Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
В "ЛНР" трудятся даже не за еду, а за возможность её получить, — экс-главред "Жизни Луганска"
Не местные. Истории переселенцев

В "ЛНР" трудятся даже не за еду, а за возможность её получить, — экс-главред "Жизни Луганска"

Бывший главный редактор газеты "Жизнь Луганска" Олег Трачук, рассказал Фокусу о жизни на оккупированных территориях, войне как катализаторе всего лучшего и худшего в людях и о том, почему он боится третьего Майдана

000

Я с тремя детьми, женой и её родителями уехал из Луганска в начале июля прошлого года. Формально взял отпуск и надеялся, что сторонам удастся найти какой-то политический компромисс. Уезжая в Киев, даже взял обратные билеты в Луганск. Но воспользоваться ими не удалось. Буквально через несколько дней после нашего отъезда прекратилось железнодорожное сообщение. В итоге, приехав в отпуск к друзьям на дачу в Киевскую область, мы гостим здесь уже десять месяцев.

В Луганске я был главным редактором газеты "Жизнь Луганска". Считается, что журналист должен постоянно кого-то изобличать, обвинять. При этом на фоне информационных войн читатель не знает, что происходит рядом с ним. У нас в газете был девиз: "Минимум политики. Максимум полезной информации". В начале этого года в Луганске стало выходить издание под таким же названием — "Жизнь Луганска". Но оно ничего общего кроме логотипа не имеет с той газетой, которую делали мы.

Ещё в июне 2014-го в редакцию стали приходить люди в камуфляже. Им не нравились слова "сепаратисты" и "террористы". Стали указывать, что и как писать. А если что-то не понравится, обещали забрать в подвал. Приспосабливаться к условиям, когда всё измеряется понятиями даже не "свой и чужой", а "наш и враг", нормальному журналисту очень сложно.

Писать про новую власть так, как она того желала, я не хотел, но уйти от этого никому бы не удалось. А подставлять под удар коллектив я не имел права. Я старался не посвящать своих подчинённых в эти "переговоры". Поэтому формально взял отпуск и уехал, а коллективу предложил приостановить выпуск газеты, всем написать заявления на отпуск, а после — на увольнение и как можно быстрее разъехаться на безопасные территории. Мы выплатили сотрудникам заработную плату и отпускные. Этого должно было хватить на полтора-два месяца. Ещё была надежда, что самое позднее к концу лета всё это закончится.

Мы верили, что, когда наступит мир, нам удастся быстро возобновить работу. К концу августа освобождение Луганска было уже практически свершившимся фактом. Мы с семьёй даже засобирались домой. Но ситуация лишь осложнилась.

"Многие из тех, кто для меня был неоспоримым авторитетом, оказались пустышками. И, наоборот, вокруг меня было много порядочных, добрых и честных людей"

 

Олег Трачук

о войне, которая показывает кто есть кто

Большинство моих друзей и знакомых выехали из Луганска. Большинство в Украину. Есть и те, кто, спасаясь от войны, отправился в Россию. Но это не значит, что они стали сторонниками "русского мира". Многие из них даже если и хотели, физически не смогли бы перебраться на подконтрольную Украине территорию. Везде шли бои. Луганск, в отличие от Донецка, много месяцев был в полной блокаде без света, воды и связи. Свободный путь был лишь один — в сторону РФ.

Когда наступило шаткое перемирие, многие из этих людей поехали домой. Не потому, что жаждали влиться в состав "молодой республики". Банальные бытовые проблемы и в первую очередь цены на съёмное жилье и отсутствие заработка заставили их вернуться в свои дома.

Когда мы говорим: "у меня есть работа", обычно подразумеваем, что существует возможность зарабатывать и кормить семью. В Луганске эта же фраза может означать лишь возможность работать, а вовсе не зарабатывать и уж тем более кормить (причём в прямом смысле) семью. В "ЛНР" трудятся даже не за еду, а за потенциальную возможность её получить.

В Киеве я занимаюсь тем, что умею хорошо делать. Пишу. В основном как фрилансер и пиарщик, но при этом параллельно продолжаю искать постоянное место работы.

Все случившееся стало катализатором, благодаря которому люди проявили себя. Многие из тех, кто для меня был неоспоримым авторитетом, оказались пустышками. И, наоборот, вокруг меня было (и, к счастью, есть и теперь) много порядочных, добрых и честных людей. Нечто подобное мне уже довелось пережить, когда более 20 лет назад пришлось переехать из воюющей Грузии. Привыкнуть к этому невозможно.

Мне страшно слышать разговоры о том, что нужен третий Майдан потому, что подорожала гречка или выросли тарифы ЖКХ. Когда чиновник, с которым я общался, предрекает гражданскую войну из-за этих проблем, а учительница моего сына на уроке рассказывает ученикам о том, какой Путин молодец, а наши правители плохие, становится страшно. Возникает дикое желание, чтобы хотя бы на день они побывали ТАМ… А после спросить: что для вас лучше — дорогая гречка или бесплатные снаряды "Града", прилетающие в ваш дом. Люди не могут понять, что если будет ещё один Майдан или, не дай Бог, гражданская война, крупа не подешевеет, а беда, которая сейчас в Донбассе, придёт и в их дом на радость "братскому народу".

На днях мне одна дама заявила, что я не могу быть патриотом своей страны, так как говорю на русском. Да, это мой родной язык, на котором со мной с раннего детства (которое провёл в Грузии) говорили отец-украинец и мама-армянка.

Кто больший патриот своей страны — мой луганский товарищ, который двух слов на украинском не мог связать, однако ушёл добровольцем защищать Украину и погиб под Луганском, или учительница в вышиванке, вещающая на чистейшей "спивучей" о "великом президенте РФ — Путине"?

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.