Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Рынок нелегальной миграции составляет 200 -300 тыс. долл ежемесячно, - расследование Фокуса

Рынок нелегальной миграции составляет 200 -300 тыс. долл ежемесячно, - расследование Фокуса
Для большинства нелегалов путь в Европу пролегает через Закарпатье. Для некоторых здесь он и заканчивается
000

В мае этого года Сергей Симков приехал в Ужгород из Узбекистана, купил карту Закарпатья и отправился в село Завосино вблизи украинско-словацкой границы. Добравшись, спрятался на местном кладбище, а когда стемнело, пошёл за границу. В туфлях, по лесам и горам, со скромным запасом воды и пищи в целлофановом пакете. Сергею повезло: его не засекли ни пограничники, ни камеры слежения, а когда сработала сигнализация и по его следу пустили служебную собаку, она не нашла нарушителя в колючих зарослях ежевики. «Мне помогло внутреннее чутьё», – признаётся Фокусу Сергей, который сейчас живёт в Австрии и надеется получить там статус беженца.

Чужой против Гуты


На железных собаках. В конце прошлого года закарпатские пограничники получили 8 квадроциклов и 5 снегоходов

На интуицию, карту и компас обычно полагаются мигранты из постсоветских стран: молдаване, грузины, чеченцы. Остальные – афганцы, пакистанцы, индийцы – доверяются проводникам. По словам начальника Чопского пограничного отряда Виталия Вербицкого, с начала года было задержано 653 нелегальных мигранта, а вместе с ними 23 украинца, которые переправляли их за кордон. При этом половину нелегалов взяли по наводке местных. Выходит, одни жители приграничья работают на нелегалов, а другие – на пограничников.

Пограничники говорят, что иногда приплачивают местным за помощь, но чаще те помогают безвозмездно – как сознательные граждане. Библиотекарь Ольга Волько живёт в получасе езды от Ужгорода, в селе Гута, на вершине горы. До Словакии – пара километров. Она охотно вспоминает случаи, когда в селе появлялся чужак и вскоре местные сдавали его пограничникам. «Один пришёл в село поздно вечером. Может, в темноте и сошёл бы за своего, но он не здоровался ни с кем, этим себя и выдал», – говорит Ольга Иосифовна. Старожилы в приграничных сёлах считают охрану рубежа своим долгом. «Раньше после сильного дождя, когда смывало контрольно-следовую полосу, мы всем селом шли на границу и перепахивали её», – с гордостью вспоминает библиотекарь.


Вечерний звон. Если задеть едва заметную тетиву, натянутую вдоль границы, сработает сигнализация и патрульный через считанные минуты прибудет на место

Контрольно-следовая полоса (КСП) – зона разрыхлённой и отутюженной почвы, которую невозможно перейти, не оставив отпечатка. Как только патрульный обнаружит след, пустит за нарушителем овчарку. Если не считать полосатых столбов, то КПС и служебные собаки – пожалуй, всё, что осталось от пограничной службы советского образца. Теперь вместо солдат – контрактники, а вместо АК-47 – пистолеты «Форт». Пограничники гоняют на квадроциклах, а зимой пересаживаются на снегоходы. Словаки наблюдают за границей с помощью вездесущих камер, а украинцы – через тепловизоры, которые способны ночью разглядеть человеческий силуэт на расстоянии 5 км. Современная техника появилась у нас только в конце прошлого года и сразу дала результат: в 2009 г. украинские служащие и их коллеги на сопредельной стороне констатировали снижение потока нелегалов почти в два раза. «Теперь мигранты идут через Белоруссию или морскими путями – в трюмах, напрямую из Турции в Европу», – объясняет Фокусу начальник управления по борьбе с транснациональной преступностью Пограничной службы Украины Виктор Лукьянец.

Словакия с доставкой

Пересечь границу стало сложнее, но по-прежнему возможно – проводники тоже не брезгуют шпионскими гаджетами, используют приборы ночного видения и дальнобойные бинокли. К тому же отнюдь не все жители окрестных сёл пекутся о государственном кордоне – многие предпочитают помогать нелегалам.


