Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Обидное равнодушие. Как в обществе меняется отношение к бойцам АТО и что они думают об этом

Обидное равнодушие. Как в обществе меняется отношение к бойцам АТО и что они думают об этом

Отношение общества к бойцам АТО меняется: гордость за них, характерная для времён начала войны на Донбассе, всё чаще заменяет безразличие. Ветеранов это расстраивает, и вовсе не потому, что они рассчитывают на особое к себе отношение, главное, что апатия ставит крест на развитии страны

000

Ещё пару лет назад заметки о стартапах, организованных ветеранами АТО, или о социальных проектах, призванных облегчить им возврат к мирной жизни, набирали в интернете десятки тысяч просмотров. Украинцам было интересно знать, чем живут бойцы в мирных условиях, их пример многих вдохновлял. Теперь, натыкаясь на такие статьи, люди листают ленту дальше. Это видно и по количеству просмотров, и по "вирусности" (способности распространяться в соцсетях - Фокус) таких материалов.

К войне на Донбассе привыкли, за четыре года восприятие бойцов обществом понемногу меняется: от восторга и гордости за героев до равнодушия, а иногда даже до откровенного негатива — мол, нахлебники, агрессивные, психически неуравновешенные люди.

Бойцы, которые в самом начале АТО ушли на фронт добровольцами, рассказали Фокусу о том, что их расстраивает в глубоком тылу, и поделились мнением о том, как людям, которые не были на войне, стоит вести себя по отношению к ветеранам.

Безразличие

В 2014 году, когда война на Донбассе только начиналась, в стране образовалось мощное волонтёрское движение, которое обеспечивало бойцов на передовой всем необходимым. Многие пытались хоть как-то поддержать людей в военной форме. «Часто предлагали деньги. Им объясняешь, что деньги у меня есть, у меня нет нужды в ваших 100 гривнах, но мне всё равно говорили: не воспринимай это негативно, мы хотим, чтобы ты купил что-то себе или своим детям. Бывало, предлагали шоколадку или, например, бутылку коньяка», — вспоминает Александр Войтко, который после Майдана отправился на Донбасс служить добровольцем.

Однако со временем энтузиазм утих. Даже сами ветераны замечают, что в них что-то изменилось. Бывший боец батальона ОУН Олесь Гарасым вспоминает, например, что раньше, встречая незнакомых парней в форме, очень радовался, подходил, чтобы пожать руку. Теперь Олесь редко так поступает.

Мы на фронте выполнили свою задачу, сдержали россиян, а тут люди не могут отказаться от привычной жизни — им легче в каких-то ситуациях давать взятки

 

Тарас Ковалык

ветеран АТО

«На вернувшихся домой солдат перестали смотреть через призму романтики. Общество начинает видеть в них людей, которые имеют определённые проблемы, появилось понимание, кому прежде всего необходимо оказывать поддержку. Помощь не нужна всем, в ней нуждаются парни, которые больше «выгребли», — рассказывает Тарас Ковалык, бывший боец батальона «Айдар». Тарас знает, о чём говорит: в 2014 году он был ранен в ногу, когда вернулся домой, его поддержали небезразличные люди — оплатили обучение в вузе.

Равнодушие бывшие солдаты считают самым неприятным явлением, которое охватило украинское общество. «Заходишь в метро, а там все сидят с унылыми лицами — у всех проблемы, все едут на работу. Случись конфликт ветерана с водителем маршрутки из-за льготного проезда — пассажиры глаза в пол уткнут, молчат. Они же спешат на работу, и с задних сидений кричат: «Ну, давайте там быстрее, мы опаздываем», — говорит Олесь Гарасым. Его расстраивает не столько равнодушие к ветерану, сколько в целом безразличие общества — с таким настроем улучшений в Украине не дождёшься. А вернувшимся домой бойцам очень важно, чтобы страна, которую они защищали, развивалась.

«На войне мне больше всего хотелось иметь семью, детей и нормальную страну. Теперь, когда я слышу, что кто-то даёт взятку, например, мне это очень не нравится. Мы на фронте выполнили свою задачу, сдержали россиян, а тут люди не могут отказаться от привычной жизни — им легче в каких-то ситуациях давать взятки», — возмущается Тарас Ковалык. Такое поведение сограждан он воспринимает чуть ли не как личную обиду.

