Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Новые украинцы. Кто бежит в Украину из России, Сирии и Афганистана

Новые украинцы. Кто бежит в Украину из России, Сирии и Афганистана

Как выжить беженцу на 17 гривен единовременной помощи, выходцы из каких стран чаще всего едут в Украину и кто раздувает миграционные скандалы, разбирался Фокус

720

Даже не зная точного адреса, киевский рынок на Дегтяревской найти несложно. Уже на остановке "Больница" видно поднимающиеся за деревьями клубы дыма. Там жарят шашлык, варят плов и ловко сворачивают аппетитно пахнущую шаурму. Впрочем, рынок этот интересен не только с гастрономической точки зрения, все продавцы, они же повара, — выходцы из других стран.

"Мигрантский базар", работающий лишь раз в неделю — по пятницам, появился возле Исламского культурного центра около двух лет назад. Изначально здесь обосновалась небольшая точка со свежей едой, рассчитанная на мусульман, которые после пятничного намаза захотят по-быстрому перекусить. По оценкам муфтия Духовного управления мусульман Украины "Умма" Саида Исмагилова, каждую пятницу в мечеть приходит помолиться до 2 тыс. человек. Поэтому со временем на Дегтяревской образовался полноценный фудкорт, где не менее полусотни выходцев из Средней Азии, арабов и африканцев предлагают блюда своих национальных кухонь. Теперь сюда приходят поесть не только мусульмане, но и жители соседних домов и офисные работники.

Плов для сомалийцев

Мухаммед, выходец из Сомали, уверенными движениями помешивает плов в огромном казане, рядом на мангале подрумянивается шашлык. Перед небольшим прилавком уже выстроилась очередь. Я жду, когда люди получат свою порцию и у мужчины будет возможность поговорить.

Мухаммед — высокий, очень худой, со смешной куцей бородкой на остром подбородке — признается, что плов готовит не сам.

— Видите мужчину в красной рубашке? — кивает головой на колоритного узбека средних лет, торгующего за широким лотком по соседству. — Этот дядя начинал здесь рынок. Так вот плов готовит он, а я ему помогаю. Знаете, эта работа не только для денег, но и для того, чтобы научиться чему-то новому.

В Украину сомалиец приехал в 2013 году из Москвы, где отучился на экономическом факультете Российского университета дружбы народов. На тот момент многие из его друзей-сородичей уже перебрались в Киев, "где жить не так дорого". Мухаммед переехал вслед за ними, да так здесь и остался. По-русски он говорит с акцентом, но разборчиво и грамотно, лишь иногда смешно путая родовые окончания. Мужчина надеется, что однажды сможет вернуться в родную страну, где не был много лет, — летать туда дорого, да и опасно.

"Здесь свободная страна. В России ты не можешь так спокойно ходить. Останавливают на улице: документы, "где живешь", обыски постоянно"

Асадулла, выходец из Узбекистана

— Научусь делать плов, вернусь домой и приготовлю, чтобы мои сомалийцы тоже попробовали, им это будет очень интересно, — широко улыбается он.

Я интересуюсь, почему он не готовит и не продает что-то сомалийское, ведь наверняка на рынке хорошо пошла бы экзотическая еда. 

— Меня часто спрашивают об этом постоянные покупатели, говорят, что плов им уже надоел, — смеется Мухаммед. — А знаете, какая еда у нас национальная? Спагетти. — У нас была итальянская колония, вот и осталось это блюдо. Готовится с красным острым соусом и называется "солдато".

Пока мы разговариваем с Мухаммедом, к нам подходит его знакомый — смешливый невысокий Асадулла с густой черной бородой и горящими глазами. На пятничном рынке он торгует мясом.

— Украинцы любят спагетти? — хихикая, вклинивается он в разговор. — Он же себе здесь жену хочет найти, чтобы она ему каждый день готовила!

