Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Лучи жизни. Украине остро не хватает оборудования для лечения рака

Лучи жизни. Украине остро не хватает оборудования для лечения рака

Страна обеспечена лучевыми ускорителями лишь на 10%. Но и те аппараты, что есть, вот-вот исчерпают ресурс. В итоге жизненно необходимое для больных раком облучение может стать недоступным

000

Пока все строили планы на майские и искали места, где можно погреться на солнце, 130 пациентов Национального института рака (НИР) судорожно обзванивали онкоцентры в поисках места, где можно пройти жизненно необходимую им лучевую терапию. В НИРе перед майскими линейный ускоритель поломался, а так как оборудования для лучевой терапии в Украине не хватает, сразу же образовались многомесячные очереди на облучение.

Линейный ускоритель в НИРе пришёл в негодность из-за нещадной эксплуатации. "Он работает практически без остановки, в три смены. Часто выходит из строя. Обычно мы ремонтируем его сами. Но на этот раз для возобновления работы аппарата понадобилась внушительная сумма — 730 тыс. грн", — поясняет директор института Елена Колесник. При этом на все ремонтные работы мед­учреждению в год выделяется 300 тыс. грн.

Обращение на горячую линию Минздрава, как и просьба о помощи, адресованная заместителю министра здравоохранения Александру Линчевскому, успехом не увенчались. Зато информация о чрезвычайной ситуации, сложившейся в НИРе, быстро распространилась в социальных сетях. Нашёлся меценат, оплативший ремонт. 7 мая ускоритель заработал. Но нет никаких гарантий, что оборудование не сломается вновь.

Дефицитные лучи

Разговоры о том, как государство обеспечивает лечение раковых больных, сводятся преимущественно к данным о централизованных закупках лекарств. Но помимо химиотерапии и хирургического вмешательства в лечении онкологии важное место занимает лучевая терапия. В ней нуждается около двух третьих онкологических пациентов.

По стандартам ЕС, на каждые 250 тыс. жителей должен приходиться один линейный ускоритель для лучевой терапии. В Украине работают 18 ускорителей. То есть по одному на 2,4 млн человек — всего 10% от потребности. 

Украина относится к числу стран с чрезвычайно высоким уровнем онкологической смертности. Почти 74 тыс. смертей от рака, фиксируемых ежегодно, — это на 52% больше, чем в Европе, и на 64% больше, чем в США. Чаще, чем от рака, в нашей стране умирают лишь от сердечно-сосудистых заболеваний. Статистика неумолима: онкологический диагноз рано или поздно услышит каждый четвёртый мужчина и каждая шестая женщина. А вот с шансами получить необходимое лечение и выздороветь у наших граждан никакой определённости.

УВИДЕТЬ СКРЫТОЕ ОТ ГЛАЗ. Точный диагноз — половина успеха в лечении онкологии

Последний раз аудит материально-технической базы онкологических медучреждений Украины Минздрав проводил в 2013 году. Уже тогда уровень изношенности радиологического оборудования в среднем по стране составлял 70%, по Киеву — 50%. Сегодня ситуация выглядит ещё плачевнее. "Что говорить об областях, если даже при потребности Киева в 10–12 линейных ускорителях у нас их только пять", — рассказывает главврач Киевского городского онкоцентра Александр Клюсов.

По словам специалиста, использующиеся в его медучреждении линейные ускорители "Онкор" уже лет семь как сняты с производства. "Мы последние, кто эксплуатирует эти аппараты, и неинтересны производителю, с дочерней компанией которого пытались договориться о сервисном обслуживании", — рассказывает Клюсов. К слову, годовой сервисный контракт на линейный ускоритель составляет от $150 тыс. Во всём мире такое оборудование через 7–10 лет подлежит полному обновлению либо замене.

