Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Эффект беби-бокса. Оправдало ли себя открытие "окон жизни" при роддомах и больницах

Эффект беби-бокса. Оправдало ли себя открытие "окон жизни" при роддомах и больницах

Почему "окна жизни" необходимы, даже если в них редко оставляют младенцев-отказников, Фокусу рассказали врачи, обустроившие беби-боксы в своих учреждениях

000

На крыльцо заднего входа Киевского центра репродуктивной и перинатальной медицины, который киевляне больше знают как роддом №4, выходит врач. Становясь неподалёку от вывески "Окно жизни", он неторопливо достаёт сигарету и закуривает, равнодушно окидывая меня взглядом. "Окном жизни", или беби-боксом, называют приёмник для новорождённых, от которых хотят отказаться матери. Если бы на моём месте была отчаявшаяся женщина, украдкой несущая туда своего ребёнка, ей наверняка хватило бы этого постороннего внимания, чтобы развернуться и пойти назад.

Главное условие приёмника — анонимность — в роддоме на Оболони не соблюдается: видеокамер здесь нет, но тайком оставить младенца не получится. Даже если не обратить внимания на курящего врача, открыв пластиковое окно бокса, увидишь несколько пар глаз — сразу за окном стол, за которым сидят медсёстры. Возможно, это одна из причин того, что "окна жизни" оказались мало востребованы. Но врачи уверены, что отказываться от них нельзя.

Условная анонимность

Поиск "окна жизни" в Киеве — тот ещё квест. Проштудировав с десяток сайтов, узнаю, что появившийся в 2011 году в Голосеевской больнице анонимный приёмник для отказников, о котором тогда столько писали, закрылся, не проработав и года. За это время здесь не оставили ни одного малыша. Зато открылся другой — в роддоме №4 на Оболони. Чтобы удостовериться в том, что он до сих пор работает, звоню в справочную медучреждения.

— "Окно жизни"? — удивлённо переспрашивает женщина на другом конце провода. — Ничего об этом не знаю. Позвоните лучше начмеду.

В администрации роддома подтверждают: "окно" существует.

— Подскажите, как пройти к "окну жизни"? — говорю женщине в белом халате за столом справок роддома №4.

— Ось за углом, — невозмутимо отвечает та, показывая рукой нужное мне направление.

Если она и удивилась вопросу, то никоим образом этого не показала.

Вообще считается, что приёмник должен находиться в укромном месте, чтобы мать, решившаяся отказаться от своего малыша, но желающая сделать это полностью анонимно, могла оставить его без свидетелей. В роддоме №4 у неё это не получится.

"Это работает". Вячеслав Каминский защищает своё детище и уверяет, что беби-боксы нужны обществу

— Ну никто ж не придёт днём, чтобы оставить своего ребёнка, это обычно поздно вечером происходит, когда никого уже нет, — говорит молоденькая акушер-гинеколог Рома Ткачук, вышедшая из больницы показать мне, как устроен приёмник.

Она открывает пластиковое окно, за ним скрывается пустой деревянный бокс с бортиками.

— Ой, у вас там ни одеяла, ни даже простынки нет, — разочарованно произношу я.

— Обычно детей завёрнутыми оставляют, — отбивается от критики акушер. — У нас внутри тепло — там внизу батарея, да и ребёнка сразу заметят, когда его оставят, так что об этом можно не беспокоиться.

Директор центра профессор Вячеслав Каминский объясняет, что "окно" в этом месте находится временно.

— У нас сейчас идёт реконструкция части больницы, так что скоро беби-бокс откроется в отдельном здании и будет не так на виду, — говорит он.

Результат работы единственного в Киеве приёмника скромный: в течение 2014 года, когда он только открылся, здесь оставили двух детей, после этого больше таких случаев не было.

— От него есть другой эффект, — Вячеслав Каминский, по чьей инициативе и открылся беби-бокс, горячо защищает своё детище. — Благодаря тому, что мы его создали, этой проблеме стали уделять гораздо больше внимания. Кроме того, женщины узнали, что могут не просто оставить ребёнка в "окне жизни", но и родить у нас в больнице в цивилизованных условиях, а потом написать отказ.

