Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Гоша хороший. Интервью с Гошей Куценко

Гоша хороший. Интервью с Гошей Куценко
Один из самых востребованных российских актёров, Гоша Куценко, рассказал Фокусу, как познакомился с Квентином Тарантино и как не попал в «Тараса Бульбу» Бортко
000

В рамках открытия 39-го Киевского международного кинофестиваля «Молодость» состоялась премьера российского фильма студии Disney - «Книга мастеров». Немного неуклюжую, китчевую, но впечатляющую сказку, в столицу приехали представлять режиссёр картины Вадим Соколовский и актёр Гоша Куценко, сыгравший в картине Кощея Бессмертного. Фокусу удалось вклиниться в плотный премьерный график Гоши и немного побеседовать о кинематографе, актёрской ненормальности и многом другом. На поверку популярный артист оказался начисто лишённым симптомов звёздной болезни, приветливым и разговорчивым собеседником.

За свою карьеру вы успели сняться во многих жанрах кино – в комедиях, мелодрамах, боевиках, а теперь вот ещё и в сказке. В каком жанре вам интереснее всего работать?

Мне всё равно, где работать. Привязалась ко мне эта мысль, и я от неё не отстану сегодня. Лишь бы это доставляло мне удовольствие, какой-то кайф. Я не люблю бывать в пробках. Вот когда ты в творчестве попадаешь в пробку, это самое страшное. Я не снимаюсь в сериалах, потому что мне кажется, что работа в сериале, в таком среднем, который ты не любишь – это жизнь в пробке. Хочется, конечно, в какой-нибудь эротической мелодраме сняться, но чувствую, этот жанр останется в области моих фантазий.

Как вы отнеслись к довольно суровой критике в адрес дилогии «Обитаемый остров» и вашей роли в ней и какие ожидания по отзывам о фильме «Книга мастеров»?

По поводу «Острова» - я был частью ансамбля, большого ансамбля. И эта картина – это было огромное колесо, мы были там белками, это нормально – об этом-то и кино, о белках в большом тоталитарном колесе. Я знал всё про этот роман, и со своей стороны хотел иначе позиционировать свою роль, но Фёдором Бондарчуком был предложен именно этот рисунок. Переаргументировать мне его не удалось, поэтому я совершенно сознательно для себя отметил, что  держусь своего «поводыря» в этой картине – Сергея Гармаша, его героя, я шёл за ним. Я предлагал Фёдору… Мне нужно было онеметь после первой сцены пыток, и тогда моя роль была бы выразительной и отличалась бы ото всех. В конце, если бы я обаятельно выговорил какие-то слова – о самообмане, о свободе, о достигнутой цели, то многие бы узнали себя, нас, которые обманулись, уверовав в какие-то идеалы. В «Книге мастеров» меня мало и поэтому я никому не смогу надоесть, но я думаю – нормально. Я слышал реакцию зала в Питере – дети смеялись. У меня такая сцена – она обслуживает сюжет и без претензий. Я буду раздражать зрителей только тем, если я буду висеть на плакате, и кто-то будет думать, что меня там много, придёт, а меня там – мало. Но я надеюсь, что не так много людей пойдёт именно на меня в кино, увидев меня на плакате. Наоборот – многих это отпугнёт. А вот те, кто мои, моя публика – я с ней в товарищеских отношениях, поэтому меня поймут.

Кто ваш любимый кинорежиссёр? Если представить себе, что мы живём в идеальном мире и у вас есть любой выбор – у кого бы вы захотели сняться?

У Тарантино безусловно!

В какой роли?

Да пофигу!

А вы смотрели «Бесславные ублюдки»?

Конечно. У меня сейчас в моих чартах – это любимый фильм. У Тарантино отличное чувство прекрасного, он создаёт свои новые жанры! Он редкий человек. Мне просто повезло, я общался с ним – недолго, на МКФ года три назад. Он приезжал, привозил вторую часть «Убить Билла». Мы познакомились, я хотел даже подарить ему какой-то фильм свой – настолько я был пьян. Но потом уснул и всё – и меня отвезли в аэропорт. Он, конечно, человек прекрасный, свободный. Я бы хотел быть таким – независимым, талантливым. Он – настоящий кинорежиссёр.

Как вы принимаете решение, сниматься ли в той или иной картине? Складывается впечатление, что вы снимаетесь во всём подряд.

