Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Почему в стране, где идёт война, мы даём зарабатывать гражданам вражеского государства, — Ирма Витовская

Почему в стране, где идёт война, мы даём зарабатывать гражданам вражеского государства, — Ирма Витовская

Актриса Ирма Витовская рассказала Фокусу о двух её проектах "Оскар и Розовая Дама" и "Сталкеры", а также о том, как помочь умирающим детям и зачем рассказывать об этом зрителям

000

На сайте фонда помощи онкобольным детям "Краб" напротив имени актрисы Ирмы Витовской вписано слово "амбассадор". У этого слова есть несколько значений. Одно из них "посланник". Это когда известный человек рассказывает обществу о проблемах других людей. В случае Витовской — о больных детях, которым необходима паллиативно-хосписная помощь. О том, что это такое и как можно помочь ребёнку, который умирает, она объясняет в нежном и грустном спектакле "Оскар и Розовая Дама". Я видела несколько снимков с Витовской на сайте фонда вместе с детьми и их родителями. Там у неё такое лицо, что становится ясно, почему после спектакля "Оскар" корзинки для сбора денег в помощь детям полны и почему некоторые зрители потом сами становятся волонтёрами. Попадать точно в сердце — главный талант, которым должен обладать амбассадор.

КТО ОНА


Актриса киевского Молодого театра и кино. Создала благотворительный арт-проект "Оскар и Розовая Дама"

ПОЧЕМУ ОНА


С февраля по апрель спектакль "Оскар и Розовая Дама" показан в 11 городах Украины

Дети, которых не существует

Актёр Константин Хабенский начал помогать онкобольным детям после того, как у него от рака умерла жена. Это стало детонатором. Что в вашем случае стало отправной точкой?

— У меня есть история, но я её никому не рассказываю. В 2011 году, когда она закончилась, мне сразу предложили присоединиться к программе "Стоп боль". А идея спектакля "Оскар и Розовая Дама" у меня появилась в 2012 году, после выставки фотохудожницы Руси Асеевой "Дети, которых не существует". Она её организовала, чтобы привлечь внимание к детям, нуждающимся в паллиативной помощи. С запуском "Оскара" мы ждали ещё два года, поскольку начался Майдан, потом — война. А затем я поняла, что ждать бессмысленно, война может продолжаться долго. А в нашей стране 18 тысяч детей умирает каждый год, не получая адекватного обезболивания и терапии.

Тяжело видеть детей, о которых вы знаете, что они неизлечимо больны?

— Первый раз каждому трудно. Но дети разные. Онкобольные — это одна история, дети, у которых тяжёлая форма ДЦП, — другая. Есть инвалиды, которые годами лежат. Их можно увидеть только в специнтернатах, в основном это те, от кого отказались родители. Они выражают эмоцию не улыбкой, а, например, взглядом. Но они живы и они хотят играть. Любовь и ласку они чувствуют. Для них прикосновение может быть тем же, чем для обычного ребёнка путешествие в Диснейленд. И они не должны быть изолированными.

Спектакль "Оскар и Розовая Дама" о том, что, если мы можем наполнить жизнь неизлечимо больного ребёнка эмоциями и радостью, мы должны это делать.

Чем отличается взрослая паллиативная программа от детской?

— Взрослый человек осознаёт, что у него осталось мало времени, и сам думает, как его распределить. Ребёнок живёт сегодня и сейчас, и когда у него ничего не болит, он хочет играть. Наша задача не только обеспечить его качественным обезболиванием, но сделать отпущенный ему срок максимально эмоционально наполненным, исполнить его желание. Найти инвестора для исполнения этих желаний. А они у детей разные — от обеда с футболистом до путешествия к океану. Это целая философия, которая уже давно работает в цивилизованных странах и которую только предстоит построить в Украине.

Розовая дама. В паллиативно-хосписной помощи актриса разбирается лучше многих чиновников

Прися — это такая баба-дидо

Ваша героиня баба Прися из спектакля "Сталкеры", в отличие от других персонажей, не выглядит жалкой, почему?

— Для меня она — Terra Incognita, которую мы потеряли. В ней соединено прошлое и настоящее, от языческих времён до нынешних, она верит в мавок, общается с природой. Она принадлежит к тому довоенному поколению сельских бабушек, которые прошли Голодомор, Вторую мировую войну и репрессии, но сумели выжить и вырастить детей. И самое главное, эти люди принимали на себя ответственность за свою жизнь, в отличие от следующего поколения, за которое всё решало государство.

Городские люди, пролетарии, воспитанные на левых идеях, отличались от деревенских. Город не прошёл через такой террор, через который было пропущено село. И мы в "Бабе Присе" говорим именно о сельской бабе, которая никогда бы не стала кричать "за Сталина", потому что она прекрасно помнит, что такое Голодомор. Она знает, как самостоятельно вести хозяйство, знает, что для того, чтобы нормально жить, надо пахать — "возьми свою землю и живи счастливо". Ничего больше не надо.

Кто, по-вашему, её дочь Слава?

— Типичное поствоенное поколение. Абсолютно советское, рождённое в 50–60-е годы, которое растлила советская система. Именно эти люди больше всех сопротивлялись изменениям в стране. Они любят стабильность, их интересует только "паёк", который выдаёт им государство. А ещё они не умеют и не хотят ни за что отвечать. И это поколение — трагедия поколения бабы Приси, которое, оберегая своих детей, делая всё для того, чтобы они выжили, лишило их умения бороться. В этом и состоит главный конфликт бабы Приси со Славой. Я представляю, как Прися пахала, чтобы её ребенок на музыку ходил, от голода не страдал. Но когда советская система развалилась, поколение Славы оказалось ни на что не способным. И, кстати, это советское поколение всегда будет гирями для страны, пока не уйдёт логично-природным способом. Внук Приси принял свободу и задаётся вопросом, почему он должен сидеть в зоне, когда существует мир вне зоны. Но этому ребёнку не на кого опереться, потому что поколение мамы и папы — абсолютно инфантильное. А его бабушка зависла в прошлом. Для меня эта пьеса о трагедии поколений всего постсоветского пространства. Это самый яркий треугольник, который отвечает на вопросы, почему мы сейчас так живём.

