Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Пение – сила: репортаж Фокуса из рок-школы

Пение – сила: репортаж Фокуса из рок-школы
В единственной в России государственной рок-школе The Road, открывшейся в Казани, начался первый учебный год
000

–В семь лет меня отвели в музыкальную школу, чтобы я поступил на класс флейты. На флейту меня не взяли, пошёл на скрипку. Но скрипку я вообще терпеть не мог, – делится с Фокусом своими детскими воспоминаниями Тимур Иванов-Хайрутдинов, барабанщик популярной казанской рок-группы Dom Kukol. – Школа была с джазовым уклоном. Но мне всегда хотелось играть рок. Я понял, что ударные инструменты – это моё, только год спустя после окончания музыкальной школы.

Сегодня Иванов-Хайрутдинов преподаёт в казанской рок-школе The Road. Учит мальчишек и девчонок игре на ударных инструментах. Их путь через тернии к сцене может оказаться намного короче, чем у многих музыкантов-профессионалов. Им дают шанс выступить перед публикой уже через считанные недели.


Рок в массы. Айрат Яруллин (второй справа) сам когда-то играл рок в подвалах

– Сцена – это часть учебного процесса, – увлечённо рассказывает Фокусу директор школы Айрат Яруллин. – Наша школа ориентирована на сценическое исполнение. Дети не просто учатся для зачёта полгода в какой-то комнатёнке. У них сразу идёт практика. Сочинил ребёнок песню, поёт чисто, интонирует, тексты хорошие, музыка отличная, осталось только её собрать. И мы ориентируем его на выступление, а он целый месяц днями напролёт репетирует. Его никто не заставляет. И получается шикарный результат.

Выступают юные рокеры в казанских клубах. О гонорарах речь пока не идёт, скорее живые концерты – шанс для учеников опробовать на публике своё творение, что-то добавить, изменить. Если людям нравится выступление – лучшего вознаграждения не придумать. Яруллин уверен, что в академической музыке такая мотивация встречается крайне редко.

– Ведь там учеников приходится силком затаскивать на занятия, а потом у них получается какое-то отторжение академического образования, – говорит он.

Один из учащихся школы Михаил Нос три года назад закончил музыкальную школу по классу скрипки. Но среди его любимых исполнителей классикам места не нашлось. Здесь всё больше Metallica, Led Zeppelin, Red Hot Chilli Pерpers и 30 seconds to Mars. Михаил слушает и Анни Леннокс, и Аврил Лавин, и Элтона Джона. В рок-школе он занимается вокалом и уже не раз выступал с The Road перед публикой. Совсем недавно, 30 августа, ребята приняли участие в рок-фестивале The Road, организованном на День города. Они вышли на одну сцену с лучшими казанскими группами.

– Обстановка была очень комфортная, – отвечает Михаил на вопрос о том, как ребята чувствовали себя рядом с профессионалами. – Мы выступили первыми, а потом слушали и Dom Kukol, и «Каменного ангела» (казанские рок-группы. – Фокус).

Рваные джинсы и бандана

Казанская школа рока открылась в апреле этого года. В министерстве культуры Татарстана был объявлен грант, проект Айрата Яруллина оказался самым оригинальным. Половину необходимой для финансирования школы суммы (около $6350 в год) выделила мэрия, половину – министерство культуры. Первыми покупками стали радиомикрофоны, ударные установки, гитары. К началу сентября один из кабинетов музыкальной школы №5, которая делит здание с рок-школой, обшили звукоизоляцией. Так что теперь скрипачи и пианисты смогут заниматься в более спокойной обстановке, не оглушаемые барабанами и бас-гитарами.


Идея рок-школы пришлась по душе и подросткам, и профессиональным музыкантам, таким, как Андрей Макаревич

Преподавателей стараются брать из консерватории. Здесь, по словам Яруллина, закончившего консерваторию, дают лучшее образование. Для частных случаев – к примеру, обучения игре на ударных инструментах, приглашают рок-музыкантов из популярных казанских групп. Курируют казанскую школу рока такие именитые российские рок-музыканты, как Андрей Макаревич из «Машины времени» и Вадим Самойлов из «Агаты Кристи».

– Это не шефство, это сотрудничество, – подчёркивает Яруллин.

В апреле в The Road было всего 30 человек. Сегодня здесь занимаются уже 100 учеников. Рвутся в школу рока и учащиеся обычных музыкальных школ. Они горят желанием сменить фортепиано на синтезатор, а вместо флейты взять в руки бас-гитару.

– Мы их отговариваем, – улыбается Яруллин. – Говорим: «Ребята, погодите. Что вы делаете? Лучше окончить музыкальную школу и параллельно учиться у нас. И родители будут рады».

Весной конкурс был 10 человек на место. Теперь – намного больше.

