Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Министры спутаны по рукам, по ногам, у них нет реальной власти, – Виктор Пузанов

Министры спутаны по рукам, по ногам, у них нет реальной власти, – Виктор Пузанов

Виктор Пузанов рассказал Фокусу, почему волонтёрам не удалось добиться радикальных изменений в Минобороны, о встречах блогеров с чиновниками и о том, зачем он взялся за работу литагента

000

Виктора Пузанова называют экспертом в логистике, волонтёром, блогером, предпринимателем. Отвечая на вопрос, кем он себя считает, Пузанов достаёт визитку, сделанную полтора года назад: "Долго думал, как себя назвать. Пожалуй, вот так: логист, волонтёр".

Он много лет работал логистом на крупные компании в Украине и за рубежом. Когда началась война, решил помочь армии, войдя в состав "Волонтёрского десанта" Минобороны. Участвовал в создании нескольких проектов, но после года работы система, сложившаяся за многие годы в министерстве, выдавила волонтёра. Однако оптимизм по поводу будущего Украины он сохранил. "Страна движется в правильном направлении. Если не произойдёт ничего экстраординарного — россияне не пойдут пробивать сухопутный путь в Крым, не начнётся большая война, не произойдёт какое-то событие, которое сместит акценты, система проживёт ещё лет десять, постепенно разрушаясь", — говорит Пузанов, потягивая латте в небольшом бистро в центре Киева. Своего офиса у него давно нет, сейчас зарабатывает на жизнь, консультируя бизнес.

Виктор Пузанов вспоминает о полицейской реформе, которую в Украине провели за год, в то время как на внедрение грузинского прототипа понадобилось около четырёх лет. Ещё один пример успешных реформ, по мнению Пузанова, — Национальное антикоррупционное бюро, созданное меньше чем за полтора года, в Польше этот процесс занял семь лет.

Волонтёрская прививка

Как вы попали в "Волонтёрский десант"?

— Это началось в мае или самом начале июня 2014 года. В то время я активно общался с Бориславом Берёзой, который занимался этим, он предложил мне присоединиться. Потом был разговор с тогдашним министром обороны Гелетеем. В один из дней я туда зашёл и почти год практически не выходил. Проработали осень над планированием изменений. В январе 2015-го новый министр Степан Полторак издал приказ о создании рабочей группы. Там было восемь фамилий, одна из них — моя.

Что хотели изменить?

Виктор Пузанов: "Люди в правительстве знают, чего хотят, и ведут страну в нужном направлении. Действуют они в основном ситуативно, но это единственно возможный в сегодняшней ситуации путь. Страну 70 лет разворовывали, а последние 25 — особенно активно. Все эти потоки в один день не перекрыть"

— Я занимался логистикой, в основном складской. Когда мы вошли в Минобороны, оказалось, что там вообще нет понятия логистики. Если коротко резюмировать, Министерство обороны последние лет шесть-восемь до начала войны решало три основные задачи: абсолютно безнаказанно воровать, разрушать армию и обязательно проиграть войну, если она вдруг начнётся. С этими задачами прекрасно справлялись, и, когда мы туда такие прекраснодушные попали на волне Майдана, объявив, что будем строить армию, все смотрели на нас очень доброжелательно, но можете представить, что творилось у них в головах.

Я подтянул туда Вику Карт, она сейчас руководитель проекта в Офисе реформ, Андрюшу Дехтяря — это очень хороший айтишник, Зеника Матчишина, который нас консультировал по программному обеспечению SAP. Мы сформулировали задачу так: полная прозрачность на всех этапах движения товара, чтобы всегда была возможность знать, где что лежит, куда едет, что есть у каждого бойца и что ему нужно. Цель логистики — оптимизация затрат при закупке, при размещении на складах, затрат на хранение, транспортировку, чтобы на блокпост не возили кастрюлю борща КрАЗом за 50 км.

Мы сделали несколько очень хороших проектов. Начали активно сотрудничать с офисом НАТО. Они предложили нам деньги, но попросили сначала написать пилотный проект по переоборудованию одного из воинских складских городков. Мы выбрали такой городок в Одессе. Я написал проект по изменениям в складском комплексе: что нужно переделать, какое программное обеспечение поставить, какое оборудование закупить.

Система прижилась?

— Нет. Меня выдавили примерно в июне 2015 года. Выдавили технично: просто перестали приглашать на совещания под предлогом того, что на тот момент я не был гражданином Украины. То есть год я работал, и это никого не волновало, а когда начались разногласия с руководством, когда увидели, что я настаиваю на результате, а не на бесконечных обсуждениях, которые продолжаются до сих пор, меня выдавили.

