотической личности, — говорит академик Бех.

Вздрагиваю и наблюдаю за реакцией аудитории. Но, похоже, формулировка никого не задела. Кто-то механически кивает головой. Или клюёт носом?

Татьяна Федунова стремится привить ученикам не воинственный, а человечный патриотизм

По окончании мероприятия встречаюсь с Иваном Бехом в его кабинете. Ивану Дмитриевичу 74 года. На патриотизме он, как говорится, собаку съел. Последние 15 лет Бех возглавляет Институт проблем воспитания. Над темой патриотического воспитания работал и при Викторе Ющенко, добивавшемся признания Голодомора, и при Дмитрии Табачнике, возрождавшем в школах пионерскую "Зарницу". Сейчас академик взялся за дело с новым энтузиазмом.

— Идея учить любви к Родине не всем нравится… — несмело начинаю я.

Брови Ивана Дмитриевича взлетают вверх.

— Во-первых, не учить, а воспитывать, — исправляет он меня. — Воспитывать нужно всё! Патриотизм тоже. Особенно сейчас, когда приходится защищать с оружием в руках свою территорию. Давайте сначала скажу, что такое патриотизм.

— Внимательно слушаю.

— Это особенные чувства, отношение человека к своему народу, к государству, к Родине как к рукотворному миру, созданному поколениями. Причём патриотизм — не просто любовь, это действие.

Сдерживаю улыбку. Невольно вспоминается скабрезная шутка: "Любовь это не просто так… Ею надо заниматься". Между тем академик наставительно продолжает:

— Моральная ценность, она только тогда ценность, когда человек поступает, руководствуясь ею. Это вы поняли?

Киваю:

— Патриотизм — это любовь. Любовь — это действие.

Иван Дмитриевич наклоняется вперёд и строго смотрит из-под бровей:

— Конечно, чувство патриотизма может вспыхнуть спонтанно. Например, в результате сильного впечатления.

Я хватаюсь за эту фразу. Мысль представляется вполне здравой.

— Так, может, и не надо превращать патриотизм в обязаловку из школьной программы?

— Ну какая обязаловка?! — вспыхивает Иван Дмитриевич. — Запомните, навязывание и моральное воспитание ребёнка — несовместимые вещи.

Никто же не спорит…

— Думаете, впечатлить ребёнка легко? — возвращается он к вопросу. — Попробуйте!

Покидая кабинет учёного, вспоминаю прочитанную в школе книгу "Чук и Гек": "Что такое счастье — это каждый понимал по-своему. Но все люди знали и понимали, что надо честно жить, много трудиться, крепко любить и беречь эту огромную счастливую землю, которая зовётся Советской страной".

Но вернёмся в школу №85.

Школа патриотов

На первый взгляд — обычная столичная школа. Хотя чем больше о ней узнаёшь, тем любопытнее, каковы же результаты эксперимента по патриотическому воспитанию.

"Патриотизм, как и нравственность, не формируется простыми шаблонными методами"

Директор решила провести для меня небольшую экскурсию, ведёт в школьный музей. На ходу Татьяна Николаевна объясняет:

— У нас язык преподавания — русский. Параллельно мы стали школой с углублённым изучением английского, с пятого — немецкого. А так как дружим с армянской общиной, то у нас есть и армянский язык.

На лацкане её чёрного пиджака пристроилась брошь — сине-жёлтый цветок. В школе учатся дети 30 национальностей и сотня переселенцев из восточных областей Украины. Это учебное заведение показательно в своём разнообразии. Вопрос в том, можно ли это разнообразие подвести под общий знаменатель.

— Форм воспитания много, — говорит Татьяна Николаевна. — Не нужно изобретать велосипед. Нужно выбрать свою. Возьмём, к примеру, борщ. Каждая хозяйка готовит его по-своему. Это нормально, пусть только будет вкусным. У нас программа по патриотическому воспитанию расписана с 1-го по 11-й класс. "Эмоция — пример — действие" — вот и вся формула. Но сначала, конечно, должна быть поставлена задача: к чему мы стремимся.

— И к чему стремитесь вы?

— Главное — это общечеловеческие ценности. Наше золотое правило: относись к людям так, как бы ты хотел, чтобы они относились к тебе. Патриотизм — одна из человеческих ценностей. Он не должен быть воинственным. Он должен быть человечным.

Пока я над этим раздумывала, директор привела меня в холл. Его стены сплошь увешаны чёрно-белыми фотографиями и увиты георгиевскими ленточками. Как-то сразу понимаешь, что георгиевские ленты в данном случае не опознавательный знак сепаратистов, а наследие советских времён. Это и есть образцовый школьный музей Великой Отечественной войны.

— Сама жизнь продолжает нашу экспозицию, — Татьяна Николаевна подходит к новому стенду — героев Небесной сотни и воинов АТО.

Отсюда полосатые ленты смотрятся совсем уж двусмысленно. Но педагог этого не замечает:

— Музей — отличная форма воспитания. В его работе задействованы все классы. Благодаря музею мы и начали эксперимент.

