Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Головная боль председателя Си. Что будет с экономикой Китая

Головная боль председателя Си. Что будет с экономикой Китая

После трёх десятилетий впечатляющего роста экономика Китая сбрасывает темп и даже пугает кризисом. Чудо закончилось или это передышка перед новым рывком?

000

Обвал китайского фондового рынка, за которым последовала резкая девальвация юаня, как-то вдруг изменил тональность разговоров о Китае. Вчера ещё речь шла о том, как скоро США уступят ему мировые лидерские позиции, Россия видела в нём союзника — мощную альтернативу Западу. А сегодня, покачивая головами, многие предрекают этому мировому гиганту будущее, полное проблем.

Чёрное лето

До июня этого года акции на фондовых площадках в Шанхае и Шеньчжене росли неимоверными темпами.  С прошлого лета и до начала 2015-го индекс Шанхайской биржи SSE подскочил с 2000 пунктов до 3500. Банковская доходность составляла 2,75% годовых, а тут рядом можно заработать намного больше. В стране начался настоящий бум: люди влезали в долги, закладывали квартиры и брали кредиты, чтобы сыграть на рынке акций. Только в мае было открыто около 12 млн брокерских счетов. При этом ни о каком глубоком знании рынка у большинства участников речи не было: по опросу агентства "Синьхуа", среди инвесторов, недавно открывших брокерские счета, 67,6% не закончили даже среднюю школу, и только у 12% есть высшее образование. Для китайцев это была сказочная игра в быстрое обогащение.

Председатель КПК Си Цзиньпин, в отличие от более слабых предшественников, явно не сторонник коллективного руководства страной

В середине июня индекс Шанхайской биржи SSE достиг пикового значения в 5178,19 пункта и пошёл вниз. 7 июля оказалось "чёрным вторником": Шанхайская и Шенчженьская биржи рухнули на 6,4% и 6,7% соответственно. Сотни компаний приостановили торги своими бумагами. Но на этом падение не прекратилось: 18 июля последовала новая яма, в Шанхае акции нырнули на 6,15%. В следующем месяце новое падение, потом ещё одно, и 24 августа даже официальная китайская печать назвала "чёрным понедельником". С 12 июня по 25 августа шанхайский индекс потерял 43%.

Когда так штормит фондовый рынок огромной страны, не выдерживают нервы и у остальных: отреагировали падением — правда, куда более скромным, — и ведущие мировые биржи. Тут-то и заговорили о том, насколько нынешний кризис в Китае напоминает Великую депрессию в США и как он может самым тяжёлым образом отразиться на экономике не только этой страны, но и остального мира. Под разговоры о китайских проблемах пошли вниз цены на сырьевые продукты, усердным и самым масштабным покупателем которых Китай являлся последние годы.

Приготовиться к параду

Обстоятельство, которое не позволяет делать слишком пессимистические выводы, заключается в том, что фондовый рынок Китая — это вовсе не тот механизм обмена информацией и корректировки цен, который работает в странах с развитыми рыночными институтами. Китайские индексы могут запросто падать, а экономика при этом расти прежними внушительными темпами. Так было в начале 2000-х, такая же история произошла в 2007–2008 годах, когда индекс Шанхайской биржи рухнул с 6000 пунктов до 1700. Сейчас, кажется, немного другая история, но вот это отсутствие прямой связи между биржевыми котировками и реальной экономикой — характерный нюанс, объясняющий особенности финансовой системы страны.

До 70% участников фондового рынка Китая — государственные компании, основной капитал которых составляют кредиты, взятые у государственных же банков на основании правительственных решений, а не экономических показателей. Акции для них — так, больше баловство, на уровне меньше 5% от общей суммы полученных кредитов. А иностранцы, владеющие китайскими акциями, составляют всего 1,5% инвесторов на местном рынке. Да и китайцев, бросившихся в пучину биржевых игр, не так много — до 7% городских жителей. В Штатах, например, таких больше половины населения.

Но политическое значение растущих индексов для коммунистического руководства страны велико. Это витрина экономических успехов, где всё преувеличено, как в рекламной презентации. Рост показателей искусственно подхлёстывался. То, что взлёт не может быть бесконечным и приведёт, как было уже не раз, к обвалу, почему-то никого сильно не волновало. После обрушения власти бросились спасать ситуацию, и за семь недель на поддержку акций было потрачено $200 млрд. Ещё столько же направили на поддержку курса юаня, одновременно проводя его девальвацию. Bloomberg, ссылаясь на свои источники, утверждает, что сверху была поставлена задача навести порядок на бирже к 3 сентября, то есть к параду в Пекине в честь 70-летия окончания Второй мировой войны. Партия сказала: надо.

В 30 раз

выросла доля Китая в мировом товарном экспорте с 1985-го по 2014 год

Кризис и методы борьбы с ним вызывают резонные сомнения в достаточной экономической компетентности властей. А ведь перед Китаем стоят куда более сложные задачи, чем подавление паники на своём огромном, но не очень настоящем фондовом рынке. Вдруг все заметили, что Китай уже не тот.