Сейчас вы гражданин Украины?

— Да. До этого было, будете смеяться, российское гражданство. Я родился в Украине, прожил здесь до 20 лет и последние 14 лет живу в стране. Но в момент распада Советского Союза жил на Урале, там получил российский паспорт, тогда это не было для меня чем-то принципиальным. После аннексии Крыма я публично отказался от российского гражданства и долго не мог получить украинский паспорт, это сложная процедура. Когда начал работать с Министерством обороны, буквально через две недели мне позвонили друзья из России, которые предупредили: "Витя, ты в списках, не вздумай сюда соваться. Ты работаешь в Минобороны фактического противника. Упекут лет на десять". В итоге мне помогли в ручном режиме — глава МВД Аваков, его замы, миграционная служба, пограничники.

Почему возникли разногласия с руководством Минобороны?

— Может быть, эти люди умнее меня, они понимали, что быстрые изменения, как я привык это делать в бизнесе, в министерстве невозможны, и сделали так, что я перестал участвовать в реформировании. Хотя ещё полгода ко мне обращались ребята, я продолжал работать, но уже не появляясь в офисе.

"Когда мы вошли в Минобороны, оказалось, что там вообще нет понятия логистики"

В итоге изменений практически нет. Есть три человека, которым удалось многое сделать. Костя Лесник разработал комплект новой летней формы, но что будет дальше с этим комплектом, никто не знает. Сейчас идёт серьёзная борьба: Костину форму хотят отложить в сторону, говорят, мол, дорогая, ткань не та. Хотя Лесик сделал её на уровне лучших мировых образцов, и она стоила не дороже военного костюма, который армия сейчас использует. Он молодец: упёрся рогом, всё доделал и ушёл. Многое удалось Тане Рычковой, которая последний год занималась психологической работой с бойцами. И третий человек — Артур Переверзев, который отвечал за отношения с натовцами.

То есть удалось что-то сделать тем, кто в принципе не затрагивал интересы поточников, которые сидят на госзаказах: новая форма или старая — не важно, всё равно её можно закупать у своих, психологическая работа вообще практически ничего не стоит.

Контактировать с НАТО в Минобороны не хотели?

— Да. В 2014 году нам предложили грант на 3 млн евро на три года. Для этого офису НАТО нужно было подписать меморандум о сотрудничестве с Минобороны. В министерстве этот документ мурыжили восемь месяцев. В сентябре мне позвонили из офиса НАТО, сказали, что финансирование могут выделить только до нового года, после перестанут сотрудничать. Мы с волонтёром Давидом Арахамией и тогдашним заместителем министра Юрой Гусевым к ним поехали, поговорили, всё выяснили, и Давид взялся пропихивать этот меморандум. Проблема была в том, что каждый член Кабинета министров должен был завизировать документ, премьер — подписать. Давид в итоге пропихнул. То есть с натовцами вообще никто ни о чём не хотел разговаривать.

Рычкова говорила, что волонтёры сталкивались не с сопротивлением системы, а с откровенным саботажем. Вы тоже это почувствовали?

— В правительстве очень много хороших, симпатичных мне людей. Но сколько активных людей, которые хотят перемен? Десять тысяч на страну. Сочувствующих им — миллион, ну, два. При этом миллионов пять-семь, я думаю, категорически не хотят изменений, потому что у них в жизни всё хорошо. Они и представляют собой ту самую систему, которая окопалась, окружила себя законами, нормами, актами, инструкциями.

Саботаж был. Степан Тимофеевич (Полторак. — Фокус) просит нас подготовить документ на завтра. Мы его написали, нам нравится — отличный документ. Кладём ему на стол. Через 15 минут собирается совещание всех руководителей департаментов, они должны его завизировать, а уже после направить на утверждение министру, такой порядок. На совещании в течение 30 минут они вываливают простыню замечаний к документу: это нельзя, это незачем, это незаконно, а это нам просто не нравится. Как это назвать, если не саботажем?

А сам Полторак вам казался искренним?

— Да.

Ему не хватает реальной власти?

— Да. Министры связаны по рукам, по ногам. У них нет реальной власти. Хоть ты министр, хоть премьер, хоть президент, реально двигают бумажки со стола на стол люди снизу, которые могут потерять, забыть, не захотеть, подменить, изменить слова. Как это происходит с законами: вроде бы проголосовали хороший закон, а потом в нём находят три изменённых слова.

