Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Не голодовкой единой. Когда на Почтовой площади Киева откроют археологический музей

Не голодовкой единой. Когда на Почтовой площади Киева откроют археологический музей

Зачем инвестор, строящий ТРЦ на месте уникальных находок времён Киевской Руси, прячется от журналистов, и почему первый в Украине подземный археологический музей пока существует лишь в головах у учёных и активистов, разбирался Фокус

000

Украинцы за все 27 лет независимости страны не голодали так часто, как в последние полгода. От политзаключённых в российских тюрьмах этот радикальный способ быть услышанным перекочевал в Киев. Местная активистка Анна Гончаренко, больше известная под творческим псевдонимом Аннабелла Морина, прожила на Почтовой площади без еды больше двух недель. Таким образом она спасает раскопки памятника археологии времён Киевской Руси от застройки, сулящей хорошую выгоду инвесторам.

Битва за Почтовую

Серое, цвета асфальта небо полотном повисло над Киевом, заставляя снующих под зонтиками людей пригибать головы и кутаться в совершенно не летние курточки. Мелкий дождь — такой бесконечный, такой назойливый — монотонно стучит по палаткам на площади. Представительный молодой мужчина в деловом костюме быстрым шагом пробегает мимо них, но всё же поворачивает голову и внимательно разглядывает несколько плакатов на зелёном заборе. На самом большом корявым почерком выведено "Історичне місце. Хрещення Київської Русі-України".

До нашей встречи с Аннабеллой остаётся 15 минут, и я тоже прохожу сквозь пустующий импровизированный лагерь к Macdonald’s выпить чашку кофе и подготовиться к интервью. От записей в блокноте меня отвлекает эмоциональный мужской голос. На первый взгляд в паре за соседним столиком нет ничего примечательного, но то, как солидный мужчина что-то серьёзно и настойчиво объясняет сидящей ко мне спиной женщине, подсказывает: это и есть нужная мне активистка. Но, постойте — а как же голодовка? Как это согласуется с рестораном быстрого питания? Иду спрашивать. Мужчина (как выясняется позже — депутат Киевсовета Константин Богатов) поспешно освобождает мне место и ретируется.

— Костя против моей голодовки, сильно переживает за меня, — смеётся Аннабелла. — Вот, заставил зайти сюда выпить кипятка, а так я все 12 дней здесь не была. А ещё сделал и привёз мне деревянный настил, потому что палатка из-за постоянных дождей стояла в воде.

Общественница, полностью отказавшаяся от еды 21 июня, воду всё-таки пьёт  — для поддержания сил. Ещё витамины принимает.

"Голодовка — это крайний метод, когда никакие другие уже не работают"

— Знаете, а есть совсем не хочется, — признаётся она. — Спокойно могу смотреть на еду, мне даже приятно. Но слабость, конечно, чувствуется. Вообще, людям требуется намного меньше еды, чем им кажется, это надо на будущее запомнить.

Возвращаемся с ней на площадку протеста. По пути женщина рассказывает, что первые дни жила здесь с попугаем, венесуэльским амазоном Алисой, но "она очень сильно мёрзла, так что пришлось её даже за шиворотом держать", в итоге птица вернулась домой. Рядом с палаткой стоит горшок с красным декоративным цветком. 

— Это кто-то ночью оставил здесь, постоянно цветы приносят, мне приятно, а раньше еду для Алисы приносили, — улыбается Аннабелла. — Вон, внутри тоже букет, и на палатку розы прикололи.

"Безумная" Белла

Известной в общественных кругах Анна Гончаренко стала несколько лет назад после истории с рекой Почайной. Тогда художница и поэтесса, журналистка, специализирующаяся на теме бизнеса, переквалифицировалась в отчаянную активистку и бросилась спасать от застройки цепочку озёр Опечень. Призвав на помощь юридические знания, приобретённые за семь лет работы в газете, и исторические факты, делающие реку не просто водоёмом, а неотъемлемой частью киевской культуры, Аннабелла за два года достучалась до местной власти, добившись полного сохранения русла реки. "Вишенкой" этой значимой для Киева победы стало переименование станции метро "Петровка" в "Почайну".

Но долго почивать на лаврах активистке не пришлось. Деятельная натура не позволила ей пройти мимо ситуации с застройкой Подола.

