Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Ненужные люди. Почему врачи отделения онкогематологии "Охматдета" протестуют против его реорганизации

Ненужные люди. Почему врачи отделения онкогематологии "Охматдета" протестуют против его реорганизации

В "Охматдете" перестали лечить детей, больных раком крови. Коллектив врачей отделения пересадки костного мозга почти в полном составе уволился в знак несогласия с его реорганизацией. Фокус разбирался в происходящем

14720

Этой больнице не привыкать служить полем боя. В ней ведется беспрерывная война за здоровье, а подчас и за жизнь маленьких пациентов, которых везут в клинику со всей Украины. Но с недавних пор здесь развернут еще один фронт, на котором с врачами из Центра детской онкогематологии (ДОГ) и трансплантации костного мозга (ТКМ) сражается руководство "Охматдета" и Минздрава.

Точнее, уже бывшими врачами. И бывшим центром, поскольку с 20 августа вступил в силу приказ главврача больницы о реорганизации этого подразделения. В тот же день восемь врачей, работавших в нем, написали заявления об увольнении. Если стороны не найдут компромисс, то жертвами противостояния рискуют стать больные дети.

Уволить нельзя оставить

Реорганизационный процесс затеяли, по сути, с одной лишь целью — убрать руководителя Центра ДОГ и ТКМ Светлану Донскую и заведующего отделением ТКМ (входящего в состав центра) Олега Рыжака. Донской руководство "Охматдета" предложило перейти с административной работы на должность врача-гематолога, заняться консультированием онкогематологических отделений областных больниц. Но она отказалась, и 20 августа ее уволили.

Рыжаку же вручили приказ об увольнении 17 августа. В документе говорится, что он освобождается от занимаемой должности на основании двух объявленных ему ранее выговоров, а также "акта комиссии о проведении проверки о соблюдении Инструкции по заполнению первичной формы учетной документации".

Аргументы главврача "Охматдета" Ирины Садовьяк о необходимости реорганизации Центра ДОГ сводятся к двум причинам. Первая — необходимо расширить его функции. "Отделения как работали, так и будут работать, без изменений, — говорит Садовьяк Фокусу, — кроме одного — отделения ТКМ. В его штат мы добавляем специалистов-иммунологов". Вторая причина, по словам Садовьяк, желание "пресечь коррупционную деятельность Донской и Рыжака".

За сухими формулировками приказа об увольнении завотделением ТКМ стоит история с написанной Рыжаком на имя Садовьяк докладной. Эту бумагу главврач "Охматдета" считает демаршем, а ее автора вместе со Светланой Донской обвиняет в пренебрежении своими прямыми обязанностями. "Завотделением написал мне докладную, поставив в копию маму пациента, о том, что послезавтра у ребенка операция и нужен перечень таких-то препаратов, — рассказывает Садовьяк. — Я поднимаю документы и обнаруживаю, что ни один из этих препаратов он не заказывал. Откуда больнице знать, что именно им нужно?"

Кадровый голод. Замену врачам, уволившимся из Центра детской онкогематологии, "Охматдет" ищет через Facebook 

С обвинениями в манипуляциях с лекарствами в адрес Олега
Рыжака и руководства Центра ДОГ и ТКМ публично выступали также активисты Центра противодействия коррупции и представители благотворительного фонда "Таблеточки", который лоббирует все начинания Ульяны Супрун. По мнению сторонников реорганизации центра, Донская и Рыжак цеплялись за руководящие должности, так как не хотели потерять возможность заказывать лекарства и получать откаты от фармкомпаний за закупку дорогостоящих препаратов, которые потом не использовали. А также — требовать взятки от родителей детей с онкологическими заболеваниями.

