Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Террор high-tech

Террор high-tech
Вы работаете за компьютером или говорите по сотовому телефону? Слушаете новый музыкальный альбом или с головой ушли во всемирную паутину? Будьте осторожны: на те же кнопки сейчас нажимают террористы. Они используют высокие технологии по-своему: их мобильные телефоны активируют бомбы, телеканалы выпускают в прямой эфир послания террориста № 1, в их песнях восхваляются теракты, а игры на интернет-сайтах готовят наших детей к священной войне с неверными
000


Эра терактов в прямом эфире в этом году может отмечать 35-летний юбилей. Открыла её Олимпиада 1972 года, которая в истории игр записана под характерным именем «Кровавая». Тогда в Мюнхене восемь членов организации «Чёрный сентябрь» захватили одиннадцать израильских спортсменов. Операция по спасению заложников дала сбой после того, как в пресс-центре появилась информация о гибели террористов. Освещение трагедии прессой стало плохим подспорьем в борьбе за жизни израильтян. Из-за дезинформации, ушедшей в телеэфир, погибли все: и экстремисты, и заложники. Эту трагедию называли самым скандальным терактом ХХ века. Отчасти ответственность легла и на плечи СМИ. Но никто не мог предположить, что новый век поспешит запомниться ещё более кровавым телешоу — кадры 11 сентября 2001 г. словно разделили всемирную историю на «до» и «после». Теракт в прямом эфире потряс видавшего виды зрителя.

Отпечатки пальцев на миллионах мозгов
В случае с «Чёрным сентябрём» расчёт террористов был предельно прост: только в том месте, где сосредоточены ведущие СМИ, они получат максимальное внимание со стороны мировой общественности. Однако в 1972-м на планете ещё было достаточно уголков, не обременённых телевидением и радио. Спустя почти 30 лет, в 2001-м, удовольствие не видеть страшные кадры могли позволить себе намного меньше людей. Мир практически мгновенно узнал о теракте в США. Онлайновый режим только усилил эффект. Этот психологический шок впоследствии по-своему «разыграли» и Джордж Буш, и Усама бин Ладен. Первый получил согласие на военные кампании в Афганистане и Ираке. Второй по достоинству оценил все преимущества телевидения и через арабскую телесеть «Аль-Джазира» вскоре были запущены пропагандистские ролики с целью заверить международное сообщество, что теракты будут продолжены. Этот «террористический промоушн» вывел арабский телеканал в шеренгу с такими компаниями, как CNN и BBC. Ливанский Хезболлах и палестинский Хамас сегодня тоже имеют свои полноценные телекоммуникационные системы (Al- Manar и Al-Aqsa Television).

Немногим ранее, после бомбёжек посольств США в Танзании и Кении в 1998 году, госсекретарь Мадлен Олбрайт заявила: «Мы видим новые тенденции в организации террористического движения, для которых не существует границ, которые имеют доступ к последним достижениям в области техники».

Глобальные коммуникации, медийные системы, которые уже никто не контролирует, — благодатная почва для экстремистских организаций, уверена Бриджит Нейкос, профессор департамента политических наук Колумбийского университета США. В своём исследовании «Новый терроризм и коммуникации» она изучает историю использования масс-медиа террористами, которые всегда понимали важность своего физического присутствия на этом рынке.

В середине 90-х в самом сердце Британии находилось так называемое «медийное крыло» Аль-Каиды. Когда Усама бин Ладен объявил священную войну США, западным странам и Израилю, его послание было опубликовано в выходящей в Лондоне газете Al-Quds al-Arabi. До появления Аль-Джазиры Усама бин Ладен сотоварищи с готовностью шёл на контакт с западными медиа. Арабский телеканал кардинально изменил ситуацию. Теперь именно здесь транслировали видеообращения террористов, которые могли быть уверены — они будут услышаны.

Фактор страха
О том, насколько теракт в прямом эфире влияет на психику телезрителя, Фокус поговорил с директором Центра экстремальной журналистики России Олегом Панфиловым.

— В России после «Норд-Оста» трансляция в прямом эфире действий террористов запрещена — с помощью так называемого «позвоночного права», существующего ещё со времён СССР, — вспоминает г-н Панфилов. — Это было очень легко сделать, потому что всё российское ТВ контролируется государством. Террористам легко использовать телевидение в странах, где есть свобода слова. У нас же государство решает — выгодно ему показывать теракт или нет.

После событий октября 2002 г. в театральном центре на Дубровке российских журналистов, работающих в государственных компаниях, обязали принять антитеррористическую конвенцию (правила поведения СМИ в случае террористических или контртеррористических операций — Фокус). Эти правила, к примеру, запрещают журналистам брать у террористов интервью во время совершения преступления и по своей инициативе, кроме как по просьбе или с санкции оперативного штаба.

