Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Мы есть, и нас не нужно бояться. Как те, кто не слышат, хотят быть услышанными

Мы есть, и нас не нужно бояться. Как те, кто не слышат, хотят быть услышанными

Татьяна Пахомова и Алексей Дьяченко рассказали Фокусу об отношениях с обществом слышащих и своём опыте самореализации

000

"Наши глаза — это уши, наши руки — язык", — говорит Татьяна Пахомова. Таня — слабослышащая, она занимается культурными мероприятиями в киевской организации Украинского общества глухих. Её муж, Алексей Дьяченко, — дизайнер, он не слышит с рождения. Они познакомились в соцсети, хотя были уверены, что это самый несерьёзный способ построить серьёзные отношения. На двоих у них десятки дипломов и грамот, которым бы позавидовали самые круглые отличники. Им приходится постоянно доказывать, что они ничем не хуже других. Таня и Алексей — участники программы карьерного консультирования людей с инвалидностью Центра занятости свободных людей. Они рассказали Фокусу об отношениях с обществом слышащих и своём опыте самореализации.

Алексей Дьяченко, 32 года

Мои родители слабослышащие, а я не слышу с рождения. Мама хотела, чтобы я учился в обычной школе, но из этой затеи ничего не вышло — не смог влиться в коллектив слышащих детей. Поэтому мне нашли школу-интернат для детей с недостатком слуха.

В детстве я бредил архитектурой. Рисовал высокие-высокие дома. Я представлял, что они выше, чем в Дубае. Из кубиков строил высоченные башни. Потом начал рисовать интерьеры. Когда учился в школе, постоянно ходил на строительные выставки. Каждый год составлял план и посещал все проходившие у нас мероприятия. Брал материалы, изучал, общался с дизайнерами и архитекторами. Мама (она председатель Киевской территориальной организации глухих) мне помогала, переводила на жестовый язык. На следующий день после выставки иду в школу, а в голове крутятся мысли, мечты, что и как буду делать.

Алексей Дьяченко: "Люди думали, что неслышащие замкнутые, не могут ни в чём себя проявить. Но я доказал, что такой же, как они"

После школы поступил в университет "Украина", на специальность "Дизайн интерьера". У меня есть слышащие родственники, поэтому внутреннее я был готов учиться наравне со слышащими. Преподаватели, конечно же, не владели жестовым языком, специального переводчика не было. Я настойчиво просил учителей писать. Некоторые проявляли уважение к просьбе и общались со мной с помощью переписки. Кто-то не обращал на это внимания, а студентам говорил: "Помогите ему, объясните". И они объясняли мне тему, как сами понимали. Получалась игра в испорченный телефон. По сути, обучаться пришлось во многом самостоятельно. Но у меня было огромное желание. А когда есть желание, всё возможно.

На третьем курсе я рискнул принять участие в конкурсе дизайнеров интерьера, организованном журналом "Идеи вашего дома", и победил в одной из номинаций. На вручении наград видел удивлённые лица. Люди думали, что неслышащие замкнутые, не могут ни в чём себя проявить. Но я доказал, что такой же, как они.

На защите диплома члены комиссии тоже удивлялись. Ведь другие, слышащие ребята не доходили до конца — кто-то выдерживал год, кто-то два, а потом бросали учёбу. Я их понимаю — для этого нужна большая мотивация. Сама по себе специальность сложная, а мне было в сто раз сложнее получать знания в переписке с преподавателями.

В жизни очень мешают стереотипы о том, что мы слабые, что не можем добиться карьерного роста. К нам есть недоверие как к профессионалам. Людям кажется, раз мы плохо слышим, значит, неосведомлённые, или владеем какой-то урезанной информацией. Некоторые вообще думают, что глухота означает умственную отсталость. Но среди неслышащих много талантливых людей. Вот, например, Алексей Нашивочников, мой преподаватель. По его проектам построены станции метро "Сырец", "Бориспольская", "Вырлица", "Демеевская", "Голосеевская", "Васильковская" и "Теремки". У меня несколько реализованных проектов перепланировки и дизайна жилья в Украине, Испании, России. Глухие могут всё, а недостатки есть у каждого. Сейчас в университете обо мне рассказывают студентам, показывают мои проекты, гордятся.

