Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Иран на низком старте. Что будет со страной после отмены санкций

Иран на низком старте. Что будет со страной после отмены санкций

После отмены санкций вторая в мире страна по запасам газа и четвёртая — по запасам нефти готовится ворваться на глобальный рынок и радикальным образом изменить его. Но произойдёт это не сразу

000

Мы привыкли называть историческими почти любые международные соглашения, но в этом случае преувеличения нет. Итог десяти лет начинавшихся и обрывавшихся переговоров, двух лет предельно интенсивной работы представителей семи стран, постоянно сдвигающиеся сроки — 159-страничный документ, напичканный сложной технической терминологией. Теперь только нужно, чтобы взаимные обязательства Ирана и ведущих стран заработали. Результатам рады будут не все.

Статус ядерный, да не тот

Для Ирана очень важным было не лишиться ядерных технологий, и ему это удалось. Странам-переговорщикам — добиться мирного использования этих технологий под своим контролем. Вроде тоже получилось.

Вкратце договорённости заключаются в следующем. Иран на две трети сократит свои производственные мощности по обогащению урана, а имеющиеся запасы уменьшит на 98%, до 300 кг низкообогащённого урана. Будет демонтировано оборудование, способное производить в значительных количествах плутоний. На ядерные объекты допустят инспекторов из стран, имеющих дипломатические отношения с Ираном, то есть не американцев, что для Ирана очень важно. Как только инспекторы Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ) убедятся, что Иран выполнил требования, будут сняты санкции ООН, США и ЕС.

В случае нарушения, зафиксированного наблюдателями, предусмотрен механизм, в течение 65 дней возвращающий санкции в прежнем объёме. Кроме того, ещё пять лет продолжат действовать ограничения на продажу Ирану некоторых видов обычного оружия и восемь лет— ракетных технологий.

Президент-лауреат. Лауреат Нобелевской премии мира 2009 года Барак Обама будто отрабатывает её задним числом

ООН предстоит вынести соответствующую резолюцию, а парламентам США и Ирана — ратифицировать соглашение. Проблем быть не должно, но и легко не будет. Консерваторов в Иране от криков о предательстве сдерживает лишь то, что самым жёстким его критиком является руководство Израиля. Солидаризироваться с Израилем тут не принято. Зато принято в США. Но для Обамы начало примирительного процесса с Ираном — важнейшая веха в политической биографии, он уже давно работает на историю, а не на карьеру, и пообещал, что срыва не допустит. "Через 20 лет, даст Бог, я ещё буду жив. И если у Ирана будет ядерное оружие, на нём будет моё имя",— сказал президент США в одном из интервью, давая понять, насколько он осознаёт свою ответственность.

Процесс запуска соглашения в действие займёт ещё месяца три, так что скорых перемен не будет.

Лучшее, конечно, впереди

Иран действительно среди лидеров по запасам углеводородов, но за годы санкций их и без того не очень развитая добыча резко сократилась. Чтобы вернуть к жизни заглушённые скважины, требуются немалые деньги, в десятки раз больше средств потребуется, чтобы существенно нарастить добычу. Министерство нефтедобычи обещает за год, то есть фактически к концу 2017 года, увеличить производство на миллион баррелей в день— к нынешним менее чем трём миллионам. Но западные эксперты считают, что реальные темпы роста будут вдвое меньше, инвестиции ещё не заработают.

Для сравнения: сейчас в мире добывается около 100 млн баррелей нефти в день, то есть за год доля Ирана в общем нефтяном потоке не станет более заметной. Главное — тенденция и связанные с ней ожидания рынка, которые и будут подталкивать мировые цены вниз.

Первое, к чему получит доступ освобождённый от санкций Иран, — к накопленным запасам уже добытой нефти, до 40 млн баррелей в хранилищах и танкерах. Это то, что может быть продано в ближайшее время, критически нуждающаяся в средствах страна тянуть с продажей не станет.

Сегодня в мире добывается около  100 млн баррелей нефти в день, и за год доля Ирана в общем нефтяном потоке не станет очень заметной. Главное — тенденция и связанные с ней ожидания рынка, которые и будут подталкивать мировые цены вниз

В Иране очень ждут размораживания средств, находящихся на счетах в иностранных банках. Санкции позволяли продавать нефть, но запрещали пользоваться заработанным. Около $100 млрд накопилось в Китае, Индии, Турции, Южной Корее и Японии. Предполагают, что ещё около $50 млрд может набраться на счетах других стран. С учётом того, что ВВП Ирана составляет $400 млрд, это внушительная сумма. Но в экономике столько дыр, и одно восстановление нефте- и газодобычи может съесть львиную долю накопленного богатства.