"Если бы мы сняли фильм про 3-й гайдамацкий полк в начале независимости, у нас бы история Донбасса повернулась иначе"

Полагаете, что довоенное поколение более сильное, оно умеет бороться?

— Прися — это такая баба-дидо. Женщина, которая привыкла сама решать свои проблемы. Такие бабки есть и среди испанских, и среди английских женщин. Мне кажется, что такие люди формируются в те времена, когда человечество вынуждено выживать. И тут нечему удивляться. Поколение сегодняшних пожилых людей похоже на Славу. И среди противников Майдана их было большинство. Революцию достоинства или совсем старики поддерживали, или сорокалетние, или совсем молодые. Те, которые поездили, повидали мир. Поколение пятидесяти-шестидесятилетних застряло в советском времени. Чтение Стендаля и Булгакова в своё время ничего не решает, к сожалению.

Где СБУ и Минкульт?

Может быть, вы правы. Многие пожилые люди не захотели уезжать из Донбасса, в отличие от детей и внуков.

— У меня бабушка из Донецка, и я знаю, о чём говорю. В исследованиях Голодомора есть карта завоза людей в Донбасс из России — полный реестр. Если у соседей поспрашивать, когда ваша бабушка или дед сюда приехали и откуда, очень многое можно понять. Завозили людей из Орловской, Кемеровской областей. Они не умели самостоятельно жить в селе, их родители были крепостными, привыкли подчиняться. Надо же считать уметь, чтобы вести своё хозяйство, продумывать, сколько посеять, когда собирать урожай — это же так геморройно! Это не на заводе работать, где тебе дали кувалду, ты отработал смену и иди гуляй — системная, абсолютно понятная схема.

Куда делись фермеры и их хозяйства с Донбасса? Они же там были в начале двадцатого века. 3-й гайдамацкий полк, любимый полк Петлюры, состоял из хлопцев с Донбасса, Слобожанщины и Кубани. Они обороняли Киев в 1918 году. Красные из них вообще никого в живых не оставили, всех репрессировали. В историю надо забираться — там все ответы. Если бы мы сняли фильм про этот полк в начале независимости, у нас бы история Донбасса повернулась иначе. Потому что у жителей региона был бы свой мотив борьбы за независимость.

"Революцию достоинства или совсем старики поддерживали, или сорокалетние, или совсем молодые. Те, которые поездили, повидали мир. Поколение пятидесяти-шестидесятилетних застряло в советском времени"

Почему не сняли?

— Это вопрос к органам информационной безопасности. Пропаганда, которая должна быть в любой стране, у нас отсутствует. И, кстати, до сих пор на телевидении почти нет украиноязычного продукта. Где сериалы на украинском языке? То немногое, что сделано, никуда не годится. Украинцы выглядят там как "недолугі" идиоты, а это свидетельствует о том, что среднее звено менеджмента абсолютно не встроено в отечественную матрицу.

Я понимаю, что мы производим русскоязычный продукт для того, чтобы втюхивать его на рынки, которые Раша гипотетически теряет. Тот же Казахстан, Израиль. И, конечно, мы должны его делать. С точки зрения коммерции я это прекрасно понимаю. Но где внутренний продукт? Почему канал не лишают лицензии, если он не сделал ни одного сериала на украинском языке? Ответ один: все снова хотят ехать по старым рельсам. То есть дай бог сейчас мировую заключить, и потом, наплевав на всех погибших, калек, снова катать всё на российский рынок.

Вы выступаете против гастролёров из России. Почему?

— А у нас что, не война? Например, в Октябрьском дворце, возле которого два года назад люди гибли, 27 февраля россияне играли спектакль "Двое на качелях". Все анонсы по всем радиоточкам шли на русском языке. А между тем в этом проекте играет Григорий Антипенко, открыто поддерживавший оккупацию Крыма. Кто это сюда везёт? Какие украинские прокатчики? Я не понимаю, почему в стране, где идёт война, мы даём зарабатывать гражданам вражеского государства? Кто всё это отслеживает? Где СБУ и Минкульт?

У нас весной Шендерович будет выступать со спектаклем. Вы против?

— Шендерович заявил о своей позиции по отношению к Украине. Это иная история. А "Двое на качелях" — это два сериальных артиста, приехавшие сюда скосить бабла. Это вопрос их морали — им не стыдно приезжать в страну, в которой представители их государства калечат людей. Но где наши службы?

Баба Прися. Сцена из спектакля "Сталкеры". Витовская играет восьмидесятилетнюю старуху без грима, используя лишь платок, и достигает полного перевоплощения

Но наши тоже выступают в России.

— Это вопрос к артистам, к их морали. Для меня это равноценно тому, если бы во время Второй мировой Клавдия Шульженко поехала в фашистскую Германию с гастролями выступать. Так сказать, искусство вне политики.

Через полчаса начался спектакль "Сталкеры". И Витовская без грима превратилась в 86-летнюю бабу Присю. Яростную, стойкую, ироничную женщину, в глазах которой пляшут черти, которая на своих варикозных ногах крепко стоит на земле и ничего не боится. В этой старой деревенской бабке, вечно сидящей на лавочке у хаты, вдруг неожиданно узнаются до боли знакомые черты некогда утерянной родины.

Фото: odnako.su

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.