В некоторых европейских странах есть практика "анонимных родов", когда роженицу в больнице не регистрируют и она может отказаться от ребёнка, но взамен получает качественные медицинские услуги. В Украине такая возможность законодательно не закреплена, хотя на деле всё работает так же.

— Роды мы принимаем бесплатно. Любая женщина может приехать к нам днём и ночью без паспорта, сказать вымышленное имя, родить ребёнка, после этого написать от него отказ, и всё — с неё снимается любая ответственность, потому что она не подвергла малыша никакому риску, при этом роды остаются совершенно анонимными, — объясняет профессор.

Количество официальных отказников в роддоме №4 ежегодно приблизительно одинаковое. В прошлом году здесь отказались от десяти детей, в 2016-м их было семь. Говоря об Украине в целом, по данным Минздрава, в 2017-м в акушерских стационарах матери отказались от 342 детей. В 2016-м зарегистрировали 388 малышей-отказников, в 2015-м — 352 ребёнка. Статистики по оставленным в беби-боксах детям в министерстве нет. В пресс-службе ведомства поясняют, что открытие "окон жизни" курирует местная власть, мол, проблема эта не медицинская, а социальная, так что вопросов к Министерству здравоохранения быть не должно.

Если профессор Каминский уверен, что "окно жизни" так или иначе свою функцию выполняет, то в Киевской горгосадминистрации пустующий годами беби-бокс воспринимают как показатель того, что такие проекты в столице невостребованы. "Если детей не оставляют, это значит, что у общества нет запроса на "окна жизни". Тогда зачем создавать дополнительные беби-боксы в других медучреждениях? — комментируют в пресс-службе департамента охраны здоровья КГГА отсутствие приёмников в других роддомах города.

Неучтённые дети. Сколько младенцев оставляют в "окнах жизни", не знает никто

Важнее статистики

В роддоме №4 о закрытии пустующего "окна жизни" даже слушать не хотят. Здесь считают, что спасённые с помощью приёмника дети гораздо важнее статистики и цифр.

— Даже если бы мы спасли только одного ребёнка — значит, это нужный проект!— уверена Людмила Воробей, заместитель директора центра по лечебной работе. — Может случиться так, что пару лет детей не будет, а потом принесут сразу несколько, так что наш беби-бокс продолжит работать.

Простой "окна жизни" объясняется и отсутствием информации об этом проекте.

— Да, — охотно соглашается замдиректора, — информации о действующих в Украине беби-боксах очень не хватает. Весной 2017 года женщина оставила своего ребёнка в электричке. Было сразу понятно, что ей хотелось сохранить ему жизнь, потому что при нём были вещи. То есть она о малыше по-своему позаботилась. Может, если бы она знала о том, что работает наш беби-бокс, то принесла бы малыша сюда.

Эта история показательна тем, что оставившую ребёнка в электропоезде мать должны привлечь к уголовной ответственности. Если бы её нашла полиция, ей грозило бы до трёх лет тюрьмы. В то же время, если новорождённый оставлен в "окне жизни", ответственность с матери снимается. Но зачастую попавшие в безвыходное положение женщины этого не знают.

В больнице уверены, что распространять такую информацию должны чиновники и СМИ, но не врачи.

— Криминальные случаи были и будут, от этого никуда не денешься. Хотелось бы, чтобы о беби-боксах рассказывали повсеместно, но это задача не больницы! — подчёркивает Людмила Воробей.

В самом роддоме №4 нигде не размещена информация об "окне жизни" и том, как оно работает.

— Знаете, если бы я была беременна и пришла в женскую консультацию, не хотела бы там увидеть листовку, говорящую о том, где и как я могу оставить ребёнка. К нам же приходят мамы, которые вынашивают долгожданных детей. Это просто негуманно по отношению к ним, — рассуждает Рома Ткачук.

За девять лет реализации проекта в Украине открылось порядка пятнадцати "окон жизни". Однако официальной статистики по спасённым таким образом детям в Минздраве нет

В пресс-службе департамента охраны здоровья КГГА соглашаются: нельзя требовать от медперсонала популяризации этого проекта. Как вариант там предлагают вести разъяснительную работу в женских консультациях.