Из её рассказа узнаю, что в школе действует военно-патриотический клуб "Память" (сразу отметим, это не филиал одноимённого российского общества). В прошлом году члены клуба — старшеклассники-активисты даже ездили на празднование 30-летнего юбилея поста №1 в Минске (почётный караул школьников несёт Вахту памяти возле Вечного огня на местной площади Победы. — Фокус).

— Я вас познакомлю с нашими активистами, — обещает Татьяна Николаевна.

Десять учеников в кабинете директора быстро перетаскивают столы и стулья, чтобы удобнее разместиться в комнате. Это волонтёры, экскурсоводы, мэры классов. Почти все — члены клуба "Память".

— Чем вам интересен клуб "Память"? — задаю первый вопрос.

Семнадцатилетний Герман серьёзно сцепил руки в замок.

— Хочу знать историю, чтобы никто не смог исказить её. Чтобы герои были героями. Чтобы не говорили, что они шли воевать, потому что их толкали в спину заградотряды. Или о том, что 90% Красной армии — штрафбаты. Когда такое слышишь, нужно располагать фактами и опровергать.

— Смотри, у него руки дрожат, — шепчет мне Татьяна Николаевна.

Татьяна Федунова говорит, что в её школе не имеют значения политические и религиозные взгляды, национальность. У всех школьников равные права и возможности

Герман и вправду так разволновался, что я удивилась.

— А что, по-твоему, сейчас происходит в Украине?

— Нам пытаются донести столько идей — якобы мы воюем за свою страну…

Я отметила про себя это "якобы".

— …воюем за свою свободу или против тех, кто пытается её отобрать. В таком огромном количестве лозунгов теряешься. Сейчас идёт война. Но кто её начал и зачем — по этому поводу можно затеять большой-большой спор, — говорит Герман, загадочно прищуривая глаза.

Татьяна Николаевна в курсе сложного характера молодого человека и спешит вмешаться:

— Не секрет, что есть территория Украины, унитарного государства, границы которого нарушены. И я думаю, как воспитать тех, кто будет понимать, что такое целостность государства. Тех, кто не посмеет поднять резиновую палку против ребёнка или направить автомат на мирного человека и кто будет знать, что нужно защищать свою Родину.

— Можно сказать? — экскурсовод по истории 43-го авиаполка, девятиклассник Валера краснеет. — Нас должны воспитывать мирными, но храбрыми. Так, чтобы в случае угрозы мы умели бы защищать Родину. Добро, оно с кулаками должно быть. Вот почему Советский Союз победил? Потому что народ был храбрый.

— И сплочённый, — подхватывает кучерявая Александра из одиннадцатого класса.

Георгиевские ленты, Красная армия, Советский Союз. Разговор так или иначе возвращается к самому сложному и противоречивому периоду украинской истории — Великой Отечественной войне.

— А ещё надо знать, за что воюешь. А не так, как в наше время: берут людей, ничего не понимающих, и отправляют на войну, — добавляет Ангелина, на вид лет тринадцати.

Приехали. Мне кажется, я слышу голоса родителей девочки. Спрашиваю подростков прямо:

— Если человеку приходит повестка, должен ли он идти в военкомат, а потом на войну?

— Если он хочет, чтобы был мир, если он знает, что воюет за Украину, то он пойдёт. Но если не пойдёт, не нужно его всю жизнь оскорблять, — объясняет Ангелина.

Понимая, что разговор заходит "не в ту степь", директор спрашивает ребят:

— Чувствуете ли вы себя патриотами?

Дети отвечают утвердительно. Некоторые отмалчиваются.

— Можно ли научить любить Родину? — спрашиваю у ребят.

— Нет, человек сам должен прийти к этому, — Александра отвечает первой.

Беседу нарушает несколько вызывающее заявление Германа о том, что он не патриот.

— Для меня важны семья и друзья, — Герман ладонью рубит воздух, как будто пытается отрезать от себя всё остальное.

— Я спокойно умру, если буду знать, что вы защитите семью и друзей, — парирует директор.

— Но в таком случае моей семье угрожает моя страна! — резко говорит Герман. — У нас поменялась власть, а ничего не поменялось.

На секунду в кабинете повисает тишина.

— Моя мама — россиянка. И она сейчас попадает в невыгодное положение. За что мне гордиться моей страной, если она ставит под сомнение мою маму? — неожиданно прерывает молчание Александра.

Татьяна Николаевна удивляется:

— Кто тебе такое сказал?

Ученики отправляют рисунки и открытки солдатам в зону АТО, собирают книги для детей-переселенцев

В кабинете поднимается шум:

— А на Майдане кричали: "Кто не скачет, тот москаль!"

— Кто-то кричал, кто-то нет. Это от культуры человека зависит, — пытается объяснить директор.

— Я считаю, что вы у меня молодцы: думаете, анализируете и открыто говорите, — примирительным тоном она завершает беседу.

Пока дети расставляют мебель по местам, я мысленно сочувствую Татьяне Николаевне.

Задача "сварить вкусный борщ" при таком количестве ингредиентов выглядит уж очень сложной.