На страже. Библиотекарь Ольга Волько из приграничного села Гута считает охрану кордона своим долгом: если заметит чужака – сообщит, куда следует

В Малых Селменцах вообще особое отношение к границе. В 1919 году австро-венгерское село Слеменце стало чехо­словацким, а в 1946-м граница разрезала его на две части – Малые и Большие Селменцы. За одну ночь соседи стали гражданами разных государств, отделёнными друг от друга колючей проволокой. Пункт пропуска здесь появился только в 2005-м. Чтобы сходить в гости к родственникам, теперь не приходится делать стокилометровый крюк, но по-прежнему нужны визы.

В Малых Селменцах ведущая к границе улица давно превратилась в торговый ряд, куда приходят словаки и покупают дешёвые украинские товары. Собеседник Фокуса Михаил Михайлович, открывающий в селе ещё один магазин, раньше, как и многие здесь, служил на границе. Пересечь рубеж, говорит он, всегда было сложно, но это не останавливало тех, кто хотел заработать на нелегалах. В Береговском районе Закарпатья местные жители поставили в десятке километров от границы с Венгрией полосатые столбы, натянули колючую проволоку и ночью вместе с пакистанцами преодолевали самодельные препятствия. Мигранты, уверенные в том, что успешно пересекли границу, безропотно платили «проводникам». Ольга Волько из Гуты вспоминает пример не менее жестокого обмана: в их село привели группу азиатов и сказали, что это Словакия. Гости успели разве что в гастроном зайти, в тот же день их забрали пограничники.

На поиски проводника, который согласился бы переправить через границу, у корреспондентов Фокуса ушло всего несколько часов. Возившийся на огороде житель села Палло сразу согласился помочь с переходом, но торговался упорно – 200 грн. за двоих, не меньше. Украинско-словацкая граница, как оказалось, буквально упирается в его огород. Договорившись о цене, селянин бросил вилы, подтянул спадающие треники и повёл журналистов к кустам, к тому месту, где прорываться через кордон удобнее всего. Стартовать проводник советовал ночью, ползком, загребая за собой борозду, а вот время смены караула (якобы единственно подходящее для перехода) он соглашался назвать только после предоплаты.

Прямые поставки


Вместо бинокля. Пограничники ловят нелегалов с помощью тепловизоров, способных разглядеть силуэт на расстоянии до 5 км

В другом селе строитель Юра рекомендовал обратиться к его знакомому, опытному и надёжному проводнику, который недавно перевёл через границу тридцать пять человек. Главное, отметил Юра, у него есть партнёры в Словакии, которые встретят группу на своей стороне. Корреспондент Фокуса созвонился с проводником, но обсуждать подробности по телефону тот не захотел. «Если найдёте, кто встретит вашу группу в Словакии, я и сам могу провести», – вдруг решил Юра, правда, с ценой так и не определился.

Виктор Лукьянец из управления по борьбе с транснациональной преступностью говорит, что вся дорога из Азии в Европу нелегальным мигрантам обходится от 7 до 20 тысяч долларов. Чем больше попыток пересечь границу – тем больше сумма. То, что за первой попыткой обычно следуют другие, неудивительно: оказавшись в Украине, большинство нелегалов уже не возвращаются домой. Сергей Симков, который нелегально мигрировал в Австрию этой весной, пробовал перейти границу и раньше, но безуспешно – его задержали пограничники. После этого, вспоминает Симков, помощь в переправе за рубеж ему предлагали и во львовском погранотряде, и в ужгородской милиции, и в киевском центре приёма беженцев. Цена за услуги колебалась от $300 до $1500. «Обещали, что если я нахожу ещё пятерых, иду сквозняком – бесплатно», – вспоминает Сергей. Виктор Лукьянец признаёт: были случаи, когда нелегалов переправляли с помощью самих военнослужащих – они сдавали информацию, когда и на каком участке будет наряд, и группа благополучно обходила это место. «За это мы своих отдавали под суд», – говорит он.