Кроме того, система ведения бизнеса в Иране архаична и сильно отстала в развитии за годы изоляции. Без её модернизации, устранения бюрократических препон и создания дополнительных налоговых стимулов ни внутренние, ни внешние инвестиции не заработают быстро и эффективно.

Торговать?

Несмотря на все эти сложности, на изголодавшийся рынок 80-миллионной страны уже нацелились многие компании и страны. Германская федерация промышленников прогнозирует вчетверо увеличить экспорт в Иран в среднесрочной перспективе— до 10 млрд евро. Итальянский экспорт тоже, как ожидается, возрастёт к 2018 году вчетверо, до 4 млрд евро. Львиная доля этих средств пойдёт на модернизацию нефтяной промышленности. Итальянская ENI и англо-голландская Shell, гиганты этого бизнеса, наводили предварительные мосты ещё на стадии переговоров о ядерном будущем Ирана. Французы рассчитывают доминировать на автомобильном рынке.

Европа — главный бенефициар снятия санкций. Сюда Иран намерен продавать значительную долю новых объёмов нефти, а затем и газа. Уже озвучены цифры: иранцы планируют занять до 60% европейского рынка нефти.

Европа выиграет больше, поскольку отношения Ирана с Соединёнными Штатами остаются далёкими от дружественных и даже просто нормальных. Сохраняется значительная часть санкций, связанная с обвинениями Тегерана в поддержке терроризма и нарушении прав человека. Торговать с Ираном американским компаниям по-прежнему затруднительно. Исключение будет сделано для гражданской авиации, которая находится просто в катастрофическом положении, в связи с чем "Боинг" уже рассчитывает на контракты на общую сумму до $20 млрд в ближайшее десятилетие.

Россию в чуть отложенной перспективе ожидают серьёзные проблемы в связи с укреплением конкурента на рынке углеводородов, причём большая игра Ирана начнётся в тот момент, когда оптимисты ожидают выхода России из рецессии — к 2020 году, может, чуть раньше. Похоже, высоких цен на нефть в Москве уже не дождутся, а цена на газ, кстати, к ним привязана, с небольшим лагом. Там остаётся уповать, что общая антизападная позиция откроет дополнительные возможности продажи Ирану российского оружия.

  …Но не сдаёмся! Президент Рухани подчёркивает, что сделка не означает, что отношение Ирана к Америке изменится

Или воевать?

Израиль, самый отчаянный противник ядерной сделки с Ираном, больше всего боится, что тамошний режим использует отмену санкций для наращивания своей мощи, а затем, "подлечившись", уже на новых экономических основаниях приступит к созданию ядерного оружия. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху назвал соглашение "исторической ошибкой", а более 70% израильтян уверены, что в результате его подписания Иран стал ближе к созданию ядерного оружия. Опасения страны, к уничтожению которой призывают во всех мечетях Ирана, понятны.

Беспокойство отмечается и в арабских странах с суннитским большинством. Там боятся, что ощутимая часть размороженных на банковских счетах миллиардов пойдёт на поддержку военных формирований шиитов за рубежом. Здесь ещё помнят идеи, модные в революционном Иране, о построении шиитского пояса от Тегерана через Ирак, Сирию и Ливан до Средиземного моря. Иран— главный спонсор режима Асада в Сирии, он содержит ХАМАС, на его средства воюют в Йемене и на саудовской границе хуситы.

Чтобы успокоить соседей, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф, один из авторов соглашения, намерен провести тур по странам Персидского залива, чтобы убедить в мирных намерениях своей страны. В августе сюда же направится госсекретарь США Джон Кэрри, тоже с успокоительной миссией.

Внешняя политика Ирана будет напрямую зависеть от внутренней расстановки сил. Умеренные, которых представляют президент Хасан Рухани и министр иностранных дел Мохаммад Зариф, рассчитывают на укрепление своих позиций в результате парламентских выборов, которые состоятся в феврале. Ведь это они добились отмены санкций. Несколько лет экономического роста, в свою очередь, вымоют базу поддержки консерваторов и закрепят прогрессивные тенденции в обществе и политике. Идеи экономического процветания постепенно вытеснят агрессивную риторику и из внешней политики: потенциал Ирана ничуть не хуже, чем у зажиточных нефтяных монархий, иранцам надоело завидовать соседям.

Это теория. Как получится на практике, не может предсказать никто. Но надежду как важный фактор вычёркивать нельзя.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.