В 2015 году стало известно об уникальных находках времён Киевской Руси на Почтовой площади. Однако интересы застройщика — компании "Хэнсфорд-Украина" сильно расходятся с мнением археологов и общественных организаций, которые хотят сохранить исторический памятник в максимально полном объёме. Сейчас раскопки занимают около 1000 кв. м, но археологи полагают, что имеющая культурную и историческую ценность площадь гораздо больше. Инвестор же решил ограничиться музейной территорией в 110 кв. м. 

После годовой борьбы активисты опубликовали на сайте Киевсовета соответствующую петицию, собравшую более 10 тыс. голосов. В итоге разработали план реализации этого документа, его утвердил мэр столицы.

— А что получилось в результате? Каждый из этих пунктов плана, который мы сами же и разрабатывали, в дальнейшем был использован против нас! — возмущается Аннабелла.

ЦЕНА БОРЬБЫ. После 13 дней голодовки Аннабелла Морина оказалась в больнице

Она объясняет, что документ полностью извратили для продвижения интересов инвестора. В частности, если в плане шла речь о полном прекращении строительных работ, то после согласования с инвестором пункт получил оговорку: строительство не будет вестись до момента установки противо­аварийной плиты. Такой плитой застройщик считает половину ТРЦ, что, собственно, и станет началом возведения центра, и ни один общественник это остановить не сможет. Однако отправной точкой для голодовки Аннабеллы стало заседание Киевсовета, когда депутаты отказались разрывать инвестиционный договор с компанией, а также передумали создавать музей, решив ограничиться неким "публичным пространством с элементами музеефикации".

Женщина уверяет, что её голодовка рассчитана не на чиновников или бизнесменов, мол, иллюзий по этому поводу не осталось. Она лишь хочет донести информацию до общественности, побудить горожан задуматься о сложившейся на Почтовой площади ситуации. Есть в её поступке и мистическая, по её собственному определению, составляющая — дескать, место это неким образом хранит память о языческих временах, а значит, "нужна особая жертва, чтобы умилостивить богов", вот её-то она и готова принести.

Интересуюсь, не боится ли за свою жизнь, выступая против застройщика?

— Ой, никто не хочет связываться с Аннабеллой, они же считают меня безумной! — беспечно смеётся она, взмахивая правой рукой.

На пальце таинственно поблёскивает изящное кольцо с тёмно-зелёным камнем.

Грёзы или реальность?

На Подоле затерялся необычный особняк, стоящий под углом к остальным домам на улице. В здании, когда-то принадлежавшем купцу и бургомистру Ивану Киселевскому, разместился Центр археологии Киева. Невооружённым взглядом видно, как по стенам исторического памятника ползут трещины, осыпается штукатурка — красноречивое свидетельство того, как в столице Украины относятся к археологии.

По массивной каменной лестнице поднимаюсь на второй этаж. В просторном кабинете, заваленном книгами, журналами, картами и схемами, суетится директор центра Михаил Сагайдак. Трудно поверить, что ему 73 года — он живой, энергичный, с внимательным взглядом и уверенной речью. Но меня встречает ворчаньем: "Вы даже не представляете, сколько раз я уже рассказывал об этом! Мне ужасно надоело!" Успокаивается только после того, как обещаю не отнимать у него много времени, но в итоге мы говорим больше часа, потому что Почтовая площадь для Михаила Андреевича — это не очередной проект, а возможность оставить после себя в Киеве действительно что-то значимое. Итогом его работы может стать первый в Украине подземный археологический музей. И когда Сагайдак о нём говорит, то становится понятно, что этот музей уже существует — по крайней мере в его голове. Впрочем, на схемах тоже — в самом дальнем углу комнаты, потому что был задуман ещё десять лет назад, то есть задолго до открытия культурных слоёв времён Киевской Руси на Почтовой. В итоге находка лишь утвердила его в мысли, что такой музей обязан быть — и именно в том месте, где у наших предков была портовая гавань.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ. Нардепы рекомендовали запретить строительные работы на площади, но окончательное решение за городом

— Вот что такое вообще археология в городе? — рассуждает учёный. — По сути, мы разбираем тот или иной памятник и пишем о нём отчёт. Это важная информация, но она мёртвая! Подземный же музей предполагает, что памятник останется жить, его не уничтожат.

Образцом для создания такого уникального места в Киеве может стать Jorvik Viking Centre в Йорке, (Британия), где можно заглянуть в повседневную жизнь викингов.

— Там воссозданы фрагменты улиц с разными элементами — с забором, очагом, — объясняет Михаил Андреевич. — К тому же всё это обыгрывается восковыми фигурами. Да сейчас технологии позволяют и визуальную реконструкцию сделать. Но прежде всего должна быть основа — историческое место, которым и является Подол!