В июне этого года интернет и некоторые телеканалы обошел ролик, в котором мама умершего ребенка рассказывает, как услышала от завотделением трансплантации Олега Рыжака: "Если у вас есть $5 тыс., мы начинаем лечение. Если кому-то скажете — пойдете лечиться туда, откуда пришли". Скандальное видео не осталось без внимания Минздрава. "Опираясь на результаты внутренней проверки больницы и факты, изложенные в СМИ, Министерство здравоохранения 19 июня 2018 года направило письмо в Национальную полицию, Национальное антикоррупционное бюро и Генпрокуратуру с призывом провести проверку возможных противоправных действий сотрудников "Охматдета" и принять необходимые меры, — заявляют в Минздраве. — Информацией о ходе проверки владеют соответствующие правоохранительные органы. Министерство ожидает ответа относительно стадии рассмотрения дела". Иными словами, пока заявления о поборах в Центре ДОГ и ТКМ весомых подтверждений в виде возбужденного уголовного производства, не говоря уже о судебном приговоре, не имеют.

Манипуляции и клевета

Светлана Донская утверждает, что и не будут иметь. "Мамами манипулируют, — говорит она Фокусу. — Происходит подтасовка. Мы говорим родителям, что операция бесплатная, но нужно оплатить обследования доноров и другие анализы, которые нельзя сделать в "Охматдете", а также купить медикаменты, которых нет на складе. На все это требуется около $5 тыс. А наши противники представляют это как якобы вымогательство денег лично для врача. С недавних пор Олег Рыжак проводит такие беседы по моему настоянию при свидетелях". Что касается "огромных откатов от фармацевтических компаний", которые якобы получают Донская и Рыжак, то и на эти обвинения у них есть контраргументы. "Один из методов борьбы с любым, кто не согласен с политикой Минздрава — обвинить в коррупции, — говорит Донская. — Вы ездите на международные конференции? Ага, вас спонсируют фармацевтические компании, это коррупция! Да, спонсируют, но не для того, чтобы мы их препараты покупали, мы вообще заказываем лекарства по международному непатентованному названию, а не по компании-производителю. Да, во всем мире фармкомпании оплачивают клинические исследования, но это нормально, так развивается наука. Кроме того, в Европе и в США тоже борются с коррупцией — мы заключаем договор, в котором прописывается все до мелочей".

Если стороны конфликта не найдут компромисс, жертвами их противостояния рискуют стать больные дети

По словам президента фонда "Помощь онкобольным детям" Валентины Маркевич, "информационные атаки" против Светланы Донской и Олега Рыжака, в том числе со стороны фонда "Таблеточки", начались еще в 2014-м. Именно тогда, когда руководители Центра ДОГ и ТКМ заявили о готовности начать делать трансплантации от неродственного донора. Дело в том, что существует три вида трансплантации костного мозга: собственного, от родственника и от неродственного донора. Первые два в Украине делают. Третий, в котором нуждаются 75% больных раком крови, — нет. Он же является самым дорогим. Средняя стоимость такого лечения, например, в Германии — 180 тыс. евро. В Украине, утверждает Маркевич, операция обходилась бы порядка 80 тыс. евро. В том, что главной причиной реорганизации Центра ДОГ и ТКМ является стремление не допустить проведения таких операций в Украине, убеждена и Светлана Донская. Слишком многие, мол, заинтересованы в том, чтобы отправлять украинских детей на лечение за границу. Это позволяет чиновникам и благотворительным фондам распоряжаться солидными суммами, которые перечисляет на лечение детей государство и собирают граждане.

"Вокруг неродственной трансплантации идет война, — заявляет Светлана Донская. — В сентябре 2016 года Ульяна Супрун интересовалась, можно ли делать такие операции в Украине. Я сказала, что можно, как это сделали белорусы в начале 2000-х, подписав договор с международным реестром доноров — Фондом Стефана Морша. Для этого нужна, сказала я тогда, лишь политическая воля. "Воля есть", — ответила Супрун. А через две недели воли не стало".

Кому нужны наши дети?

Руководители благотворительных фондов "Помощь онкобольным детям", "Крона", "Краб", молодые врачи-гематологи Центра ДОГ и ТКМ и другие противники реорганизации центра заявляют об угрозе разрушения всей системы детской онкогематологии в Украине, которая создавалась несколько десятков лет.

