Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Затишье перед бурей. Станет ли вооружённая акция "Сасна црер" началом народного восстания в Армении

Затишье перед бурей. Станет ли вооружённая акция "Сасна црер" началом народного восстания в Армении

Медиаэксперт Карен Мадоян рассказал Фокусу, почему многие армяне с пониманием отнеслись к захвату полицейского участка в Ереване, как этот инцидент стал катализатором протестного движения в стране и почему радикальный протест был лишь вопросом времени

020

Два десятка вооружённых мужчин 17 июля захватили в Ереване здание полка патрульно-постовой службы. Нападавшие протаранили металлические ворота грузовиком, во время атаки один полицейский погиб. Нескольких силовиков взяли в заложники, позже их отпустили.

Вскоре выяснилось, что вооружённые люди представляют группу "Сасна црер" (с армянского — "Храбрецы из Сасуна", в начале 90-х так назывался отряд, воевавший в Нагорном Карабахе). Группа потребовала отставки президента страны Сержа Саргсяна и правительства, а также освобождения из тюрьмы оппозиционера Жирайра Сефиляна и других политических заключённых.

Эти требования поддержали тысячи жителей Еревана, которые вышли на антиправительственные митинги. Полиция несколько раз разгоняла манифестантов. Во время очередного разгона ночью 30 июля правоохранители использовали светошумовые гранаты и газ, им помогали местные титушки, которые жестоко избивали участников демонстрации. Началась перестрелка, во время которой погиб ещё один полицейский: его застрелил снайпер. В полиции заявили, что стреляли с территории, находящейся под контролем вооружённой группировки. Члены "Сасна црер" обвинения отвергли, заявив, что погибшего было невозможно застрелить из захваченного здания.

Карен Мадоян: "Население нищает, у него отсутствуют перспективы, у людей нет возможности заработать, сделать карьеру. Всё это стимулирует эмиграцию из страны. Традиционные направления — Россия и США. В Ереване уже шутят, что самый популярный армянский спорт — это лотерея на грин-кард"

31 июля все члены группы сдались властям, объяснив свой поступок тем, что не хотят проливать кровь полицейских и солдат, а также отметив, что достигли главного — начало восстанию положено. "В статусе военнопленных мы будем продолжать борьбу, народное восстание продолжается, наш народ должен бороться, мы не допустим, чтобы наша страна стала российской губернией, — заявил боец "Сасна црер" Варужан Аветисян. — Мы чувствуем, что победа близка, и призываем армянский народ принять решение, совершить позитивный шаг. Чрево армянского народа не иссохло, мы всего лишь подали искру, а народ продолжит".

Инцидент стал поводом для массовых арестов оппозиционеров. Несмотря на это, в Ереване ежедневно проходят митинги и шествия в поддержку "Сасна црер". При этом президент Саргсян обещает народу, что ускорит реформы и через несколько месяцев сформирует правительство национального согласия.

Медиаэксперт Карен Мадоян констатирует, что у многих армян нет доверия к словам президента. После прошлогодних масштабных выступлений против повышения тарифов он точно так же обещал прислушаться к мнению народа, но тарифы как росли, так и растут. Мадоян уверен, что действия "Сасна црер" спровоцируют появление протестного движения, однако у оппонентов власти есть проблема: пока не появилось ни новых лидеров, ни чёткой программы.

Южнокавказский контекст

У этого протеста есть одна особенность: раньше никогда оппозиционно настроенные люди не решались выступать с оружием в руках и прибегать к радикальным действиям. С чем это связано?

— Меня это не удивило, ведь протестные настроения накапливались. В прошлом году всем показалось, что Electric Yerevan был больше связан с какими-то социальными требованиями. Тогда власти удалось свести ситуацию на нет, а протест погас сам собой, но, как говорится, осадок остался. Проблемы не решались, ситуация в стране на фоне углубляющегося экономического кризиса ухудшалась. Вступление в Евразийский экономический союз не принесло каких-то экономических благ. К тому же страна очень сильно зависит от внешних вливаний — денежных перечислений от граждан Армении, которые работают за рубежом, помогая своим семьям. Большинство из них находятся в России, а спад российской экономики отразился на объёме поступающих оттуда финансов. Сказался и рост цен на продовольствие и коммунальные услуги, который начался в прошлом году. Население нищает, у него отсутствуют перспективы, у людей нет возможности заработать, сделать карьеру. Всё это стимулирует эмиграцию из страны, трудоспособное население покидает Армению, традиционные направления — Россия и США. В Ереване уже шутят, что самый популярный армянский спорт — это лотерея на грин-кард. Даже визуально это заметно. Во время последнего визита в Ереван я обратил внимание, что и столица пустеет. Проезжал через сёла, которые находятся ближе к границе с Грузией. Там остались только старики. На этом фоне было понятно, что радикальный протест являлся вопросом времени.