Дело в том, что я снимаюсь в одной-двух картинах в год и далеко не в главных ролях. И не снимаюсь ни в одном сериале. И я могу по пальцам пересчитать те объёмы моего экранного присутствия, которые у меня и у моих коллег – они просто несопоставимы. Возьмите любого парня моей весовой категории, что называется, - моего возраста, опыта, моего количества фильмов. Просто я снимаюсь в картинах, которые реально выходят на экран и у которых есть рекламная кампания. И тогда меня становится больше – перед выходом фильма, как сейчас. У меня эпизодическая роль, а я принимаю участие в рекламной кампании. Это было условие контракта, который Дисней предлагает артистам. Поверьте мне, раз в 5 мы уменьшили количество моих появлений. Просто в Киеве меня сейчас много. Как у украинского актёра у меня в контракте поездка в один город с премьерой, мне предложили Киев и я с удовольствием поехал. А создаётся впечатление, что меня много. Да просто я давно этим уже занимаюсь. И я заметный.

Какого кино, по вашему мнению, не хватает в отечественном кинематографе?

Не хватает талантливого современного кино, которые было бы честным, искренним, правдивым. Я говорю вам абсолютно ответственно, потому что я играю в таком театре. У меня есть компания друзей, с которыми мы пишем пьесы и их играем. Иногда мы выкупаем права у французских драматургов и актёров. Так получилось, что мы ориентированы на французскую театральную сцену и адаптируем под российское восприятие. Очень сложно этой компании найти инвестиционные резервы, выйти на рынок и начать снимать самим. Пожалуй, в этом самое большое удовольствие, которое я нашёл для себя – быть отчасти продюсером своих авторских идей. Пожалуй, я мало могу назвать картин, в которых меня использовали как субъект,  как актёра. Чуть ли не первый случай моего драматического присутствия в картине – фильм «Компенсация», появится к следующему лету. «Всё могут короли» - это была попытка романтической комедии к 8-му марта, на мой взгляд, она удалась, на взгляд кассовых сборов – не очень. Поэтому я актёр-то не такой, не в этом смысле – не медийный. Я не работаю на каналах ведущих, я не замечен ни в одном долгоиграющем сериале. Я сыграл в нескольких художественных сериалах, исполнив вторые роли. Грубо говоря, я свою актёрскую карьеру не ориентировал и не опирался на костыли телевидения. Я шёл своим путём. Поэтому я вам объективно скажу, что  не видел за последние 10 лет российских художественных картин, за исключением укороченной версии «Параграфа 78», где я снимался, кино, к которому я ревновал бы, если бы я в нём не работал. Сейчас выходит «Д.К. Антикиллер», третья картина. Не скажу, что это то кино, к которому я бы ревновал, по которому бы убивался, но если бы я увидел кого-то из друзей в этой роли, я бы подумал бы о такой картине. Я – за кино, которое снимали бы профессиональные режиссёры. Вот кого не хватает. Была война вот в Осетии. Сейчас грузины сняли фильм, и мне очень хочется увидеть эту картину, я посмотрю. А у нас не нашлось ни одного режиссёра, который снял бы художественное кино. Я ездил, собирал очень много материала, может быть, после этого, я найду людей, сяду, напишу сценарий и снимем когда-нибудь кино. Я хочу посмотреть, что сделают американские, что называется, коллеги. Европейская комиссия признала, что руководство Грузии начало эту схватку, признал ли это американский кинематограф? Я хочу увидеть, как они обошлись с правдой. Я просто не понаслышке знаю об этих событиях. И если это будет красивая голливудская неправда, я просто первый выйду на улицу с надеждой пробойкотировать какую-нибудь американскую продукцию, в которой будут сниматься актёры, которые играли там. Это будет какая-нибудь шутливая акция в стиле Тарантино – девушки будут ходить с хорошей губной помадой и расцеловывать изображения актёра, который играет Саакашвили. Я первый подойду с фломастером и дорисую ему усы Гитлера. Я придумал! Я займусь прокатом этой картины в России! Все должны увидеть правду, что может сделать киноискусство – насколько оно безбожно и что такое атомное оружие кинематографа, которое попадает в безответственные руки.

Вы как-то говорили, что актёры – это немного ненормальные люди. А в чём, собственно, ненормальность заключается?