 — У меня была здесь жена, из Луганска. Ей очень нравилось, когда я готовил спагетти, она благодарила, что я научил ее тоже так делать, — добродушно подхватывает тему сомалиец, но тут же отвлекается на очередного покупателя, подошедшего за пышной восточной лепешкой.

Зато Асадулла сегодня торговлю уже закончил, остатки мяса загружены в машину, так что охотно рассказывает о себе. Из родного Узбекистана он почти мальчишкой уехал зарабатывать в Россию, 15 лет прожил в Москве, но решил, что в Украине жить будет проще, два года назад перебрался в Киев.

— Да-да-да! — почти каждое предложение он начинает с этого "да-да-да", слова вылетают как мелкие камешки — звонко и дробно. — Здесь свободная страна. В России ты не можешь так спокойно ходить. Останавливают на улице: документы, "где живешь", обыски постоянно. Тут такого нет. Единственная проблема — работаешь, работаешь, а денег в итоге нет, и работу найти очень тяжело.

В Киев узбек перебрался с семьей, его дети ходят в гимназию и уже совсем освоились в новой стране. О возвращении на родину Асадулла даже не думает.

— Там работу найти еще тяжелее, да и привык я здесь, — говорит он.

Разные судьбы

В отличие от говорливого узбека, Рабийя мечтает только о том, чтобы поскорее вернуться в родную Сирию. Лысоватый, но еще молодой мужчина сосредоточенно нанизывает на шампуры люля-кебаб. Соглашается поговорить о своей миграции. Если большинство из тех, кто торгует на этом рынке, приехали в Украину или кочуют по постсоветским странам в поисках лучшей жизни и возможности заработать денег, то Рабийя спасался от войны.

Сейчас в Украине действуют три пункта временного размещения беженцев: в Яготине, в Мукачеве и в Одессе. Общая вместимость таких общежитий не превышает 500 койко-мест

— Я был в армии. Воевал. Попал в тюрьму. Бежал за границу, — сириец отрывочно рассказывает о страшных событиях, которые привели его в Киев.

Из Сирии он выбрался в Ливан и уже там запрашивал визы в разные страны. После этого ждал, откуда придет первый положительный ответ. Быстрее всех откликнулась Украина, так сириец оказался здесь.

В Алеппо у Рабийи осталась семья, но пока не окончится война, вернуться домой он не сможет.

— Конечно, для большинства Украина — просто транзитная страна, отсюда бегут дальше в Европу, — продолжает сириец. — Эти люди не хотят возвращаться на родину. У меня все наоборот: если сегодня закончится война, то уже завтра утром я поеду домой.

У Рабийи есть причины вернуться: до начала военных действий он был успешным человеком, владел в Алеппо рестораном. Приехав в Украину, без труда устроился поваром, но приходилось работать по 12 часов в сутки. Торгуя на рынке, Рабийя сам распоряжается собственным временем, в остальные дни охотно откликается на предложения где-то дополнительно подработать на кухне.

Самая большая очередь на маленьком рынке скапливается возле стола египтянина Ашрафа. Пока остальные продавцы снуют возле прилавков, суетливо нарезая мясо и рассчитываясь с покупателями, он величественно восседает на стуле, неспешно упаковывая картонный бокс с шашлыком и закуской. Клиенты покорно ждут, зная, что за терпение будут вознаграждены: говорят, у Ашрафа самый вкусный шашлык на рынке. Не обращая внимания на толпящихся голодных студентов, он отрывается от шашлыка и с удовольствием размеренно беседует со мной на чистом английском. Русский и украинский араб так и не освоил, хотя для этого у него было достаточно времени: в Украину начал ездить с 2007 года, возил сюда фрукты на продажу, а два года назад окончательно поселился в Киеве, женившись на украинке.

Ашрафу в Украине нравится. Говорит, что страна открыта для людей из других государств, они могут чувствовать себя здесь в безопасности. Впрочем, у египтянина бывали проблемы. Он решил организовать собственный бизнес — открыл две точки продажи шаурмы, но, по его словам, "власти их забрали". Как бы там ни было, возвращаться в Каир Ашраф не планирует.