Операция «Адаптация»

Основная проблема в отношениях между обществом и ветеранами АТО — отсутствие условий для адаптации демобилизованных солдат к жизни на мирной территории. Иногда разграничение «ветеранов» и «обычных людей» провоцирует конфликты. «Общество не научили их принимать. У нас со времён Советского Союза существует разделение на разные группы: например, ветеранов, инвалидов, детей с синдромом Дауна и тому подобное. Кажется, что так удобнее, но на самом деле нет: обществу неудобно, оно не знает, чего ожидать от этой условной группы ветеранов, — объясняет психолог, директор благотворительной организации «Сердце воина» Людмила Фролова. — Ветеранам неудобно, потому что они не понимают, как теперь жить здесь, на мирной земле. На начальных этапах нужно создавать безопасное пространство, чтобы бойцы проработали свои проблемы, но потом обязательно интегрировать их в общество»

Конечно, какие-то подарки или скидки — это приятно, но хочется элементарного уважения

 

Александр Войтко

ветеран АТО

Часто бойцам самим неудобно быть «другими»: они стыдятся говорить о своём статусе инвалида войны, добровольно платят за проезд, если из-за них водитель не хочет брать старушку льготницу, испытывают неловкость, если нужно пройти к врачу без очереди. Все эти преференции им положены по закону, но по факту ветераны постоянно сталкиваются с неодобрительным отношением со стороны общества. Ситуацию усугубляют скандалы в соцсетях и в СМИ, к примеру, истории о махинациях при получении удостоверений участника боевых действий или о том, как на автобусной остановке боец АТО после ссоры убил обидчика ножом.

«Среди самих ветеранов есть градация: кто-то был на передовой, кто-то — дальше от линии фронта, водителем работал, например. Есть и такие, кто получил удостоверение УБД нечестным путём. Их не любят те, кто побывал в самых горячих точках. Все эти скандалы так или иначе влияют на отношение к ветеранам как к группе. Но здесь важен индивидуальный подход, нельзя всех стричь под одну гребёнку. Кто-то перенёс войну легче, кто-то получил ранение, кто-то потерял друга, кто-то попал под обстрел, на глазок в маршрутке или на улице этого не определишь», — объясняет Людмила Фролова.

Бойцов обобщения тоже обижают. «Бывают ситуации, что грузчики выпили и один порезал другого. Но никто не пишет, что это потенциально опасная категория людей, а про бойцов АТО обязательно напишут!» — возмущается Тарас Ковалык. При этом он признаёт, что вернувшиеся с фронта солдаты действительно могут вести себя агрессивно, сказываются симптомы посттравматического синдрома. Справиться с этим можно, проявив деликатность.

Что делать

Ветераны не требуют к себе особого отношения, разве что немного внимания. «Конечно, какие-то подарки или скидки — это приятно, но хочется элементарного уважения. В Америке, например, к военному могут подойти и сказать: «Спасибо за вашу службу», — говорит Александр Войтко.

Случись конфликт ветерана с водителем маршрутки из-за льготного проезда — пассажиры глаза в пол уткнут, молчат

 

Олесь Гарасым 

ветеран АТО

При этом некоторые парни очень болезненно относятся к жалостливому отношению. «Нас не нужно жалеть, нам нужно создавать условия для нормальной жизни. Жалость мешает мне чувствовать себя сильным», — говорит Ковалык.

Бойцы дали несколько советов о том, как вести себя при общении с ветеранами. Прежде всего необходим диалог, все вопросы, сомнения, неудобные моменты стоит проговаривать. У многих атошников очень развит навык чувствовать других людей, они сходу распознают фальшь, поэтому, если не хотите поддерживать ветерана или сочувствовать ему, не делайте этого. Не пытайтесь обнять человека без его согласия — он может болезненно реагировать на тактильный контакт. И главное — никогда не спрашивайте, приходилось ли бойцу убивать.

Язык цифр

В конце 2017 года президент Украины заявил, что в военных действиях на Донбассе приняли участие более 300 тыс. украинских военных.

Ежегодные опросы Центра Разумкова говорят о том, что после начала войны уровень доверия украинцев к военным резко вырос, а затем вновь стал снижаться. В 2013 году ВСУ доверяли около 48%, в мае 2014-го — чуть более 58%, в 2015 году почти 61% украинцев был склонен доверять армии, но после показатели вновь пошли на спад: в 2016 году ВСУ доверяли 58%, в 2017-м — чуть больше 57%. Доверие к добровольческим батальонам и Нацгвардии тоже падает. Нацгвардейцам в 2015 году доверяло 56,7% опрошенных, в 2017-м — 52,6%, бойцы добробатов в 2016 году пользовались доверием 57,1% украинцев, в 2017-м показатель снизился до 53,9%.

Приведённые в опросах цифры говорят о том, что на волне подъёма после Революции достоинства и сплочения против внешнего врага многие украинцы к бойцам, особенно, добровольцам, относились с безмерным уважением. Но народная любовь – неверная подруга. Эйфория прошла, многие живущие на мирной территории люди вернулись к рутинной жизни, полной проблем, недовольства и «зрады». Тем временем у парней, которые в самом начале АТО ушли на фронт добровольцами, сейчас всё ярче проявляются симптомы посттравматического синдрома.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.