Похоже, выдохлись

Страна демонстрировала неизменно высокие темпы роста более трёх десятков лет, с того момента, как с подачи Дэн Сяопина в декабре 1978  года была провозглашена политика "реформ и открытости". Если с 1952-го по 1978-й ВВП страны рос в среднем по 3% в год, то после резкого сокращения государственных расходов и либерализации экономики страна словно сорвалась в бег, значительную часть минувшего тридцатилетия показывая двузначные цифры ежегодного роста. Все так привыкли к этому бешеному темпу, что стали принимать его как само собой разумеющееся и экстраполировать на будущее, предсказывая Китаю мировое лидерство.

Между тем последний пик в 14% ВВП был пройден ещё в 2007 году, а нынче хорошим результатом считают 7-процентный рост. Но в этом году, когда по итогам II квартала власти огласили магическую семёрку, многие эксперты усомнились. Специалисты Citigroup посчитали, что реальный рост не превысил 5%, а Wall Street Journal и вовсе дала 3,7%. Похоже на нарастающие признаки кризиса прежней модели роста. Так, при планируемом увеличении объёма внешней торговли на 6% он в первые семь месяцев этого года упал на 7%. А ведь торговля — главный двигатель китайского чуда!

Страна в короткие сроки сделала немыслимый скачок: по данным Всемирного банка, экономика Китая сейчас в 65 больше, чем в 1974 году. Но по базовым показателям страна остаётся развивающейся, с неполноценными рыночными институтами. Да, огромной, но величина — количественный показатель, не качественный. Эффективность затрат на единицу продукции в Китае всё ещё составляет 13% от американских показателей. А вот теперь и ростом нельзя больше похвастаться.

Всё не так, ребята

С подачи историка Вацлава Смила стали знаменитыми цифры, ярко характеризующие экономику Китая: с 2011-го по 2013 год здесь было использовано столько же цемента, сколько понадобилось США на весь XX век. Страна очень много строит, не всегда оправданно — достаточно вспомнить полтора десятка городов-призраков, возведённых по дорогущим проектам, но так и не заселённых. В то же время миллионы рабочих-переселенцев из глубинки живут в жутких условиях — в бараках и общежитиях при заводах в переполненных мегаполисах на побережье.

"Наши достижения порой не удовлетворяют народ. Люди стали независимее, переборчивее, переменчивее"

Общее число сельских мигрантов достигает 250 млн, причём в таких центрах экспортного производства, как Шеньчжень или Дунгуань, они составляют 70–80% рабочей силы. По сути, с 90-х годов в Китае произошло величайшее в истории переселение народа. Но те люди, чьими руками достигалось нынешнее могущество Китая, по-прежнему в незавидном положении, хотя уровень заработной платы и растёт с некоторых пор заданными партией темпами — на 15% в год. При этом из них в буквальном смысле выжимают соки: 12-часовый рабочий день совсем не редкость.

Но работа в городе всё равно манит: доход горожан, по официальным данным, в три раза выше, чем в селе. При этом шестая часть населения Китая живёт едва не на $2 в день.   

Недоволен и растущий средний класс, который оценивают в 18%: он не имеет возможности полноценного потребления и накопления. В банковском секторе монополия государства, удерживающего ставки по депозитам на уровне инфляции. На рынке недвижимости очень высокие налоги: власти боятся образования ценового "пузыря". Отсюда болезненный интерес к спекуляциям на бирже, а биржа преподносит вот такие неприятные сюрпризы.

Больше рынка, больше Си

Падение роста не означает его полного прекращения, хотя очевидно, что прежних сумасшедших темпов уже не будет. Но как развить достигнутое и выйти на новое качество? Ещё в ноябре 2013 года пленум ЦК КПК принял программу реформ, в которой предписано позволить рынку играть решающую роль в распределении ресурсов. Пока, как видим, не получается. Компартия вовсе не намерена ослаб­лять руководящие позиции. Наоборот, власть всё больше концентрируется в руках волевого и авторитарного председателя Си Цзиньпина, и нынешние ошибки и будущие ожидания всё больше связывают с его именем, хотя основные реформаторские идеи принадлежат человеку из близкого окружения председателя — Лю Хэ, талантливому макроэкономисту с гарвардским дипломом.

Переход от экстенсивной политики экспорта к интенсивной политике внутреннего потребления требует преодоления нынешней ситуации, когда клиентом и заказчиком на рынке является государство, создавая простор для коррупции и убивая эффективность рыночных сил. Разогнать догоняющий рост в нищей и послушной стране было в определённом смысле легче, чем выйти на новый качественный уровень развития, где партийные распоряжения больше вредят, чем приносят пользу. По сути, стоит задача реформирования власти, иначе о каком-то глобальном лидерстве Китаю можно забыть. Большой — не значит сильный, а слабостей у него множество, под стать размеру.

В марте 2014 года в Париже Си Цзиньпин сделал насторожившее всех заявление. Он напомнил слова, якобы сказанные когда-то Наполеоном: "Китай — это спящий лев, не будите его, ведь, проснувшись, он потрясёт мир". Китай просыпается, сообщил китайский лидер, но он "мирный, благожелательный и цивилизованный". Словам о благожелательности не придали большого значения, а вот перспективу глобального потрясения обсуждали ещё долго. Пока с уверенностью можно сказать одно: просыпающийся китайский лев мир сильно озадачил.   

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.