Объяснимое гостеприимство

Доброжелательность украинцев по отношению к мигрантам легко объяснима: в стране их не так много, поэтому гости никогда не превращались в раздражитель для обывателей. При этом с каждым годом становится все меньше обращений в миграционную службу от иностранцев с просьбой предоставить защиту. За девять месяцев 2018-го таких заявлений поступило всего 625, шесть лет назад их было в 2,5 раза больше. Желаемый статус получают единицы: в этом году всего 8 человек признаны беженцами и 37 — нуждающимися в допзащите.

Открытая страна. Сергей Гунько убежден, что украинцы к беженцам относятся доброжелательно

Сергей Гунько, начальник управления коммуникации и электронных сервисов Государственной миграционной службы Украины (ГМС), объясняет, что статус беженца в соответствии с критериями Конвенции ООН 1951 года и национального законодательства Украины может получить лишь человек, который подвергается персональному преследованию. Другими словами, война в стране (как в Сирии или Йемене) или общая дискриминация (как с рохинджа, которые до сих пор подвергаются геноциду в Мьянме) не всегда может стать причиной для признания его беженцем. В то же время эти люди могут рассчитывать на дополнительную защиту в Украине. Через три года беженцы имеют право претендовать на украинское гражданство, статус допзащиты этого не предполагает.

Пятерка стран, из которых в Украину бегут люди, не меняется уже несколько лет: Афганистан, РФ, Сирия, Ирак и Сомали. По словам Гунько, беженцы из Сирии занимают особое место в миграционной картине Украины.

— Сирийская проблема в Украине отсутствует, — подчеркивает начальник управления. — Просто мы географически находимся далеко от самого простого пути в Евросоюз (туда сирийцы стремятся попасть, рассчитывая на финансовую помощь и определенные льготы, которых в Украине не существует. — Фокус). Но выходцы из Сирии у нас тоже есть.

Дело в том, что при Союзе сирийцы массово ехали в Москву и Киев получать высшее образование, наибольшим спросом пользовался диплом врача. В результате не редкостью стали смешанные браки, да и многие успели выучить русский язык. Так что большинство из тех, кто после начала гражданской войны в Сирии искал временное убежище в Украине, оказались сразу интегрированы в местное сообщество: люди с высшим образованием могут быстро трудоустроиться и у них нет проблем с коммуникацией.

Денег нет — и хорошо!

К слову о финансовой помощи: на самом деле беженцы в Украине могут получить единовременное пособие в размере 17 грн, предполагается, что на эти деньги можно купить вещи первой необходимости. Вполне закономерно, что никто из легализовавшихся в стране на эту сумму не претендует. Между тем политический и экономический эксперт Тарас Загородний убежден, что отсутствие в Украине выплат мигрантам идет им только на пользу.

— В Западной Европе беженцы получают большие денежные пособия, которые позволяют не работать. Выходит, что они просто живут в своем гетто на эти деньги. В Украине все наоборот. Когда к нам приезжает мигрант, перед ним сразу появляются две задачи: заработать денег и найти жилье. Это значит, что он будет учить язык, повышать свою квалификацию, общаться с местными. В итоге человек оказывается интегрированным в украинское общество, — объясняет свою позицию Загородний.

Несмотря на относительно небольшое количество беженцев, получивших убежище в Украине (по официальной статистике в стране их сейчас всего около 2,5 тыс.), на улицах Киева в последнее время заметно увеличилось число иностранцев арабской внешности. Эти люди не обращаются в миграционные органы, чтобы получить статус беженца и 17 грн государственной помощи. Как правило, они приезжают в Украину открывать собственный бизнес, в частности кафе и парикмахерские. Встречаются и мужчины, которые успели обзавестись каким-то капиталом у себя дома и теперь могут весело проводить время в по-азиатски недорогой, но по-европейски культурно развитой столице. Они могут позволить себе снимать жилье, обедать в ресторанах, а вечером ходить по клубам. Среди них немало обеспеченных сирийцев, которые тоже дожидаются окончания войны в родной стране. Таких бизнесменов и трудовых мигрантов из арабских стран, приезжающих по приглашению украинских коммерческих компаний, Миграционная служба не отслеживает. 