Реальная власть только у человека, который может уволить саботажника. В бизнесе есть простое правило: начальник в любой момент имеет право уволить 100% своих подчинённых без объяснения причин, потому что он отвечает за результат. Лишать управленца такого инструмента — значит существенно ограничивать его в полномочиях. А что происходит в госслужбе или в той же армии? Полторак может уволить весь состав Минобороны? Нет, конечно. Они его по судам затаскают.

"Волонтёрская прививка" в Минобороны не сработала?

— Сработала. Люди, работающие в министерстве, уже никогда не будут прежними. Самое главное, что за два года разработана и принята оборонная доктрина. В ней всё, что мы планировали. Больше того, за работой Министерства обороны очень пристально следят.

Кто?

— Натовцы. Установилась очень хорошая связь между Офисом НАТО и средним звеном министерства — теми офицерами, которые хотят изменений. Недавно было большое совещание оборонного комитета Верховной Рады, Офиса реформ МО и Офиса связи НАТО. Они обсуждали шаги по реализации оборонной доктрины под патронатом натовцев. Об этом два года назад не могло быть и речи.

"Мы знаем много подковёрных вещей"

Как блогера вас зовут на встречи с высшими чиновниками. С кем встречались, какие впечатления от этих людей?

— Встречался уже практически со всеми и практически все произвели хорошее впечатление. Почти все они абсолютно откровенны. Тот же министр инфраструктуры Омелян, с которым мы познакомились года полтора назад, когда он был в ранге замминистра. За это время система сильно просела, она уже позволяет нанимать главой железной дороги иностранца, руководителем Укрпочты назначать грамотного человека, медленно, но начинает работать закон о госслужбе — можно уволить того, кто не хочет работать, можно создавать наблюдательные советы, формируется институт омбудсменов. Полтора года назад в системе власти и управления была полная разруха.

Виктор Пузанов: "Министерство обороны последние лет шесть-восемь до начала войны решало три основные задачи: абсолютно безнаказанно воровать, разрушать армию и обязательно проиграть войну, если она вдруг начнётся"

Очень понравился глава Администрации президента Ложкин. Он хитрый политик-дипломат, при этом искренен — такое странное сочетание.

А кто не понравился?

— Категорически не понравился Яценюк, потому что он отличный ученик высшей школы демагогии. Он не ответил ни на один вопрос, говорил только то, что хотел сказать. Молодец, умеет сказать много слов, не сказав ничего. Крайне неприятен, причём абсолютно всем блогерам, был главный военный прокурор Матиос.

После этих встреч вы можете сказать, что люди у власти ведут страну в правильном направлении?

— Я могу сказать, что эти люди ведут страну по единственно возможному сегодня пути в правильном направлении. Но путь может быть прямым, может быть извилистым. Когда я говорю на эти темы, никогда не забываю главного — о тех пяти-семи миллионах человек, которые очень не хотят, чтобы страна пришла к цели. В условиях сопротивления системы идти прямым путём, в лоб невозможно. Этих людей просто смели бы в течение месяца-двух, ведь нынешние пропагандистские технологии позволяют с любым сделать всё что угодно. Не договариваться с Оппоблоком, Ляшко, ещё с кем-то невозможно. Ну нет у нас другого парламента, другого судейского, прокурорского корпуса. Почему Шокин столько времени сидел, ничего не делал — у меня нет ответа на этот вопрос. Но я уверен, что это было необходимо в конкретной ситуации.

Резюмирую: эти люди знают, чего хотят, и ведут страну в нужном направлении. Действуют они в основном ситуативно, но это единственно возможный в сегодняшней ситуации путь. Страну 70 лет разворовывали, а последние 25 — особенно активно. Все эти потоки в один день не перекрыть. Невероятная победа Майдана не означает, что все сразу себе сказали: больше никогда не буду красть, не посижу ни на одном потоке, ни одного отката не возьму.

Зачем чиновникам эти встречи? Не думаете ли вы, что таким образом блогеров используют для пиара?

— Конечно, думаем. У нас есть два типа чиновников: одни зовут к себе в кабинет, другие приезжают без галстуков, в футболках к нам в кафешку. Сразу становится что-то понятно: к тем, кто зовёт к себе, мы едем, держа в уме, что тут возможен такой мотивчик. А те, кто приезжает к нам, тот же Коболев (председатель правления НАК "Нафтогаз Украины". — Фокус) — великолепный человек, офигенный специалист. Совершенно спокойно отвечает на все вопросы простым языком, при этом я понимаю, какую махину он крутит каждый день, чем руководит.