Силовики - в доле

Миграция нелегалов через Украину стала прибыльным бизнесом не только для её организаторов, но и для представителей силовых структур. Фокус разбирался, как работает канал нелегального трафика


Незваный гость хуже. Для многих нелегальных мигрантов путь в Европу заканчивается в бориспольском аэропорту. Чаще всего депортируют незваных гостей из Пакистана, Индии, Китая, Афганистана и Сомали

Пакистанец Радж (имя изменено. – Фокус) провёл в Украине год. «Мои родственники живут в Италии. Я хотел перебраться к ним и начал искать людей, которые согласились бы это организовать. Нелегально, естественно», – рассказывает он. Посредник озвучил стоимость услуги – $10 тыс. «Он пообещал, что за эти деньги меня переправят в Италию самолётом через Москву. Сказал, что уже через 15 дней буду на месте». Однако в Москве пришлось ждать полтора месяца. За проживание Радж и ещё три пакистанца заплатили по $500: «После того как мы рассчитались, хозяин квартиры повёз нас на вокзал. Сказал, в Италию поедем через Киев». Сидя в отправляющемся с Киевского вокзала поезде, Радж не мог представить, что настоящие проблемы только начинаются.

Форточка в Европу

Официальная статистика утверждает, что ежегодно на незаконном пересечении украинской границы попадаются около 3 тысяч иностранцев. По оценкам источников Фокуса в СБУ, ежемесячный оборот канала нелегальной миграции достигает $200–250 тыс. «В среднем в каждой из ключевых областей нелегалы оставляют до 50–60 тыс. долларов в месяц», – рассказывает источник. Лучше всего налажен транзит через Черниговскую, Киевскую, Винницкую, Луцкую и Закарпатскую области. Кроме того, нелегалы нередко попадают в страну через Одесский порт и Киевский вокзал. Правда, в таких случаях это обойдётся на $5 тыс. дороже – посреднику приходится договариваться с пограничниками и проводниками в поезде. Большинство транзитников идёт из России через Черниговскую область: «В приграничных городках этим занимаются местные мужики, ездящие на «Нивах» или «газиках». С их помощью нелегалы и пересекают границу. Так в страну попадает до 90% незаконных мигрантов».


Прощание с Европой. В Розсудивском пункте временного пребывания нелегалов задержанные ждут суда и депортации

Всё происходит, как правило, ночью – по партизанским тропам советские джипы пересекают границу. В машину садятся 4–5 человек, каждый платит водителю по 100 долларов, из общей суммы сотня идёт пограничникам. «В Черниговской области иногда одновременно работают по 4–5 автомобилей. Каждый водитель совершает несколько рейсов в неделю», – продолжает источник Фокуса в МВД. И это далеко не последние деньги, которые мигранты вынуждены платить, нелегально попадая в Украину. Фактически в стране работает непрерывный конвейер по выкачиванию денег из нелегалов на всём – жилье, питании, транспорте. Но даже немалые вложения не гарантируют иностранцу того, что он попадёт в Европу.

Кто на новенького

С Раджем произошло самое страшное: при пересечении украинско-словацкой границы его поймали словацкие пограничники и отправили назад в Украину. «Сначала нас четыре месяца держали в Мукачево, потом направили в Черниговский лагерь (Черниговский пункт временного содержания нелегальных мигрантов. – Фокус). Там я просидел ещё полгода», – рассказывает Радж. Уже это было грубейшим нарушением закона – нельзя более полугода держать нелегала в заключении.