Николай Орлик

Первое "окно жизни" в Украине появилось в 2009 году — в перинатальном центре во Львове. Потом открылось ещё одно — в госпитале Андрея Шептицкого. Со временем оба приёмника закрылись: первый — на время ремонта в больнице, а в госпитале приняли такое решение после того, как в боксе нашли мёртвого ребёнка. По одной из версий, малыш умер уже в приёмнике, потому что не сработала сигнализация. Открывая беби-бокс у себя, администрация Львовской городской детской клинической больницы постаралась сделать всё возможное, чтобы избежать таких случаев.

— О том, что в "окне" оставили малыша, мы узнаём по двум каналам информации — во-первых, с камеры поступает визуальное изображение на компьютер на круглосуточно работающий пост дежурной медсестры, а во-вторых, срабатывает сигнализация возле вахтёра, — рассказывает главврач больницы Дмитрий Квит. — После этого малыша осматривают дежурные неонатолог и реаниматолог. Также мы обязаны вызвать полицию, чтобы был составлен акт на оставленного ребёнка.

За год работы приёмника сюда подложили уже двух детей. Первого мальчика нашли в День святого Николая.

— Поэтому мы и не раздумывали, как его назвать, сразу решили, что он будет Николаем, — улыбается главврач. — А фамилию дали по названию улицы, на которой мы находимся, — Орлик.

В феврале 2018 года в беби-боксе оставили девочку, рядом с которой была записка о том, что малышку зовут Наталка. У ребёнка зафиксировали незначительное переохлаждение, но опасности для её жизни не было.

Подброшенных в больницу детей обязательно изолируют — неизвестно, с какими инфекциями может быть ребёнок, это не должно угрожать безопас­ности остальных малышей.

— К нам поступили абсолютно здоровые дети, но, конечно, изначально они тоже лежали в отдельных изоляторах, — уточняет врач. — Потом мы передаём новорождённых социальным службам. Дальнейшую судьбу малышей отследить не можем, думаю, их уже усыновили.

Дмитрий Квит, как и его киевские коллеги, уверен, что даже один спасённый ребёнок — веский довод для работы беби-бокса

— Конечно, мать может написать официальный отказ, но бывают разные ситуации, — рассуждает врач. — Может, женщина уже выписалась из роддома, пошла домой, а родители её не приняли с малышом. Я понимаю, что это такой акт отчаяния. Конечно, это в любом случае лучше, чем она бросила бы его неизвестно где.

При этом Дмитрий Квит уверен, что создание беби-бокса уже себя оправдало.

Нехватка информации. Людмила Воробей с сожалением констатирует, что о беби-боксах мало кто знает

— Я нередко общаюсь с коллегами из других стран, где также работают "окна жизни", у них оставляют примерно такое же количество детей, так что это нормальная практика, — подчёркивает он. — К тому же сейчас вообще стали реже отказываться от детей. На это, безусловно, влияет и то, что женщины стали получать материальную помощь от государства при рождении детей.

Квит считает, что "окно жизни" должно быть в каждом областном центре Украины. Главврача радует, что после того как во Львове подкинули двух малышей в беби-бокс больницы, ему стали звонить коллеги из соседних областей и узнавать, как правильно оборудовать такой приёмник. То есть на государственном уровне эта программа не развивается, инициатива идёт снизу: руководители медучреждений сами понимают необходимость создания "окон жизни".

В то же время пока нет надежды, что этим проектом заинтересуются главврачи районных больниц. Дмитрий Квит отмечает, что у них просто руки до этого не доходят, а Вячеслав Каминский уверен, что причина в другом: в райцентрах все на виду. Там беби-боксы уж точно будут пустовать — никто не отважится оставить ребёнка, потому что всем вокруг будет понятно, кто это сделал, анонимность сохранить не получится.

Опыт и киевского "окна жизни", и львовского говорит о том, что беби-боксы в большей степени рассчитаны на, условно говоря, "приличных" женщин, которые оказались в сложных жизненных обстоятельствах и не могут оставить ребёнка у себя, но пекутся о его безопасности. В то же время есть люди, которые выбрасывают новорождённых в мусорные контейнеры или оставляют их на улице под кустом даже зимой. Как достучаться до таких женщин и спасти новорождённых, никто не знает.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.