Помоги себе сам. Мухаммед, Ашраф и Асадулла (слева направо) не ожидают никаких субсидий от Украины. Для них пятничный рынок — лишь одно из мест работы

Государственная политика

Несмотря на заверения экспертов в том, что Украина открыта и терпима к мигрантам, пару лет назад на слуху был громкий скандал, поводом для которого стало открытие пункта временного размещения беженцев в Яготине Киевской области. Общественность откровенно негативно отреагировала на новость о его создании, в ГМС полетели письма с требованием свернуть проект, а в СМИ то и дело всплывали зловещие статьи о мрачном криминальном будущем Яготина.

По словам Сергея Гунько, за раскачиванием ситуации в районном центре стояли отдельные политики, но их имен он не называет.

— Конфликт раздувался не местными жителями, а извне, — комментирует он яготинскую историю. — Представители определенных сил запугивали людей, что приедут жестокие сирийцы, которые будут всех насиловать и убивать. Мы неоднократно выезжали в город, чтобы успокоить общественность.

Общими усилиями вопрос уладили, во временный пункт стали заселять беженцев лишь после согласования с местной властью. К слову, миграционные органы размещают в своих пунктах лишь нуждающихся в особой помощи беженцев: одиноких матерей с детьми, несовершеннолетних без сопровождения взрослых, подвергавшихся пыткам людей. У взрослого здорового мужчины практически нет шансов хотя бы на короткий срок получить приют в пункте временного пребывания беженцев. Сейчас в Украине их три: помимо Яготина, мигрантов размещают в Мукачеве Закарпатской области и в Одессе. Общая вместимость таких общежитий не превышает 500 коек.

— Мы используем эти пункты, чтобы дать крышу над головой тем, кто социально уязвим, кто не может самостоятельно обеспечить себя жильем. К сожалению, мы не в состоянии поселить всех беженцев, как это делают многие европейские страны, экономическая ситуация в стране не позволяет, — говорит Гунько. 

Беженцев, разместившихся там, не кормят, но выдают им продуктовые наборы.


Инфографика: Оксана Грозная


Правозащитница Дарина Толкач уверена, что трех пунктов временного размещения явно недостаточно для Украины. По ее мнению, государственная миграционная политика нуждается в существенных доработках.

— Система предоставления убежища в Украине с нормативно-правовой точки зрения прогрессивна и не вызывает особых вопросов. Основная же проблема заключается в ее имплементации, — подчеркивает эксперт.

В первую очередь речь идет о процедуре присвоения статуса беженца. О желании получить защиту в Украине иностранец может заявлять либо на контрольно-пропускном пункте, либо обратившись в органы миграционной службы. По словам Толкач, нередки случаи, когда Пограничная служба просто не передает информацию об искателе статуса беженца в миграционные органы, по умолчанию ему отказывая. Таким образом, права иностранца сразу ограничиваются. Ситуация особенно характерна для аэропортов.

— Вопросы возникают и к самой миграционной службе, — продолжает правозащитница. — За все годы после того, как Украина ратифицировала Конвенцию ООН о беженцах, количество получивших этот статус в нашей стране не превышало 10% от общего числа заявлений.

Хотя миграционный кризис в Европе пошел на спад, это не означает, что иностранцы перестанут просить убежище в Украине. Наоборот, чем успешнее будет становиться страна, тем больше людей станет ехать к нам. К этому нужно готовиться уже сейчас, оптимизируя миграционную политику и создавая приемлемые условия для интеграции мигрантов в общество.

9
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.