Как на протесты повлиял фактор возобновления боевых действий в Карабахе?

— Всплеск напряжённости, вооружённые столкновения в начале апреля текущего года — это, можно без преувеличения сказать, нечто беспрецедентное. В течение нескольких дней между Арменией и Азербайджаном велась полномасштабная война. После этого мы заметили активизацию как со стороны Минской группы ОБСЕ по карабахскому конфликту, так и со стороны России. В мае было заседание Минской группы в Вене, а уже через месяц Путин пытается взять урегулирование конфликта на себя, приглашает президентов Армении и Азербайджана в Санкт-Петербург. Говорят, армянской стороне предложили в обмен на первый этап урегулирования сдать семь районов, захваченных в результате войны в начале 90-х, которые представляют собой пояс безопасности вокруг Нагорного Карабаха. Официально президент Саргсян не говорил об этом, но эти слухи обсуждались в армянской прессе. Все ссылались на то, что Саргсян зачастил в Степанакерт якобы для того, чтобы обсуждать возможность дальнейшего урегулирования.

Естественно, эта ситуация не могла не взбудоражить армянское общество и часть радикальной оппозиции, которую представляют организация "Учредительный парламент" и захватившая полицейский участок группа "Сасна црер". Часть этой группы состоит из ветеранов войны в Карабахе, их руководитель Жирайр Сефилян, находящийся в заключении, также известен как один из комбатов, воевавший в Карабахе. Он был одним из тех, кто вслух критиковал не только политику властей, но и их позицию в вопросе нагорно-карабахского конфликта. Для этих людей совершенно неприемлем вариант сдачи не только территорий, но и любых позиций в вопросе урегулирования конфликта.

Именно об этом шла речь, когда группа "Сасна црер" заявила, что они не хотят, чтобы Армения стала российской провинцией?

— Конечно. После боевых столкновений в апреле отношение к России, к её роли в конфликте изменилось. Россия — крупнейший поставщик вооружения в Азербайджан. В последние годы было приобретено различных вооружений приблизительно на $5 млрд. Это в разы превышает оборонный бюджет Армении. В то же время Москва обещала продать оружие и Армении, сулила кредит в $200 млн, но практических шагов пока не было.

Карен Мадоян: "Ситуация с захватом полицейского участка и заложников стал катализатором протестного движения. Думаю, это был только первый шаг. Как говорили представители группы "Сасна црер", их задачей было разбудить активную часть общества. Они этого добились"

В Москве никто не скрывал, что работают с обеими сторонами конфликта, и, несмотря на особые отношения с Арменией, никто не собирается прекращать сотрудничество в оборонной сфере с Азербайджаном. Естественно, не только оппозиция, но и далёкие от политики люди стали задаваться вопросами: в чём заключается союзничество с Россией, "братская помощь" и так далее.

Всем понятно, что карабахский конфликт — хорошая возможность для России управлять ситуацией на Южном Кавказе. Собственно, так же поступили с Грузией: забрали территории, помогли создать квазигосударства. С помощью продажи оружия Москва может повышать градус карабахского конфликта, когда ей это нужно. В контексте последних событий в Турции мне кажется, что здесь будет идти определённая игра, когда Москва, Баку и Анкара найдут общий язык. Армения же в этом случае станет выступать в роли не субъекта, а объекта тех решений, которые будут принимать крупные игроки. Президентам Путину и Алиеву проще найти общий язык, поскольку оба режима по сути репрессивные. В Армении немножко иначе. Как бы Серж Саргсян не пытался железной рукой подавлять любую антиправительственную активность, тут так не получается, поскольку общество посвободнее.