Я очень хотел найти работу по специальности. Видел вакансию, высылал резюме, меня приглашали на собеседование. Им нравились мои работы, но когда они понимали, что я не слышу, сразу всё менялось. Они даже не верили, что это мои проекты. Я их просил: "Если не верите, дайте мне полчаса, компьютер и я прямо сейчас сделаю проект". Мне отвечали: "Мы вам перезвоним". Но так и не перезванивали.

"Мне отказали 27 компаний. Причина — моя глухота. Компании испугались сложностей в общении"

Мне отказали 27 компаний. Причина — моя глухота. Компании испугались сложностей в общении. Хотя я даже предлагал вариант, что найму переводчика жестового языка за свои деньги. Но всё равно отказывали, потому что меня воспринимают как проблему, дополнительные неудобства. Я интересовался, как в Европе работают неслышащие дизайнеры, и оказалось, всё очень просто. Например, создаётся скайп для устного и письменного общения с офисом. У меня были клиенты, с которыми я нормально общался через переводчика жестового языка.

Сначала у меня было разочарование и депрессия. Но я не сдаюсь. Решил, а почему бы не создать свою дизайнерскую студию, чтобы трудоустраивать людей с инвалидностью. Поэтому участвовал в проекте Центра занятости свободных людей. Думаю, мне это поможет сделать грамотный бизнес-план. Потом приглашу в студию компании, отказавшие мне, пусть посмотрят, что и неслышащие талантливы и могут работать.

Я не вижу проблем в том, чтобы нам понять друг друга. Найти общий язык просто. Есть смартфоны и специальные чат-программы, в конце концов, ручка и бумага. Просто нужно приложить немного усилий, а проблем нет. Думаю, нам всем нужны взаимопонимание и компромиссы. 

Татьяна Пахомова, 26 лет

В полтора года я заболела гриппом, болезнь дала осложнение на слух. Для моей семьи это было шоком. Никто не знал, как вести себя с неожиданно оглохшим ребёнком. Профессор, к которому меня повела мама, посоветовал купить слуховой аппарат.

Трудно передать чувства, когда тебе устанавливают слуховой аппарат и после тишины врываются все звуки сразу. Я не могла выдержать — постоянный шум, машины, голоса, голова болела. У меня было два слуховых аппарата на оба уха, но один я сняла, было нестерпимо. Звук раздражал, а без аппарата я слышала только тишину. Прошло время, прежде чем я научилась воспринимать звуки, слова, речь. Мама и бабушка много со мной работали. У меня остались только они. Папа ушёл, когда я потеряла слух. Сказал, что ему не нужна калека.

Татьяна Пахомова: "Слышащие часто излагают мысли подробно, используя много лишних слов. Наш язык более конкретный и точный. Лишнего он не терпит. Мне кажется, такая особенность языка влияет и на мышление"

В школе мне постоянно твердили: "Ты глухая!". Мама старалась не давать меня в обиду, и её все боялись. Мне сложно было постоять за себя, потому что я не всё слышала. Потом мама нашла школу-интернат для слабослышащих детей, привела меня в подготовительный класс, а там дети руками размахивают. Я схватилась за мамину ногу и умоляла, чтобы она меня оттуда забрала. Мне показалось, что я попала к обезьянам. Я понятия не имела о жестовом языке. Не понимала общество слышащих, но и общество неслышащих тоже совсем не знала.

Мама мне объяснила, что здесь я буду учить жестовый язык: "Это будет твой язык, он станет ключом доступа к миру". Мне дали азбуку, и я быстро освоилась. Жестовый язык всюду разный. Есть международный жестовый язык, он как английский. С его помощью можно общаться за границей. Жестовый язык несложный, к нему просто нужно привыкнуть. Он очень красивый, немножко смешной. Слышащие часто излагают мысли подробно, используя много лишних слов. Наш язык более конкретный и точный. Лишнего он не терпит. Мне кажется, такая особенность языка влияет и на мышление.

