Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Восьмого августа, после войны: осетины и грузины не теряют надежды вернуть свои дома

Восьмого августа, после войны: осетины и грузины не теряют надежды вернуть свои дома
Сегодня исполнился год с начала югоосетинской войны. Помощь России Южной Осетии составила сотни миллионов рублей. Но правительство непризнанной республики до сих пор не восстановило разрушенные войной дома
000

Осетинка Инара Габараева вот уже год живёт в разрушенном войной Цхинвали. Её большой частный дом на улице Руставели сгорел в августе 2008 года. Потеряли всё. От нажитого годами имущества остались только пижамы, в которых Инара и её родственники выбежали на улицу, когда начался обстрел. Сначала многие осетинцы, в том числе и Габараева, бежали во Владикавказ (Северная Осетия). Родные Инары дали немного денег, чтобы купить одежду. Но по окончании военных действий надо было возвращаться домой.


Герб Южной Осетии

Если бы не соседка, пустившая Габараеву с матерью-пенсионеркой и 13-летней дочерью в принадлежащий ей дом, мыкаться бы им троим по чужим углам. Жилище привели в порядок: сделали ремонт, поставили окна и подкрасили нехитрую мебель. Пока можно жить здесь, их никто не гонит. Но когда они снова переступят порог собственного жилья, Габараева не знает.

– У нас был огромный двухэтажный дом, а сейчас строят дома по 80 кв. метров. Всем сказали: «Хочешь такой дом? Будем строить. Нет – сиди на месте, – рассказывает Инара Фокусу. – Я с этим категорически не согласна. Я властям сказала, что мне такой дом не нужен, я отказываюсь от помощи республики. Мне такая подачка не нужна. Это значит, что я остаюсь на улице.


Рады Вам
Приезд в Южную Осетию президента России Дмитрия Медведева в середине июля Грузия назвала провокацией. Но простые люди встречали его с распростёртыми объятиями

Габараева возглавляет благотворительную организацию «Ренессанс 2008», которая возникла после российско-грузинской войны.

Организация собирает информацию о таких же погорельцах и передаёт её чиновникам.

– Мы находили инвалидов, малоимущих, неработающих пенсионеров, которые получают пенсию 500 рублей (124 грн.), большая часть из них проживает в отдалённых районах, – говорит собеседница Фокуса. – Они не живут, а существуют.

По её словам, есть целые поселения, которые не значатся ни в каких списках. Чиновники районных администраций попросту не объезжают эти сёла, а значит, и людей фактически нет.

Инара Габараева живёт на пенсию матери-инвалида II группы, страдающей от сахарного диабета. После покупки необходимых лекарств на всё про всё остаётся 6200 рублей (1532 грн.). Несмотря на безработицу и больную мать на руках, больше всего Габараева обеспокоена отсутствием собственного жилья.

– Я не могу понять, что происходит. Есть те, кто владел несколькими домами. Сгорела одна квартира, и они считаются погорельцами. У кого-то сгорел сарай, и ему строят дом в 125 кв. метров, – сокрушается она.

В южноосетинской прессе можно найти немало бравых отчётов о восстановлении частного сектора, пострадавшего в войне. В июльском интервью СМИ председатель Государственного комитета по реализации проекта восстановления Южной Осетии Зураб Кабисов уверял, что подрядчикам, которые берутся за строительство, перечислен аванс (а это около $2 млн.). Восстанавливать дома будут около 40 строительных организаций. Они должны сдать объекты к 1 декабря этого года.

Единственный район Цхинвали, который на глазах обрастает коттеджами, – это новый район, Московский. К сентябрю здесь планируют сдать новенькую школу и часть из более чем 200 частных домов. Но деньги на строительство района идут напрямую из Москвы и находятся в ведении мэра российской столицы Юрия Лужкова.


Зона особого признания

Помогли чем смогли
В августе прошлого года правительство и министерство регионального развития РФ пообещало выделить на восстановление Южной Осетии 10 млрд. рублей (2,5 млрд. грн.). Немалую поддержку осетинцам оказал и российский бизнес. Компании, входящие в Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), спустя 3 месяца после конфликта перечислили региону более 100 млн. рублей (250 млн. грн.). Также был создан Фонд поддержки экономики Южной Осетии.

– А потом начался кризис, и финансовое положение тех, кто должен был перечислить деньги, тоже оказалось не настолько стабильным, – поясняет Фокусу глава управления корпоративными отношениями РСПП Александр Варваркин. – Не то чтобы все отказались. Вопрос по наполнению фонда ещё решается.

Но всё же акция по поддержке осетин для многих российских компаний стала разовой.

– Тогда было принято решение оказать Южной Осетии посильную помощь, – объясняет представитель пресс-службы российской горнодобывающей и металлургической компании «Мечел» Илья Житомирский. – Мы выполнили свой гражданский долг: сдали кровь, собрали одежду, предметы первой необходимости, отправили уголь в дальние районы.