— В конвенции говорится о том, что нельзя на телевидении показывать трупы. Но буквально через три недели после подписания по второму каналу российского ТВ был пущен ФСБ-шный пропагандистский фильм. В нём очень долго крупным планом показывали тела убитых чеченцев, — рассказывает г-н Панфилов.

По его мнению, такой подход к освещению терактов в России стал причиной роста национализма, ксенофобии, активизации фашистских организаций.

Россия в решении вопроса взаимодействия СМИ и террористов, как всегда, пошла по своему пути. И, судя по всему, запрет вышел однобоким и не решил проблемы страха у населения. На Западе не так просто запретить к показу неудобную картинку. Пресловутая свобода слова играет с демократическим миром злую шутку: есть множество средств коммуникации, проконтролировать которые практически невозможно.

Интернет — друг экстремиста
Психологический эффект пропаганды усилился с появлением интернета, ведь теперь в сеть можно было запускать всё что душа пожелает.

Габриэль Вайнман, профессор университета Хайфы, который уже девять лет занимается анализом интернет-ресурсов и вылавливанием сайтов, обслуживающих террористические организации, в интервью Фокусу рассказал о том, как они используют всемирную паутину.

— Сами сайты сегодня имеют более сложную структуру, это в первую очередь касается контента, — говорит г-н Вайнман.

Когда проект только начинался, в интернете было всего девять сайтов, которые обслуживали террористические организации. Сегодня их 5600. И число таких сайтов стремительно растёт. По словам Вайнмана, теперь абсолютно все экстремистские организации представлены в сети. И, как правило, у каждой более одного сайта. Теперь экстремисты обращаются к потенциальному пользователю на нескольких языках и используют сайты в разных целях.

— Мы заметили новую тенденцию — это появление так называемых узко специализированных, «нишевых» сайтов. Вместо того чтобы обращаться ко всем пользователям сети, создаются ресурсы под конкретную категорию населения, — рассказывает г-н Вайнман.

Существуют сайты для детей, студентов, женщин. Особенно активно стараются зомбировать детей.

— Дети сегодня широко пользуются интернетом, именно они могут стать террористами завтрашнего дня, террористами будущего, — говорит г-н Вайнман. — Они (террористы — Фокус) их привлекают, воспитывают, тренируют, промывают мозги. Главная идея — создать следующее поколение террористов. Есть веб-сайты, которые используют мультфильмы, видеоигры в стиле комиксов. Компьютерные игры на таких ресурсах только внешне похожи на обычную игру. На самом деле это — инсценировки будущих терактов. Сегодня можно говорить о новой категории компьютерных забав — террористических видеоиграх.

Компьютерные игры, такие, как Umnah Defense I и Umnah Defense II, рекламируют и свободно продают в сети. Сюжет описывается так: «Был 2114 год и Земля, наконец, оказалась под флагом ислама». Некоторые из этих видеоигр производятся в США и потом реализуются за пределами страны. Террористы активно рекрутируют в свои ряды детей. К примеру, телевидение Хамас Al-Aqsa TV выпустило детскую передачу о палестинской женщине, подорвавшей себя во время теракта. В телевизионной версии показана её маленькая дочь, которая горит желанием последовать примеру матери. Эту историю можно также увидеть на интернет-сервисе YouTube.

Хамас также выпустил программу «Пионеры будущего» с главным героем Фарфуром, этакой арабской вариацией Микки-Мауса. Героическую судьбу Фарфура несложно предугадать: он гибнет в борьбе с «израильскими террористами».

— Сегодня террористы оставляют сообщения на форумах и в чатах, которые есть, например, на Yahoo. Используют Google, который, фактически, обеспечивает их картами, картинками. Так они планируют операции. На YouTube размещают записи казней. Они никогда ничего не изобретали, но всегда использовали технические новинки запада в своих целях, — говорит г-н Вайнман. — Мы стали свидетелями зарождения нового типа войны — сетевого терроризма.

Ещё несколько лет назад никто не мог предположить, насколько важной станет проблема присутствия террористов в сети. Учёных просто не воспринимали серьёзно. Но сегодня интернет превратился в один из самых совершенных способов пропаганды и коммуникации для террористических организаций.

— После 11 сентября мир проснулся, — говорит г-н Вайнман. — Многие правительства уже сегодня используют наши наработки. Но терроризм по-прежнему идёт на несколько шагов вперёд.



Мобильные взрывы
Помимо сетевых ресурсов, в ходу у экстремистов и другие, не такие глобальные достижения цивилизации.

В Иерусалиме в 2002-м бомба, унесшая жизни семи человек в университете Хебру, была активирована с помощью мобильного телефона. 11 марта этого года в Мадриде террористы использовали мобильный телефон для того, чтобы активировать взрывное устройство.

С «мобильным террором» бороться можно. Существуют устройства, блокирующие радиосигналы в радиусе от 6 метров и более. Но в Британии, США и многих других странах гражданским лицам запрещено их использовать. При этом правительства имеют такое право. К примеру, глушитель радиоволн, который находился в машине президента Пакистана Первеза Мушаррафа, спас ему жизнь во время покушения в декабре прошлого года.