На этих встречах звучит очень много всего, что просят не озвучивать. Мы знаем много подковёрных вещей. Например, стратегическая цель Нафтогаза — не брать российский газ, даже если он будет дешевле любого другого, нельзя оккупанту отдавать деньги своими руками. Хотя официальная пресс-служба озвучивает это иначе: мы купили у Словакии по $100, от России было предложение по $96, но мы со Словакией ещё три месяца назад заключили контракт. То есть они это как-то объясняют, но я-то знаю, что у Коболева в голове. Это действительно интересно, для этого и ездим к чиновникам.

Знаете, когда тебя читают 20 тыс. человек, ждут от тебя чего-то, к тому, что ты пишешь, начинаешь относиться ответственно. Это означает, что ты должен писать то, что реально знаешь, видишь, можешь потрогать руками. Поэтому интерес к этим встречам перевешивает возможные мотивы чиновников. Хорошо Горький Лук на эту тему написал. Тут стоят курят пять блогеров, но за каждым из них — десятки тысяч подписчиков. И каждый из блогеров может сказать: не пойду сегодня к этому министру, лучше выпью рюмку водки и бутылку пива. Или ему нужно ребёнка из садика забрать. То есть мы неподкупные, поэтому, наверное, им самим интересно с нами общаться. Кроме того, это стало трендом. Сейчас министр, который до сих пор не пообщался с блогерами, чувствует себя немножко неполноценным. У каждого из них есть пресс-служба, которая их дёргает, говорит, что нужно с нами встретиться.

Виктор Пузанов: "Талант почти никогда не пробьёт себе дорогу, потому что талантливый литератор в 99 случаях из 100 абсолютно бездарный бизнесмен, администратор и организатор. Паштет — такой же, но у него гениальная проза"

"Ещё один хороший писатель — это важно"

Почему вы взялись за работу литагента, стали продвигать книгу Павла "Паштета" Белянского?

— Мне очень нравится то, что пишет Паштет. Советник днепропетровского губернатора Юра Голик, который много нам помогал, сказал: "Я читаю минимум 52 книги в год. Ещё один хороший писатель — это важно, это то, во что стоит вложить свои силы, труд". Это, наверное, мой основной мотив.

Первое, что я попробовал, — свёл Пашу с одним тернопольским издательством. Но увидел этот договор — 10-12% от реализации выплачивается автору, авторские права принадлежат издательству три-пять лет, причём права на любые переводы, видео-, аудиоматериалы по этой книге. Кабала. Посмотрел ещё несколько договоров, они практически все такие же. Сказал Паше, что мы с ними связываться не будем. И всё, стали делать сами.

Павел говорил, что в стране нет института литагентов, которые помогали бы авторам становиться на ноги. Как вы думаете, так ли они необходимы, или настоящий талант всегда будет востребован?

— Талант почти никогда не пробьёт себе дорогу, потому что талантливый литератор в 99 случаях из 100 абсолютно бездарный бизнесмен, администратор и организатор. Паштет — такой же, но у него гениальная проза.

Вы знаете, мне сейчас минимум раз в два дня в личку пишут: "Виктор, посмотри, у меня есть что напечатать". Я не собираюсь становиться литагентом или открывать издательство. Я хочу до конца года выпустить вторую Пашину книгу и продать 30-40 тыс. экземпляров, для этого сейчас ведётся работа по раскрутке Паштета в офлайне. И всё — свалю из этого дела, пусть дальше Паша сам: у него тогда появится возможность пару лет заниматься только тем, чем он хочет.

Что за книга?

— Тоже сборник — около сотни рассказов. Это будет совершенно новый материал, гораздо более качественный. Паша сделал рывок, он пишет всё лучше и лучше. Есть все шансы, что как мастер он вырастет до очень высокого уровня.

Кого ещё из фейсбучных авторов вы считаете достойными книжной публикации?

— Здесь стоит вернуться к вопросу о литагентах. Мне, правда, пока интересно этим заниматься. Я представляю себе, что могу бросить всё и стать литагентом. А с чем работать? Материала нет. Есть авторы в фейсбуке, например SergeMarco, которые хорошо пишут на военную тему. Но это не то, с чем я бы хотел работать. Мне интересен короткий рассказ, беллетристика. А таких авторов нет. Представим, что в стране есть сотня профессиональных литагентов, им же нужно на чём-то деньги зарабатывать. Это значит, что они будут продвигать, пиарить, маркетить огромное количество некачественного материала, просто потому что нужно раз в месяц выпускать новую книжку.

Короче, палка о двух концах. С одной стороны, литагентов нет, и талантливым авторам сложно пробиться, с другой стороны, наверное, из полусотни просмотренных за последние полгода материалов я не взялся бы ни за один.

Фото: Александр Чекменёв

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.