В степях Украины. Мигранты из Афганистана были задержаны пограничниками при попытке нелегально пересечь российско-украинскую границу

После того как Радж отбыл срок, его и ещё нескольких вышедших вместе с ним на пороге тюрьмы встретили милиционеры. «Они сказали, что отвезут нас в Киев, на суд, после чего депортируют из страны. До суда мы так и не добрались. Машину остановили, после этого с нами стали беседовать – по одному». Общаться с нелегалами взялся некий индиец Ясвед Сингх, которого мигранты до этого уже видели в Черниговском пункте. «Он рассказал, что выходом на свободу мы обязаны именно ему. И что теперь должны ему по полторы тысячи долларов, иначе сейчас же вернёмся в Чернигов. Я и один мой товарищ отказались платить. После этого Ясвед посадил нас в машину и отвёз куда-то за Киев. Что случилось с остальными, я не знаю».

В то время как Раджа несколько недель держали под замком, кто-то звонил его родителям, вымогая у них $1,5 тысячи: «В итоге я выждал момент и просто сбежал оттуда. Обратился в украинское представительство Международной организации по вопросам миграции». Представители МОМ помогли Раджу вернуться в Пакистан.

Граница для "чайников"

Источники в силовых ведомствах подтверждают, что канал нелегальной миграции находится под частичным присмотром некоторых милиционеров, которые участвуют в вымогании денег. «Схемы есть разные, но идея одна: сдать нелегала милиции и скачать с него деньги. Происходит это так: их завозят на киевскую квартиру и оставляют там. Через несколько дней в квартиру звонят сотрудники милиции, приехавшие вместе с участковым под предлогом заявления от одного из жильцов (никакого заявления, естественно, нет) или проверки паспортного режима. После этого нелегалов «пакуют» и везут в суд, который отправляет их в Чернигов (Розсудивский пункт временного содержния иностранцев под Черниговом. – Фокус)». Интрига этой схемы заключается в том, что по закону держать нелегала в приёмнике более полугода нельзя.

«В суде им выдают временные удостоверения личности, в которые после  их выхода из пункта заносится отметка об отбытии наказания. По закону сажать их в тюрьму повторно не имеют права, в течение 5 дней нелегалов должны депортировать, – рассказывает источник. – Однако на пороге пункта этих людей, как правило, встречает милиция. А дальше всё просто. Их везут к посреднику вроде Сингха и предлагают решить вопрос по-хорошему. Если кто-то отказывается, милиция уничтожает справку и повторно везёт его в суд». В суде мигрантов уже ждёт «свой» переводчик (многие нелегалы плохо владеют английским, не говоря уже о русском или украинском), который называет вновь прибывших иностранцев другими именами. «Таким образом в Черниговский пункт по документам якобы едут совершенно другие люди. Бывали случаи, когда нелегалы таким образом сидели в Чернигове по полтора года», – утверждает собеседник. После выхода из тюрьмы и потери всех денег мигрантам ничего не остаётся, как отправиться домой.

Начальник пункта временного содержания иностранцев в селе Розсудив Черниговской области Евгений Солуян утверждает, что правоохранительные органы не виноваты в проблемах мигрантов. «Понимаете, к нам нелегалы попадают только по решению суда. Что можно сделать, если мы выпускаем человека, а он едет не к себе домой, а в Киев или Одессу, где его задерживают без документов. А потом он ещё и называет на суде вымышленное имя. Конечно, они опять попадают к нам. Хотя у меня таких случаев не было», – говорит он. Ежегодно через этот пункт в Черниговской области проходят до 500 нелегальных мигрантов.

Впрочем, и в милиции, как ни странно, проблему признают. «Понятно, что некоторые милиционеры состоят в доле. Но не надо делать монстров только из них. В случае с нелегальной миграцией канал крышует не только милиция, но и СБУ с пограничниками. Если бы не союз некоторых сотрудников трёх силовых ведомств, никакой нелегальной миграции не было бы», – говорит Геннадий Москаль заместитель главы МВД и начальник милиции Крыма, занимавший с 2002-го по 2005 г. пост председателя Государственного комитета по делам национальностей и миграции. В этой ситуации мигрантам-нелегалам можно пожелать оставаться дома. В противном случае, так и не добравшись до Европы, возвращаться чаще всего всё-таки приходится, правда, уже без денег.

Евгений Сафонов, Сергей Высоцкий, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.