Встревожены и родители. "У нас у всех огромный страх, что увольняют профессионалов. Они специалисты мирового уровня, работу найдут, а наши дети кому будут нужны? — делится с Фокусом Ирина Бурмий, мама шестилетней пациентки центра. — Нам, например, сначала поставили неверный диагноз, два года неправильно лечили, и только Рыжак поставил правильный. Мы все считаем, что если не будет здесь Рыжака — не будет трансплантации, закроется отделение. Даже медсестры говорят, что с другим руководством работать не станут. Мы уже не знаем, что делать, писали во все инстанции, но нас никто не слышит. Что ж нам, бросать больных детей и идти к Верховной Раде?".

По словам Любови Блыщик, она доверила врачам центра трех своих детей. У шестилетнего Максима и четырехлетнего Вадима — первичный иммунодефицит — синдром Вискотта — Олдрича. Вадим оказался вторым в Украине ребенком с таким диагнозом, которому сделали трансплантацию, Максим — третьим. Донором стала старшая сестра. "Я благодарю Рыжака за спасенных детей, — говорит Блыщик. — Не понимаю, почему таких специалистов не ценят. Пусть лучше создадут более комфортные условия в боксах и обеспечат больных деток медикаментами. Ведь у многих из них из-за осложнений после химиотерапии язвы во рту, и малыши не могут пить закупленные сиропы и таблетки, вот родителям и приходится самим покупать препараты для инъекций. А виноватыми выставляют врачей".

Ни душе, ни телу. Церквушку на территории больницы, в которой служит отец Виталий, также ждет реорганизация: ее собираются закрыть

Как бы там ни было, за последние 14 лет в охматдетовском Центре ДОГ и ТКМ трансплантации костного мозга от родственного донора провели 226 маленьким пациентам. 166 из этих детей живы и здоровы. Они находятся в ремиссии по основному заболеванию (нет проявлений болезни) и хорошо себя чувствуют в течение пяти и более лет. Такие показатели соответствуют уровню выживаемости после пересадки костного мозга от родственного донора в европейских странах.

Олег Рыжак и Светлана Донская подали иски в Хозяйственный суд Киева и Шевченковский райсуд столицы, пытаясь оспорить приказы о реорганизации Центра ДОГ и ТКМ и об увольнении завотделением ТКМ. Но пока не состоялось даже первое судебное заседание. Операции же по трансплантации костного мозга от родственного донора детям со смертельно опасными диагнозами прекращены. Хочется надеяться, что временно.

Дело врачей

Ирина Садовьяк, главврач "Охматдета", о том, почему руководство Центра детской онкогематологии не может оставаться на своих должностях

Вы решили упразднить должность руководителя Центра ДОГ и ТКМ, состоящего из четырех отделений. Кто займется координацией их работы, а также коммуникацией с врачами-онкогематологами в регионах?

— Я проанализировала работу руководителя центра и поняла, что функций, замыкающихся только на нем, нет. Вопрос госпитализации согласовывается с начмедом и с завотделением, то есть функции дублируются. Что касается консультирования регионов, то у нас есть консультативно-диагностический центр, поликлиника. Врачи стационара сегодня много времени тратят на амбулаторное консультирование. То есть, имея большой консультативно-диагностический центр, мы нерацио­нально расходуем время врачей стационара. Еще один важный момент — это вопиющая ситуация с заказом лекарств, когда человек, имея определенные должностные полномочия, ими злоупотребляет. Это подтвержденные факты. В любом случае Донская и Рыжак не могут занимать руководящие должности.

Против реорганизации выступила значительная часть коллектива, молодые специалисты, которые говорят, что им не у кого будет учиться.

"Когда у человека авторитарный стиль руководства, его профессионализм отходит на второй план"

— Большинство трансплантаций проведено не заведующим отделением ТКМ Рыжаком, а другими врачами. Там есть коллектив, который работает, делает трансплантации, это известные люди.

Никто не умаляет заслуг руководителя центра Донской. Это профессиональный человек, клиницист, знаток всего, что касается онкогематологии, трансплантации, редких заболеваний. Мы хотели, чтобы она как специалист консультировала пациентов. Но методы руководства в центре и в отделении ТКМ, на мой взгляд, неприемлемы. Врачи несвободны в своих мыслях и высказываниях, они находятся под давлением. Когда я впервые зашла в отделение, все родители разбежались, они боялись со мной говорить, потому что каждое их слово расценивалось как оскорбление заведующего отделением. Так быть не должно. Как побороть эти подходы? Только сломать. Считаю, что если у человека подобный стиль руководства, его профессионализм отходит на второй план.