Осенью, начиная уже с сентября, нужно будет следить за ситуацией в общем южнокавказском контексте. Грузия входит в предвыборную фазу — в октябре ожидаются парламентские выборы, где активничают и пророссийские кандидаты. Нестабильно в Армении. Непонятно, каким образом будет действовать Азербайджан в рамках урегулирования карабахского конфликта. Сейчас все пристально следят за потеплением российско-турецких отношений. Вопрос в том, о чём сейчас разговаривают Путин с Эрдоганом. Думаю, что тема Южного Кавказа здесь одна из самых главных, потому что и Анкара, и Москва имеют очень большие интересы в регионе.

"Всё только начинается"

В Армении к радикальным действиям "Сасна црер" многие отнеслись с пониманием. Как много сторонников силового противостояния с властью?

— Армения — маленькая страна. Людей из "Сасна црер" знали, знали их позицию, знали об их заслугах во время войны в Карабахе, поэтому многие отнеслись к их действиям с пониманием. Трудно сказать, сколько сторонников таких методов, но отчаяние чувствуется повсеместно. У людей нет абсолютно никакой веры в изменения к лучшему, поэтому часть населения восприняла эту акцию как отчаянный шаг. С другой стороны, есть часть общества, которая боится раскачивания ситуации в стране, потому что в апреле все поняли, что война может разразиться в любой момент.

Возможны ли новые протестные акции?

— Ситуация с захватом полицейского участка и заложников становится катализатором протестного движения. Думаю, это был только первый шаг. Как говорили представители группы "Сасна црер", их задачей было разбудить активную часть общества. Они этого добились. Всё это немного напоминает то, что было в начале Майдана: общество поднималось, появлялись новые движения, новые лидеры.

Всех очень сильно возмутило, когда людей избивали во время митингов, когда врывались в дома к активистам. Раньше в Армении не было репрессий в таких масштабах. Эта ситуация не осталась незамеченной видными авторитетными представителями диаспоры за рубежом. Например, лидер группы System of a Down Серж Танкян написал большой пост о происходящих событиях, в котором прямым текстом обвинил власти в коррупции, ухудшении социально-экономической ситуации и даже намекнул на то, что армяне не для того терпели столько лет османского ига, чтобы опять оказаться под очередной большой империей. Понятно, кого он имел в виду.

Есть ли у оппозиции лидеры, которые могут увлечь за собой народ?

— В этом проблема: явных лидеров нет. Появились новые группы, движения, молодёжь становится более активной. Но последний кризис показал, насколько системная оппозиция отстала от народа, она не успевает за всеми процессами. Когда один из оппозиционных депутатов парламента Никол Пашинян пытался выступать в роли посредника между властями и протестующими, его просто прогнали с митинга, не захотели слушать. На митинги ходили разные люди, но они не могли формулировать какие-то чёткие месседжи, объяснить, чего они хотят от власти. Все говорят, что президент должен уйти в отставку. О’кей. А что дальше? Программы нет, нет системного подхода. Но мне кажется, что всё только начинается и со временем постепенно будет выкристаллизовываться. Власти надеются, что всё пойдёт на убыль, и им, грубо говоря, удастся пропетлять, как это было в прошлом году. Но не думаю, что у них теперь получится.

Президент Армении пообещал, что ускорит реформы, а через несколько месяцев будет создано правительство национального согласия. Армяне в это верят?

— Думаю, у граждан Армении мало доверия к словам президента. В прошлом году им тоже обещали, что создадут специальную комиссию, разберутся, что будут предприняты какие-то шаги, но ничего на самом деле не произошло: тарифы как росли, так и растут. Мне кажется, что все эти заявления делают, чтобы успокоить людей. О каком правительстве национального согласия можно говорить, когда власти недавно с успехом для себя провели референдум о внесении изменений в конституцию, которые чётко говорят, что Серж Саргсян собирается оставаться у власти и далее?

Посмотрим, но пока мне это кажется общими словами. Не вижу, с кем будет разговаривать президент, кого он будет приглашать, насколько Саргсян готов поделиться властью с людьми, которые будут представлять несистемную оппозицию.

Фото: Karen Madoian/Facebook, lazy_Mary/liveinternet.ru

2
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.