Ну а как! Я вот играю на сцене и думаю – ну нормальные мы вообще? Какие же внутренние университеты нужно иметь человеку и какие данные, чтобы так разбрасываться своей психикой. Это очень рассеянное внимание, к этому быстро привыкаешь. Это очень нервная работа в этом смысле. Порой, чтобы чего-то добиться, приходится испытывать много волнений. Если я снимаюсь в кино, то как правило, я хотя бы один раз поругаюсь с режиссёром, сценаристом – что очень легко. Редко бывает, чтобы с актёрами – чего с ними ругаться? Я по себе знаю, что со мной ругаться бесполезно. Эта профессия обманчива, потому что как ни крути – ты занимаешься собой, ты хочешь, чтобы роль получилась, это же твоя роль! Это немного «якающая» профессия, очень трудно удержаться и сохранить хорошее ровное лицо в ней. Всё равно очень хочется расслабляться. Чем дальше, тем больше задумываюсь – не потому ли я с ребятами музыкой занимаюсь, песни пою, - может быть, не так талантливо, как хотелось бы, - но там какое-то более простое существование на сцене, как мне кажется. Музыканты вообще более простые люди, они ближе к музыкальному народу.

На съёмочной площадке «Книги мастеров» вы ругались с режиссёром Вадимом Соколовским? А чего с ним ругаться?

У меня эпизодическая роль была. Я отлично понимал те габариты, в которые мне нужно вписаться – я хотел сыграть комедийную роль. Я предложил Вадиму диапазон, куда я буду двигаться, его это устроило. От чего-то он отказался, попросил сделать попроще. А вот финал сцены я сделал немного другим, поэтому у меня сцена как бы без точки. Если бы я знал, что в этом месте будет монтаж, я бы закончил её несколько иначе. А так, мы начали импровизировать, камера выключалась позже, и мы сделали другой финал. Он был, естественно, связан с русалкой и моими, что называется, естественными потребностями. Конечно, я обыграл этот хвост и мы залезли с ней в ванную. Это было смешно, но это детское кино и это вырезали. А так у меня роль получилась не с точкой, а с какой-то запятой. В один съёмочный день трудно за всем уследить, потому что тебя прёт, колбасит, ты завёлся. Мне на будущее будет наука – всегда, когда участвуешь в каких-то гостевых ролях, нужно думать о точке. Нужно сделать так, чтобы в финале были аплодисменты. Я вот эпизод завершил, но вне кадра. Есть такое выражение «Давать Бондарчука» (везде успевать; делать хорошую мину при плохой игре).

А что бы могло значить «Давать Куценко»?

Я даже не знаю. Как-то странно я себя чувствую, странно выглядит моя жизнь со стороны. Я же не такой. Знаете, вот вне экрана посмотреть на себя. Если вы говорите о роли какой-то, это нормально – это образ, я имею к нему отношение. Но это что-то отдельно стоящее от меня. Я вообще это продал за деньги, пользуйтесь. А я - это я. Видите, я вот с вами говорю и даже не смотрю на вас – смотрю куда-то внутрь себя всё время. И удивляюсь. Я говорю-говорю и думаю, что всё это похоже на какой-то моральный онанизм. Сижу и меня обо мне расспрашивают. Правда, я чувствую себя неловко. Я знаю столько артистов, которые замыкаются и просто не могут говорить. А я просто по…ть, наверное, люблю (смеётся).

Ну, было бы странно, если бы приходили на интервью к вам и расспрашивали о ком-то другом.

Вот о других я поговорил бы!

А вам хотелось бы сняться в украинском кино – например, у Киры Муратовой?

Снялся бы, да, у Киры Муратовой! Это отлично, я готов, я открыт любым предложениям. В Киеве я снимался в такой аккуратной киевской картине «13». Я в «Тарасе Бульбе» мечтал сняться, меня не утвердили. И слава богу! Если бы украинцы делали «Тараса Бульбу», при всей моей ненависти к эксплуатации спин лошадей, занялся бы этим профессионально и играл бы в картине менее бюджетной, но более честной и исторической, более живой, яркой, как сама Украина. А не в этой жалкой поделке, в этом жалком сувенире, который сделал Владимир Бортко. Это очевидно просто, я знаю всё это изнутри. Это какая-то беспомощность – вот о чём мы с вами говорили. Хочется талантливых режиссёров – как для России, так и для Украины. Но у нас абсолютно потеряны несколько поколений, которые были просто обязаны расти. И в музыке, которую оплодотворили попсовые каналы, снесли просто голову целому поколению молодёжи, кидаясь из крайности в крайность, приучая их к бездарным гламурным исполнителям. Я так счастлив, что моя дочка пережила этот этап, и я с удовольствием увидел, что у неё в телефоне присутствует нормальная музыка – она слушает тяжёлый рок, панк, она знает, кто такие Muse. Господи, я просто счастлив! Если бы я услышал, что у неё играет какая-то наша попса или ваша Верка Сердючка, я бы лишил её очередной порции мороженного и отобрал бы компьютер.

Ирина Навольнева, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.