В Украине же во многих областных онкодиспансерах стоит радио­логическая аппаратура ещё советских времён. "У нас работают кобальтовые аппараты вчерашнего поколения, дающие много побочных эффектов. Зато уже десять лет пустует новый, готовый к эксплуатации радиологический корпус. На закупку оборудования нет средств", — комментирует ситуацию Ирина Сокур, главврач Херсонского областного онкодиспансера. Правда, по её заверениям, принято решение о совместном финансировании из разных источников покупки линейного ускорителя и даже начат сбор денег.

Когда государство бессильно

По всей видимости, херсонцев вдохновил пример Чернигова, где недавно в складчину купили радиологическое оборудование для областного диспансера. Усилия по сбору средств объединили местные власти, нардепы от региона и жители области. 40 млн грн выделили из Государственного фонда регионального развития, 4,4 млн грн дала область и почти 38 млн грн составил вклад объединённых территориальных громад. Суммы в 82 млн грн хватило на покупку современного линейного ускорителя Elekta английского производства. А 25 млн грн, недостающие для закупки дозометрической аппаратуры и компьютерного томографа, собрали на благотворительных акциях.

Но это единичные примеры инициативы местных властей. Централизованные закупки ускорителей за средства государственного бюджета последний раз производились в 2011 году. Тогда приобрели линейный ускоритель для Национального института рака. А в 2012-м — для клиники Охматдет ускоритель Elekta Synergy. Последний ввели в эксплуатацию только в этом году. Вместе с диагностической системой позитронно-эмиссионной терапии и компьютерным томографом он составил уникальный комплекс диагностики и лечения онкологических заболеваний. Пока оборудование работает в тестовом режиме.

БЕЗ ПРАВА НА ОТДЫХ. Единственный аппарат лучевой терапии работает в НИРе на износ

По мнению президента Фонда помощи онкобольным детям Валентины Маркевич, введение в эксплуатацию оборудования в Охматдете — весомый вклад в решение проблем детской онкологии, но недостаточный для кардинального улучшения ситуации. "Количество детей, нуждающихся в диагностике и лечении, гораздо больше, чем может принять Охматдет", — говорит Маркевич.

Всё упёрлось в стену

Сложившаяся в этой клинике ситуация, когда лишь для монтажа и запуска уже закупленного оборудования требуются годы, не уникальна. К примеру, в уже упоминавшемся НИРе ещё в 2011-м купили второй ускоритель. Он в запакованном виде пылится на одном из складов Минобороны.

На территории института находится несколько недостроенных корпусов. Один из них — радиологический, который проектировался из расчёта размещения в нём трёх линейных ускорителей. Там-то и планировалось установить оборудование. Но строительство, начатое в 2012 году, заморозили в 2013-м.

В проекте госбюджета Украины на 2016 год впервые предусмотрели распределение государственных капиталовложений по результатам отбора инвестиционных проектов. "Мы подали заявку на участие в инвестпроекте и выиграли конкурс по достройке радиологического корпуса. На это из госбюджета планировалось выделить 115 млн грн. Приказом Минздрава функции заказчика работ по корректированию проектной документации и завершению реализации проекта "Реконструкция и расширение НИР" возложили на Национальный институт рака. Но Инженерно-технический центр при Минздраве, который начинал строительство, после смены власти в стране исчез вместе со всеми документами. Соответственно институт не смог получить ни проектно-технической документации, ни акта приёма-передачи выполненных работ. А без этого продолжать строительство невозможно", — рассказывает Елена Колесник.

У НИРа забрали функцию заказчика и передали её вновь созданному госпредприятию "Государственный строительный центр Минздрава". Но и этот заказчик не справился с поставленными задачами, и выделенные из бюджета деньги на строительство так и не использовали. В мае 2017-го НИРу вернули статус заказчика. Институт инициировал разработку проектно-сметной документации по новой. Тендер провели в конце 2017 года. Сейчас документация только разрабатывается.