– К нам приезжают со всех городов России, звонят даже из Мурманска, – говорит Айрат Яруллин.

Среди учеников есть пять девочек, которые живут в районном центре Апастово. Вместе с преподавателем они каждую субботу и воскресенье трясутся в поезде более трёх часов, чтобы заниматься в школе по специально разработанной для них программе. По словам Яруллина, некоторые родители готовы ради талантливого ребёнка переехать жить в Казань.

– Они ведь тоже мотивированы. Пусть в рваных джинсах, в бандане – это уже стилистика, но родители гордятся, что их ребёнок с гитарой поёт на сцене перед микрофоном, – говорит он.

Индивидуальный подход

В школе ломать ученика не принято. Любишь металл – подберут преподавателя, который, по словам директора, «даст драйв и энергетику». Кому-то ближе популярная роковая музыка, джазовые произведения – никто не будет переубеждать, играй и пой то, что нравится.


Поставить задачу. Барабанщик Тимур Иванов-Хайрутдинов считает: чтобы стать профессионалом, ребёнок должен прилагать усилия

– Они приходят со своими пожеланиями, хотят играть в сумасшедшем темпе, – рассказывает Тимур Иванов-Хайрутдинов. – Мне приходится разбираться, искать для них что-то особенное. Сам я такие задачи себе бы не поставил. А так что-то я им даю, что-то они мне.

Особой разницы, кого учить – мальчишек или девчонок, нет.

– Девочки, правда, более грациозно подходят к игре на барабанах, – говорит Иванов-Хайрутдинов. –  Мальчики просто делают замах, а у девочек это происходит по-другому, очень интересно наблюдать. Они  женственнее подходят к исполнению на инструменте.

На вопрос, легко ли ему, 24-летнему, находить общий язык с норовистыми учениками, многие из которых не намного младше его самого, собеседник Фокуса замечает, что все дети настроены очень доброжелательно.

– Если у ребёнка есть желание заниматься, то это богатая почва для будущего профессионального музыканта. К тому же эти дети понимают, для чего им это нужно, – говорит он.

Преподаватель вокала в школе рока Ульяна Луговцева согласна со своим коллегой:

– Как правило, если человек пришёл учиться играть на ударных инструментах, то он фанат – только ударные, – смеётся она.

Впрочем, есть и исключения из правил.

– Я сейчас осваиваю другие инструменты, в частности, электрогитару. Но это скорее для участия в создании музыки, для того, чтобы лучше чувствовать, – рассказывает Фокусу Михаил Нос.

Ярко выраженная индивидуальность – главная особенность здешних учеников, отмечают преподаватели.

– У каждого, кто хочет стать вокалистом, уже есть своя манера пения, – говорит Луговцева. – Моя задача – поставить дыхание и дикцию, научить подавать звук.


К концерту готов. Учеников школы не надо заставлять отрабатывать аккорды.Они готовы часами репетировать, только бы выступить на сцене

Репертуар рок-исполнителя имеет свою специфику, звук извлекается по-другому, он должен быть эстрадным, более открытым, поясняет Луговцева. Но основы вокала для всех одинаковы. Так что ей, педагогу с 20-летним стажем, не приходится ничего менять в своей учебной программе. Но с некоторыми сложностями она всё же столкнулась.

– Было непросто найти правильные упражнения и индивидуальный подход, – говорит Луговцева. – Я просила петь песни каких-нибудь авторитетных исполнителей, просто напеть, чтобы видеть, что на них повлияло, какая манера им нравится. Только потом искала упражнения, которые они воспринимали бы как свои.

Вокал она сравнивает с инструментом внутри человека, который связан с его темпераментом и музыкальностью.

– В рок-музыке главное – индивидуальность человека, то, что он хочет своим голосом сказать. У певца должна быть харизма, – замечает она.

Помимо специализации и уроков вокала, ученикам преподают сольфеджио, историю рока и сценическое мастерство. К тому же ребята сразу играют в коллективе, в той группе, в составе которой потом выходят на сцену.

Самых старательных ждёт особое поощрение – возможность записать альбом.

– У нас в России сложился такой подход: родители не воспитывают в ребёнке то, что ради своей будущей профессии он должен прилагать усилия уже с раннего возраста, – утверждает Хайрутдинов. – В Штатах есть ребята, барабанщики, которым по 4–5 лет, и они выступают пусть не профессионально, но достаточно интересно.

Луговцева отмечает, что способности детей напрямую зависят от того, насколько благоприятна атмосфера, в которой они растут. Чем лучше психологический фон в семье – тем легче увидеть в ребёнке его потенциал, его талант и возможности. И наоборот.
– То, что дети в школе раскрываются, видно сразу, – говорит она. – Просто мы пока ещё не успели это классифицировать.

Яна Седова, Фокус

 


 

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.