В конце прошлого года РФ пообещала помочь руководству Южной Осетии с кадрами. В правительстве края оказалось несколько россиян, имеющих связи в российских спецслужбах. Премьером был назначен Юрий Морозов. Затем россиян стали один за другим отправлять в отставку. На их места пришли люди по протекции президента Эдуарда Кокойты.


Деньги Москвы
Единственный район, который строится ударными темпами, – Московский. Финансирует строительство правительство Москвы

Юрий Морозов, также попавший в немилость к президенту Южной Осетии, рассказал газете «Коммерсантъ» о пропавших в республике средствах. Впрочем, никаких доказательств в поддержку своих слов он не предоставил.

Как бы там ни было, перевод денег в регион был приостановлен. Впрочем, половина населения всё же успела получить компенсации: семьям погибших давали 50 тыс. рублей (12,4 тыс. грн.) и ещё столько же, если они потеряли жильё.

Весной нынешнего года в российской прессе появились сообщения о том, что многие объекты, которые будут восстановлены на деньги Кремля, останутся в собственности РФ. Министерство регионального развития создало государственное унитарное предприятие «Южная дирекция», которое стало заказчиком строительства и реконструкции объектов в Южной Осетии. Кокойты пришлось пойти на уступки, ведь население разрушенного края всё чаще выражают недовольство действиями чиновников. Уже в июле Южная Осетия получила от министерства финансов РФ около 380 млн. рублей (100 млн. грн.) на восстановительные работы. После чего Эдуард Кокойты провёл несколько пресс-конференций, на которых пригрозил виновным в затягивании строительства чиновникам уголовной ответственностью.

Унесённые войной
В Южной Осетии постоянно говорят об участии российских компаний в восстановлении края, но на деле, как утверждают сами жители, ничего не происходит.

– Газопровод, который строится «Газпромом», – единственное, что, пожалуй, делается, – говорит директор южноосетинского информационного агентства «РЕС» Майя Харебова.

Газопровод из Северной Осетии в Южную начали строить в 2007 году. Теперь он нужен краю как никогда, ведь после войны Южная Осетия перестала получать топливо из Грузии. В этом году строительство должно быть завершено.

– Без финансовой помощи РФ Южная Осетия выжить не в состоянии, здесь нет ни фабрик, ни заводов, всё было разрушено, – говорит Харебова. – Своих средств нет. Всё надо начинать с нуля.

Харебова, как и все, с кем общался Фокус, не понимает, почему до сих пор так мало сделано руководством края. Она уже год живёт с мужем и ребёнком у свекрови, до сих пор оплакивая свою погибшую под августовскими обстрелами бабушку.  Её мать находится в Северной Осетии, поскольку в Цхинвали ей жить негде.

Августовская война раскидала жителей Южной Осетии по всему Кавказу. Немало осетин сегодня живут на территории Грузии. Им пришлось бежать вместе с грузинами: одни были слишком лояльны к соседскому народу, другие оказались связаны с ними родственными узами.


Устали ждать
Майя Харебова потеряла в войне бабушку. Сама она уже год живёт со своей семьёй в доме свекрови

Осетинка Галина Телехсаева бежала из Южной Осетии вместе с мужем-грузином, детьми и внуками. Их село оказалось под обстрелом российских самолётов. В Тбилиси беженцы оставались до декабря прошлого года. Потом многих удалось расселить в специально выстроенных коттеджных городках. Семья Телехсаевой вместе с несколькими односельчанами оказалась в Горийском районе. Им дали дом, землю, семена для посева. Глава семьи ежемесячно получает от грузинского правительства 30 лари (140 грн.), каждый член семьи – по 24 (110 грн.). Бесплатно беженцев обеспечивают макаронами, сахаром, мукой, фасолью, маслом. На пропитание хватает. Из всей семьи работает только сын Телехсаевой. Она с сожалением вспоминает, как ещё совсем недавно у них были и фруктовые сады, и скот, и пастбища. Теперь приходится довольствоваться малым.

– Но мы довольны, – говорит Фокусу осетинка. – Беженцам 90-х (во время грузино-осетинского конфликта. – Фокус) ничего не давали. Многого, конечно, не хватает. Но мы надежды не теряем. Может, возвратимся ещё в свой родной дом.

Два брата, сестра Галины и их дети живут во Владикавказе (столица Северной Осетии. – Фокус). И она не знает, увидит ли их когда-нибудь ещё, ведь границы закрыты, и ни в Южную, ни в Северную Осетию из Грузии попасть нельзя. Общаться с родными Телехсаева может разве что по телефону.

– Они меня зовут, но дороги закрыты. Оттуда не выпустят, сюда не пустят, – жалуется она. – Простым людям не надо войны, только бы жить и работать. Но кто нас спрашивает?

Яна Седова, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.