Меня как-то спросили: "А как вы ссоритесь?" Обычно, так же, как и вы. Мы эмоциями и жестами, а вы эмоциями и голосом. Наши уши — это глаза, наш язык — это руки. Жестовый язык очень эмоциональный. Например, неслышащий человек посмотрел фильм ужасов, а потом пересказывает его содержание. В первую очередь он передаёт эмоцию, ощущение.

Люди в транспорте часто шарахаются от тех, кто говорит жестовым языком. Если честно, это раздражает. Мне в университете как-то сказали: "Убери руки, а то выколешь мне пальцами глаза". Слов нет, всем что-то мешает.

Когда я первый раз попала в Киев, он мне показался таким огромным, шумным после родной Макеевки, как будто я оказалась в Нью-Йорке. Мне очень понравился Киев. С тех пор будущее я связывала только с ним. В газете "Наше життя", единственной, которую издает общество глухих, прочитала, что в Киевском колледже лёгкой промышленности есть спецгруппа для слабослышащих по специальности "Технолог". Туда и поступила.

Мне помогло то, что в своё время мама и бабушка много занимались со мной. Заставляли писать диктанты: "Спать не ляжешь, пока нормально не напишешь". Тогда я злилась, а сейчас благодарна им. Часто родители не занимаются со своими неслышащими детьми. И если уж родной человек тебе не помогает, то желание развиваться быстро исчезает, мотивация тоже. Наступает депрессия от осознания, что ты никому не нужен, человек закрывается. Эта проблема сплошь и рядом. И без поддержки не обойтись. Нам нужно всё же больше усилий прилагать, чтобы чего-то добиться.

Единственный выход для глухих и слабослышащих — учиться. А чтобы обучение было успешным, нужно менять существующую систему образования глухих и слабослышащих. То, что мы с Лёшей получили высшее образование, действительно достижение.

"Глухие поют, танцуют, завоёвывают звания "Мисс Мира", становятся олимпийскими чемпионами. Есть наш знаменитый театр мимики и жеста "Радуга". Глухие могут всё"

По жизни я лидер, переводчик и помощник. А в Университете технологий и дизайна, куда поступила после Колледжа лёгкой промышленности, попала совсем в другую обстановку. Там я была одна слабослышащая среди слышащих. Когда человек не слышит, многие слышащие от него отгораживаются. Есть мы, есть ты. Для своей группы я всегда была как мозоль, фактор раздражения, хотя не виновата в своей глухоте. Мой университетский опыт говорит: нужно верить в себя, в свои силы, в то, что делаешь. Я, например, мечтаю открыть интернет-магазин одежды, где могли бы представлять свои изделия не только слышащие люди, но и люди с инвалидностью.

Сейчас я работаю в киевской организации Украинского общества глухих. Занимаюсь организацией культурных мероприятий. Это очень важная часть работы, потому что выставки, экскурсии, спектакли помогают людям с нарушением слуха преодолеть изоляцию, интегрироваться в общество. Хотя технически это бывает непросто. Например, в маршрутке не всегда работает сигнал водителю, которым его можно предупредить об остановке. Если неслышащий вдруг попытается остановить маршрутку голосом, то его, скорее всего, примут за сумасшедшего. В городском транспорте нет бегущей строки с названиями остановок. Их до сих пор объявляют голосом. Киевская организация УТОГ постоянно обращает внимание на проблемы глухих, предлагает свои способы решения. Но чиновники к нам "глухи". Сделать пока удалось очень мало, хотя наша организация существует уже 100 лет. Таких мелочей, из-за которых случаются недоразумения, много. Но мы адаптируемся. Мы с Лёшей даже в кино ходим, хотя там нет субтитров. Зато хороший звук, большой экран, поэтому можно читать по губам. Всё, что я понимаю, перевожу Лёше.

Мы есть, и нас не нужно бояться. Да, у нас своя история, культура, свой язык — язык жестов, но мы такие же, как и вы. Глухие поют, танцуют, завоёвывают звания "Мисс Мира", становятся олимпийскими чемпионами. Есть наш знаменитый театр мимики и жеста "Радуга". Глухие могут всё.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.