Департамент обороны США планирует широко использовать подобные устройства. Однако у такой технологии есть один существенный побочный эффект — вместе с террористами использовать свои телефоны не смогут и те, кто находится в радиусе действия глушителя.

Коран и пистолет
О многообразии возможностей, которые цивилизация даёт террору, говорит тот факт, что даже музыку иной раз стоит выбирать осторожно.

У исламских экстремистов, к примеру, есть своего рода музыкальный бренд: «Terror Rap» («Террористический рэп»). В клипе «Dirty Kuffar» («грязный Куффар»; слово «куффар» в переводе с арабского означает «неверный»), авторами которого выступили британские рэпперы Sheik Terra и Soul Salah Crew, показан танцующий певец в маске, в руках он держит Коран и пистолет. Песня прославляет Усаму бин Ладена и атаки 11 сентября. И это не единственное «творение» музыкантов. Все их клипы несложно найти в сети на серверах YouTube, Goоgle Video, Yahoo Video.

Безусловно, пропагандой террора грешат не только арабские исполнители. Существует целая индустрия по производству музыкальных альбомов, в которых звучат заявления о превосходстве белых и ненависти к другим расам. Видео выкладывают на тот же YouTube и другие популярные сетевые ресурсы. К примеру, видеоклип «Белая Сила» (White Power) показывает сцену линчевания, устроенную Ку-Клус-Кланом и свинью со звездой Давида. При этом звучит призыв спасать Европу и США для белых, «пока не стало слишком поздно».

Никто не скажет, какое из новых изобретений, призванных облегчить и улучшить жизнь обывателя третьего тысячелетия, может стать орудием пропаганды в руках радикальных организаций. Ведь, как сказал поэт, «пропаганда — это монолог, который ищет не ответа, но эха». Главное, чтобы это эхо не превратилось в поминальный звон по цивилизации high-tech.

Зона террора 


 

  
Хвост виляет собакой

Владимир Познер, президент Российской академии телевидения
— Можно ли говорить о том, что телевидение по-своему провоцирует террористов своей готовностью транслировать сенсационные кадры?

— Люди, которые готовят теракты, уверены: чем страшнее сам теракт, тем шире он будет освещён в СМИ. Но даже если бы масс-медиа их полностью игнорировали, терроризм бы не исчез. Ведь не СМИ являются побуждающей причиной этих атак. Задача журналиста — добыть информацию. Давать её или не давать — решение главного редактора или генерального директора. Запретили — надо разобраться, почему. возможно, не дали исходя из того, что информация может навредить. Так что категорические «да» или «нет» здесь неуместны.

— Насколько велика ответственность журналистов за то, что они выдают в эфир?

— Журналист обязан стремиться к обнаружению информации. Не его дело — решать, что люди могут знать, а чего они знать не должны. Дело властей — защищать то, что они считают нужным защищать. Дело журналиста — добиваться истины, добиваться информации.

— Где граница между профессиональным долгом и этическими нормами?

— Мы, журналисты, должны думать о том, не ставим ли мы в опасность жизнь людей, выдавая информацию на-гора. Свобода слова без ответственности — это даже не анархия, а своеволие, когда не задумываются о последствиях: что хочу, то ворочу. И ещё. Всегда есть разница между информацией и сенсацией. Когда 11 сентября произошёл теракт в Нью-Йорке, то все телеканалы приняли решение — не показывать, как люди выбрасывались из окон. Кадры, на которых второй самолёт врезался в одну из башен и как башни рушатся — это, безусловно, надо было показывать. Но падающие люди, лужи крови и мозг — это, согласитесь, точно не из области информации.

— Если говорить о картинке — это напоминало какой-то голливудский сюжет: на символ страны нацелены самолёты террористов.

— Да, действительно. Многие люди сначала подумали, что это кино. В том числе и я! Совершенно случайно я увидел эти кадры и подумал: «Что это за фильм? Вот здорово сняли-то!» И только спустя несколько секунд или минут я понял: это происходит на самом деле.

— Насколько люди сегодня боятся терроризма?

— Судите сами: в аэропорту мы уже воспринимаем как должное, когда от нас требуют снять туфли, ремни, открыть багаж. Появляется страх и подозрительность. Садятся в самолёт люди с тёмной кожей, бородатые — и на них уже смотрят косо. Законы разрешают без решения суда прослушивать телефонные разговоры тех, кого подозревают в связях с террористами. И мы на это идём. Мы говорим: ну я-то ведь не имею незаконных намерений. Поэтому, пожалуйста, слушайте мой телефонный разговор, и обязательно проверяйте меня, и открывайте мой багаж. Лучше так, чем меня взорвут в воздухе. И постепенно мы отдаём свободы, которые завоёвывали в течение многих и многих лет. И это результат того, что мы напуганы. 


0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.