ПОПАСТЬ ПОД НОЖ. Украинские хирурги-онкологи умеют делать органо­сберегающие операции

Понимая, что перипетии с достройкой корпуса затянутся надолго, руководство НИРа попыталось найти другой путь решения проблемы. После списания старого радиологического оборудования, полностью исчерпавшего свой ресурс, новый линейник решили разместить на его месте. Для этого нужно было возвести защитную стену, поскольку новое оборудование мощнее и требует соблюдения более строгих мер безопасности. НИР подал документы на следующий инвестпроект. На этот раз речь шла о сумме в 30 млн грн. 27 млн стоил уже купленный линейный ускоритель, а 3 млн должно было пойти на его установку.

Конкурс выиграли, деньги выделили. Но когда проектанты проанализировали ситуацию детально, выяснилось, что этой суммы недостаточно, поскольку бетонная стена, которую планировали установить в старом радиологическом корпусе, может перекосить фундамент постройки и разрушить её. Специалисты предложили сделать стену из баритобетона — материала на основе баритовой руды. Этот материал обладает более высоким уровнем радиационной защиты и при этом гораздо легче. А значит, зданию ничего не угрожало бы. Но стоимость такой конструкции возросла в три раза, достигнув 9 млн грн.

Почти весь прошлый год руководство НИРа пыталось эту сумму выбить через Минздрав и Кабмин. Настойчивость возымела действие. Внесли изменения в паспорт бюджетной программы. Институт провёл тендер и определил победителя конкурса, который проведёт работы по реконструкции, установив плиту. Но деньги поступили на счёт института лишь 28 декабря 2017 года. За три дня, остававшиеся до конца года, завершить процедуру было невозможно. Неизрасходованная сумма вернулась в бюджет. В этом году деньги не выделили.

"Чем дольше стоит без дела аппарат, тем выше вероятность того, что он не заработает. Мы встречались с представителями компании, поставившей ускоритель, и если ещё два года назад они были готовы бесплатно наладить его, то сейчас не обещают этого. Более того, сообщили нам, что аппарат нуждается в обновлении. Это дополнительные 6 млн грн. Мы подали заявку на эту сумму. Все стали возмущаться. Но если мы подождём ещё, то в вакуумную упаковку с аппаратурой проникнет воздух, и будет ли оборудование работать — большой вопрос", — комментируют происходящее в НИРе.

ЕЛЕНА КОЛЕСНИК. Директор НИРа допускает, что новый линейный ускоритель, купленный для института в 2011 году, так и не заработает

Не прятаться от болезни

Стационарное лечение в НИРе ежегодно проходят около 20 тыс. пациентов. Ещё 60–70 тыс. человек в год здесь диагностируют, назначают лечение и отправляют проходить его по месту жительства. Поскольку это главная из профильных больниц страны, все, у кого нет возможности лечиться в частных клиниках или за рубежом, стремятся попасть в НИР.

Проблемы финансирования онкологии актуальны и для более развитых стран, чем Украина. Из-за крайне высокой стоимости современных методов лечения рака найти на это средства непросто. В 2010 году в США национальные расходы на лечение рака составили $125 млрд. К 2020 году, по прогнозам, возрастут до $156 млрд.

В финансовом плане Украине за Америкой не угнаться. Но наша страна может хотя бы выстроить государственную стратегию борьбы с онкологией. В ней должны быть учтены все имеющиеся ресурсы, оценён масштаб задач и расписан план действий. "Мы должны сформировать культуру правильного восприятия болезни: не прятаться от неё и закрывать глаза, а признать угрозу. Время снимать розовые очки и приступать к борьбе", — заявила во время открытия в стенах Минздрава фотовыставки о женщинах, борющихся с раком груди, и. о. министра здравоохранения Ульяна Супрун. Но десятилетняя госпрограмма, предусматривавшая комплекс мер по профилактике и лечению онкозаболеваний в Украине, завершилась ещё в 2016 году, а новая до сих пор не принята.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.