Раскопки на конфликтном объекте не ведутся с 2016 года. В соответствии с законодательством, работу экспедиции может оплачивать только инвестор, но он платить не хочет — археологам недодали 500 тыс. грн. Кроме того, уверен Сагайдак, пока работа экспедиции здесь просто бессмысленна: раскопки следует продолжать только под проект музея. Cудя по всему, от несговорчивых учёных хотят "незаметно" избавиться, заменив их на лояльную к застройщику экспедицию. На первый взгляд это кажется невозможным, поскольку Сагайдак обладает авторским правом на материалы, собранные за годы работы, но при необходимости это никого не остановит и директора Центра архео­логии Киева отодвинут в сторону.

— А вы не устали за столько лет от борьбы? Не хочется просто забыть и про Почтовую, и про музей и переключиться на новый объект? — спрашиваю на прощание у археолога.

— Постоянно! Постоянно хочется, — печально улыбается тот, — но я не могу.

Достучаться до застройщика

Голодовка Аннабеллы и горячий интерес неравнодушных киевлян к этой теме в итоге заставили власть принять хоть какие-то решения по этому поводу. На днях депутаты Верховной Рады проголосовали за сохранение историко-культурного наследия на Почтовой площади. Общественники рады и такому результату. По этому случаю Аннабелла Морина даже голодовку прекратила.

"Что такое археология в городе? Мы разбираем памятник и пишем о нём отчёт. Это важная информация, но она мёртвая! Подземный же музей предполагает, что памятник останется жить"

Но в Министерстве культуры постановление парламентариев считают декларативным.

— Порядок присвоения статуса памятника нацио­нального значения имеет определённую процедуру, — объясняет Тамара Мазур, замминистра культуры. — Он присваивается решением Кабинета министров на основании определённого пакета документов, который должно предоставить Киевское управление охраны культурного наследия. Мы уже дважды обращались к мэру с просьбой подготовить необходимые документы, но их так и не предоставили.

Впрочем, даже статус национального памятника не станет панацеей от застройки Почтовой. Потому что не обязывает расторгать договор с инвестором и уж тем более не даёт возможности археологам оформить раскопки в том виде, в котором они хотят. Так что по факту народные депутаты лишь рекомендовали запретить на этом участке строительные работы. Окончательное решение всё равно остаётся за городом.

— Если так получилось, что земельный участок, на котором инвестор реализовывает проект, не может быть использован под эти цели, то у города, думаю, есть возможность предложить компании альтернативные участки, — рассуждает Тамара Мазур. — Но, наверное, неправильно было бы не обращать внимание на инвестора и считать, что это коммунальная земля, а значит, территориальная громада может делать с ней всё что угодно.

Чиновница считает, что вопрос с Почтовой можно было решить и без голодовки активистки, и без бурных обсуждений, и без обострения ситуации.

— Речь идёт о престиже города, такой музей мог бы стать визитной карточкой столицы! — уверена она. — Городская власть должна быть заинтересована работать с активистами. А голодовка — это крайний метод, когда никакие другие уже не работают. Жаль, что людям приходится тратить своё здоровье, чтобы быть услышанными.

Своё слово в этом вопросе опосредованно высказал и инвестор. В интернете в открытом доступе появилось письмо на имя мэра Киева, подписанное директором ООО "Хэнсфорд-Украина" Мариной Ткаченко. В нём компания высказывает опасения относительно возможного расторжения инвестдоговора, называя это "рейдерским захватом объекта". Предприниматель уточняет, что стоимость строительства ТРЦ составляет полмиллиарда гривен, и упирает на то, что попытки остановить строительство создадут негативный имидж Киева в глазах потенциальных инвесторов.

Узнать, действительно ли такое письмо написано Мариной Ткаченко, а также уточнить, на каких условиях, учитывая сложившиеся обстоятельства, компания готова расторгнуть договор с городом, лучше всего у самого инвестора. Однако пообщаться хоть с кем-то из "Хэнсфорд-Украина" Фокусу не удалось. Номер телефона, указанный во всех документах как контактный, принадлежит постороннему мужчине, который очень удивляется, когда ему звонят с вопросами о ТРЦ. И всё же нам удалось связаться с представителем компании Валерием Олейником. Мужчина даже назначил время для разговора, но после перестал выходить на связь. Видимо, донести до общественности свою точку зрения предпринимателям совсем не важно.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.