Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Секрет Эрдогана. Что будет с Турцией после недопереворота военных
Мятеж военных в Турции

Секрет Эрдогана. Что будет с Турцией после недопереворота военных

Попытка военного переворота в ночь с 15 на 16 июля провалилась. Президент Турции не только устоял — его позиции заметно укрепились. Началась активная зачистка государственных структур от всех, кого можно заподозрить в нелояльности, а это тысячи людей

030

Заговорщики действовали настолько бестолково, а политические дивиденды Эрдогана после подавления мятежа настолько очевидны, что сразу же стали говорить о том, что, может, он сам всё затеял, чтобы получить предлог для расправы со своими противниками, реальными и потенциальными. К тому же, как отметил еврокомиссар по расширению и политике соседства Йоханнес Хан, очевидно, что списки, по которым последовали массовые аресты, были подготовлены заблаговременно. Звучат сравнения с поджогом рейхстага в 1933 году — эпизодом, ставшим предлогом для нацистов развязать террор против оппонентов. Министр иностранных дел Франции Жан-Марк Айро выразил общую обеспокоенность: "Мы не можем принять военную диктатуру, но мы также должны опасаться того, что турецкие власти могут воздвигнуть политическую систему, отвернувшуюся от демократии". В Европе встревожены заявлением, сделанным президентом Турции на церемонии похорон жертв путча: дескать, если народ требует возвращения смертной казни, мы обязаны рассмотреть этот вопрос. Генсек Совета Европы Турбьерн Ягланд развёл руками: "Ни одно из государств — членов Совета Европы не имеет права применять смертную казнь. Это обязательство, соответствующее уставу Совета Европы". Но что остаётся президенту Турции, если народ требует? Эрдоган же не делает ничего, чего не требует народ.

Недопереворот

Когда пятничным вечером 15 июля на улицах Стамбула и Анкары появилась бронетехника, а в небе показались боевые самолёты, людей это сильно не озаботило. Страна фактически находится в состоянии войны, теракты не редкость, а значит и соответствующие учения в порядке вещей. Хотя, конечно, закрытые для проезда мосты через Босфор — это было несколько неудобно. Но вскоре стало ясно, что всё всерьёз.

Около десяти вечера засбоили социальные сети, а затем почему-то по частному телеканалу NTV премьер-министр заявил, что имела место попытка военного переворота, но она не удалась. Опровергая его, уже по государственному каналу TRT незадолго до полуночи выступили представители военных, сообщившие, что взяли власть ради защиты демократии, и вообще назвали себя "Советом мира" — не надо никому беспокоиться. 

Танки слабее. По призыву президента люди защитили демократию. Защитит ли демократию президент?

Беспокоило, однако, отсутствие вестей от президента: жив ли? Эрдоган накануне улетел на бизнес-конференцию в курортный Мармарис. Как потом оказалось, глава государства покинул тамошнюю резиденцию буквально за полчаса до того, как прилетел вертолёт с несколькими десятками солдат, вступившими в бой с президентской охраной. Куда отбыл президент, было секретом для всех, появились даже сообщения, будто он пытался улететь в Германию или Великобританию, но в конце концов ему удалось (спасибо айфону) обратиться к народу с призывом выйти на улицы и защитить демократию. Это произошло около половины первого по местному времени. Если военные хотели защитить демократию от Эрдогана, то Эрдоган защищал её же от военных.

Такие подозрительные для турецких властей соцсети вкупе с подключившимися к народной мобилизации муэдзинами выручили: люди не побоялись военных и вышли, очень активно противодействуя заговорщикам. К тому же стало очевидно, что тех не поддержали многие армейские подразделения, а полиция вступила в бой на стороне властей. Были попытки атаковать здание парламента и штаб-квартиру правящей партии, но появление в 3:20 Эрдогана в стамбульском аэропорту, зачищенном от мятежников, было знаком: переворот не удался. Собственно, это стало очевидным уже через пару часов после полуночи, когда улицы начал заполнять народ. Утром был освобождён и начальник Генерального штаба, единственный крупный высокопоставленный чиновник, взятый в заложники. Массовые аресты заговорщиков шли параллельно с ещё более массовой сдачей на милость победителей. Но те были не склонны к милости.

Рука Гюлена

О том, что за заговором стоит "параллельное правительство", представители власти заявляли с первых минут, ещё до всяких расследований. Этим термином тут называют сторонников движения "Хизмет" — модернизированного исламского течения, чей гуру Фетхуллах Гюлен с 1999 года живёт в США. Якобы их сети пронизывают всю государственную систему Турции, включая самые высокие посты, с тем чтобы в подходящий момент свергнуть всенародно избранную власть. Президент Турции призвал США выдать Гюлена, чем вызвал в Вашингтоне замешательство. Сам проповедник заявил, что он не имеет никакого отношения к происходящему и категорически осуждает переворот.

Одной ногой Турция стоит в Европе, второй — в исламском мире. Чуть нарушится баланс, и всё полетит в тартарары

Обвинение действительно странное, поскольку армия традиционно выступает проводником идей Кемаля Ататюрка, отца-основателя нынешней Турции, завещавшего ей светское правление, а не исламские идеалы, даже модернизированные на гюленистский лад. Но кемалистов открыто бить нельзя: даже своё заявление в стамбульском аэропорту как раз имени Ататюрка Эрдоган делал под портретом "отца всех турок". Зато гюленизм это нечто настолько расплывчатое и неуловимое, что предъявить можно любому. А списки нелояльных составлялись давно, тут трудно не согласиться с Йоханнесом Ханом. Кстати, критики теории, будто за путчем стоит Гюлен, в качестве аргумента указывают: возьмись за дело "Хизмет", всё было бы не так бестолково, там люди системные и глупых ошибок в планировании не допустили бы.