Целый Пласт

Офис Реанимационного пакета реформ. Передо мной Ярослав Юрчишин — эксперт РПР и главный пластун Украины.

— Я понимаю, почему возникла идея возродить патриотическое воспитание в школах, — рассуждает он. — Государство хочет воспользоваться моментом. Ведь что такое патриотизм? Это гордость за свою страну. Но гордиться можно только тем, чем ты доволен. В Украине же возник патриотизм на противопоставлении — у нас есть внешний враг. Он исчезнет, и мы вернёмся в то же государство, которым постоянно недовольны.

Ярослав уверен, что воспитание патриотизма, намного легче удаётся общественным организациям:

— В школе пытаются вылепить среднего ученика. Но не может быть среднего ученика, как и среднего гражданина. Патриотизм, как и нравственность, не формируется простыми шаблонными методами. С душой так нельзя.

— И всё же, почему с задачей патриотического воспитания общественные организации справляются лучше?

— Потому что свобода выбора: тебе нравится, ты делаешь, не нравится — не делаешь. В положении Пласта сказано, что мы не воспитываем, мы способствуем самовоспитанию. Наша цель — развивать коллективную веру в Украину, в то, что это классное государство, сложное для жизни, но с серьёзной историей, лучшим будущим. А будущее зависит от каждого из нас.

Что из этого получается, я увидела в тесной комнатушке богословской академии при Михайловском соборе, где киевские пластуны собираются на занятия. Сегодня здесь суетятся мальчишки 10–12 лет. По периметру комнаты санки. Впереди катание на Владимирской горке. Дети в предвкушении. Но сначала по моей просьбе мы поговорим о патриотизме.

Ребята переодеваются в форму зелёного цвета. Рубашки, галстуки. На рукавах нашивки с изображением саблезубого тигра.

— Направо, равняйся! — командует небольшим отрядом Иван.

— К молитве.

Мальчишки начинают петь "Отче наш". В уставе пластунов первый пункт — верность Богу и Украине.

В школе №85 эксперимент по патриотическому воспитанию продолжается с 2009 года

Дальше — гимн Пласта.

— Кто такие патриоты? — спрашиваю, когда все расселись, образовав круг.

— Когда человек, находясь за рубежом, слышит родной язык, и его переполняет чувство гордости за свою страну, — рассуждает Иван, закинув ногу на ногу.

— Кто ещё может сказать что-то по сути? — в беседу вмешивается Роман, самый старший по рангу пластун в этой комнате.

— Дядя Дима сейчас скажет, — произносит чей-то голос.

Мальчик Дима с лихо зачёсанной набок чёлкой поднимается с места:

— Патриотизм — это когда ты не просто носишь сине-жёлтые ленточки и кричишь "Слава Украине!"…

— И не троллишь антимайдановцев, — подсказывает кто-то.

— Нет, это как раз патриотизм, — усмехается дядя Дима. — Я так и делаю.

В комнате снова хохот. Я тоже не могу сдержать смех. Дядя Дима продолжает:

— Патриотизм — это когда ты готов пожертвовать собственной жизнью за страну. Когда понимаешь, что сам должен менять что-то в стране к лучшему. Во всём надо начинать с себя.

— А какие события в истории Украины самые героические? — интересуюсь я.

— Майдан, Круты, Холодный Яр, — доносится со всех сторон.

— Почему?

Опять поднимает руку разговорчивый Дима:

— Например, Холодый Яр. Когда оккупировали всю Украину, был маленький уголок земли на Черкасчине, Холодноярская республика, которую никак не могли завоевать. У них был лозунг: "Воля Украины или смерть". Несколько сёл оборонялись от большевиков!

— Знаем, знаем, — закричали хором ребята.

"Наше золотое правило: относись к людям так, как бы ты хотел, чтобы они относились к тебе"

Роман меняет тему:

— Мы столкнулись с русификацией. Но сейчас языковой проблемы нет: и русскоязычный, и украиноязычный гражданин может быть патриотом. Главное, чтобы человек ощущал себя не просто индивидуумом с биологическими потребностями, а членом общества и приносил пользу.

— А может ли патриотизм быть опасным? — спрашиваю у пластунов.

— Он опасен, когда превращается в фанатизм.

— Я хожу на курсы английского языка, и у нас есть мальчик очень пророссийских взглядов. Так вот, я его не бил, — вставляет Иван.

— Гениально Иван, ты прокачал патриотизм до самого высокого левела, — Роман улыбается. — Патриотизм — личная позиция каждого. Нельзя впадать в крайности. Мы верим в Бога, мы знаем, что все люди равны перед Богом. Мы знаем, что мы — украинцы. Есть украинское государство, сотни лет боровшееся за независимость. Чужого нам не нужно.

Пластуны притихли. Роман доволен произведённым эффектом.

— А теперь по санкам! — весело командует он.

— Урааа! — дети со смехом вскакивают со стульев, забыв обо всём на свете.

Впереди самое интересное.

Фото: Александр Чекменёв

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.