Как реорганизация скажется на проведении трансплантаций? Планируется ли продолжить работу в направлении трансплантации от неродственных доноров, к которой уже вплотную подошли в отделении ТКМ?

— Мощность отделения ТКМ в нашем новом корпусе увеличится вдвое: с 12 койкомест до 24. Но мы намерены способствовать развитию этого метода лечения в регионах. Это политика Минздрава, там сейчас работают над тем, где целесообразно открывать такие отделения, сколько их должно быть. Что касается трансплантаций от неродственных доноров, то для этого нужно создать инфраструктуру и определенные условия, которых у нас пока нет.

Смертельное разделение

Олег Рыжак, завотделением ТКМ, об угрозе развала отечественной службы детской онкогематологии

Ваши оппоненты обвиняют вас в том, что вы вынуждали родителей покупать лекарства, которые были на складе больницы. Что скажете по этому поводу?

— Я выписывал лекарства больному ребенку согласно европейским стандартам лечения. И не моя вина, что какие-то из этих лекарств, закупаемые международными организациями за бюджетные средства, так и не поступили в больницу, какие-то пришли с истекающим сроком годности, а какие-то, будучи генериками, являются препаратами с недоказанной клинической эффективностью. Лечить ребенка все равно было нужно, поэтому лекарства покупались.

Главврач утверждает, что у вас была возможность заказывать необходимые препараты.

— Мы могли заказывать только те лекарства, которые входят в Национальный перечень медицинских препаратов и средств. Нам спускали номенклатуру как данность и не привлекали к составлению Нацио­нального перечня.

Реорганизация Центра ДОГ и ТКМ, по словам ее инициаторов, направлена на ликвидацию административной надстройки и автономизацию его отделений. Почему вы против этого?

"Цель реформаторов — как можно больше детей отправлять лечиться за границу"

— Специфика работы центра, который является главной и системообразующей структурой службы детской онкогематологии Украины, предполагает тесную взаимосвязь в работе всех его отделений. Диагнозы детям с онкогематологической патологией со всей Украины ставились в центре. Референс-лаборатория проводила тесты и выдавала результаты. На основании этого заведующая центром ставила диагноз и определяла протокол, по которому ребенок должен лечиться. В зависимости от протокола определялось, где ему проходить лечение: в центре или в онкогематологическом отделении областной больницы.

Теперь же все отделения центра будут разделены и подчинены непосредственно руководству больницы. А рефренс-лабораторию переводят в структуру центральной лаборатории больницы, которой руководит хороший, но абсолютно далекий от вопросов онкогематологии врач. Будучи обособленной от клинических отделений, эта лаборатория не сможет адекватно выполнять свои функции. Как и другие отделения.

Почему с вашим увольнением из центра операции по пересадке костного мозга прекратились? Руководство больницы утверждает, что кроме вас эти операции могут проводить и другие врачи.

— Трансплантация костного мозга относится к медицинскому хай-теку. И как любой хай-тек, она не делается кем-то в одиночку. Это командная работа. У каждого члена команды — своя функция. Заведующий отделением организовывает процесс, руководит им и определяет стратегические направления, лечащий врач непосредственно выполняет трансплантацию, врач-трансфузиолог обеспечивает забор стволовых клеток, лаборатория — контроль качества трансплантата, криоконсервацию и многое другое. Если из этой команды исключить хотя бы одного ее члена, процесс остановится.

Вряд ли, затевая реорганизацию, ее идеологи не знали всего этого. Но настоящая цель реформаторов — отправлять как можно большее количество детей лечиться за границу. Зарабатывать на этом будут те, кто помогает собирать деньги на трансплантацию, перечисляя их на счета зарубежных клиник. Ко мне, кстати, также обращались представители иностранных медицинских центров с предложениями находить для них пациентов, обещая 10% стоимости лечения за каждого больного. Поэтому я знаю, о чем говорю.

149
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.