У Эрдогана, однако, давние счёты с Гюленом, бывшим близким союзником. Когда-то они вместе занимались возвращением ислама в общественно-политическую жизнь Турции. Гюлен проповедовал, что мусульмане должны служить нации ("хизмет" — служение), а Эрдоган развивал идеи политического ислама. Движение "Хизмет" сосредоточилось на образовании, благотворительности, продвижении своих идей в медиа, став весьма авторитетным не только в Турции, но и во всём мире. Эрдоган же шёл к власти. А когда её получил, оказалось, что сторонники Гюлена, чуткие к этическим вопросам, очень критичны к нравам правительства Реджепа Эрдогана. Они поддержали многотысячные многодневные протесты на стамбульской площади Таксим в 2013 году. А в конце того же года в рамках большой антикоррупционной операции было арестовано 80 человек — бизнесменов, банкиров и чиновников, следы вели непосредственно в министерские кабинеты. Эрдоган объявил тогда расследование грязной операцией, состряпанной гюленистами — "параллельным правительством", чтобы подорвать авторитет власти. Позже все прокуроры, работавшие над делом, были отстранены.

Но есть сведения, что решение о нейтрализации "Хизмет" было принято ещё в 2004 году на закрытом совещании совета национальной безопасности, в котором участвовал и тогдашний президент Абдулла Гюль, и премьер-министр Реджеп Эрдоган. Неподконтрольная сеть, выходящая к тому же за границы государства, это нешуточная угроза для тех, кто хочет контролировать всё. С другой стороны, её демонизация позволяла объявить любого скрытым врагом государства. Сейчас это пригодилось.

Ответят за всё. Непосредственным руководителем путча назван бывший главнокомандующий ВВС Турции генерал Акын Озтюрк (в центре). Вместе с ним арестованы десятки высших офицеров

Слабый сильный Эрдоган

За 14 лет правления, включая премьерский срок, Эрдоган сталкивался с очень серьёзными проблемами. Упомянутых стамбульских манифестаций и коррупционных скандалов по отдельности хватило бы, чтобы сломать карьеру любого политика. Но Эрдоган справился и даже стал сильнее. Ставка на возросшие происламские настроения в стране сыграла. Все сейчас в один голос говорят о его беспрецедентном усилении после подавления мятежа. Это и так, и не так.

Мечта-идея Реджепа Эрдогана — президентская система, где он будет царь и бог. Сейчас его влияние чрезвычайно велико, но носит конъюнктурный характер: основные полномочия у премьера — главы парламентского большинства, просто с некоторых пор это формальные лидеры Партии справедливости и развития, где истинный глава — Эрдоган. На что он готов пойти ради своей мечты, показали события прошлого года. В результате июньских выборов в парламент неожиданно попала прокурдская Партия демократии народов, преодолев заоблачный десятипроцентный барьер, а ПСР утратила большинство. Тогда президент разорвал мирное соглашение с курдами, действовавшее два года, и во­зобновил военное противостояние, которое уже унесло тысячи жизней. Зато на выборах в ноябре ПСР вернула большинство, а под лозунгом необходимости антитеррористической борьбы были приняты законы, занёсшие меч над оппозицией. Дорога к конституционной реформе открыта.

Однако война внутри и война снаружи, в Ираке и Сирии, усилили и влияние военных, что обернулось этим мятежом, несуразность которого объяснима относительно низовым, преимущественно полковничье-майорским уровнем и очевидной спешкой: якобы заговорщики были близки к разоблачению и поэтому спешили действовать. Как бы то ни было, в сложной военно-политической ситуации Турция оказывается с разгромленным военным руководством.

Кроме того, чистки, которые вышли далеко за рамки военного и полицейского ведомств, поставили Эрдогана на грань ссоры с европейцами и особенно с американцами. Требование выдачи Гюлена — это фактически требование признать участие США в путче, ведь там не могли не знать об активности проповедника, проживающего в городе Сейлорсбург (штат Пенсильвания), если такая активность была. Глава Госдепа Джон Керри сначала попросил доказательства вовлечённости Гюлена, а затем позиция США ужесточилась, и Эрдогану намекнули, что членство в НАТО также подразумевает определённые демократические стандарты. Для Турции членство в самом мощном военно-политическом блоке слишком дорого, чтобы им всерьёз рисковать, как и особыми отношениями с США. Нормализация отношений с Россией их точно не компенсирует.

Опасения, что теперь Турция пустится во все тяжкие и скоро на её месте будет исламская диктатура, понятны, но поспешны. Турецкий президент понимает, что его сила в том, что одной ногой страна стоит в Европе, второй — в исламском мире. Чуть нарушится баланс, и всё полетит в тартарары. В роли искусного балансёра и видит себя Реджеп Эрдоган, и если, как ему кажется, демократия сильно этому мешает, тем хуже для демократии. Конечно, как всякий убеждённый автократ он переоценивает свои инстинкты и силы. Но и недооценивать турецкого лидера не стоит. Пока у него всё получалось.

Фото: Getty Images

3
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.