Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Сирийский провал. Почему война в Сирии обернулась для России катастрофой

Сирийский провал. Почему война в Сирии обернулась для России катастрофой

30 сентября 2015 года Россия включилась в войну в Сирии. Сейчас, год спустя, Соединённые Штаты заявили, что отказываются от всякого сотрудничества с Москвой по сирийской проблеме. Очевидно, первоначальный замысел в Кремле был совсем не такой

000

Недаром Барак Обама и его европейские союзники всячески избегали наземного участия в сирийском конфликте. Даже Турция, у которой с ним связаны самые непосредственные интересы, до последнего удерживала свои войска вблизи южной границы, хотя курды досаждали ей по-настоящему. И лишь Россия, которой здесь вроде и вовсе делать нечего, сломя голову кинулась в сирийский омут. Результат оказался предсказуемый. Стратег из Владимира Путина так себе. Отвратительный, прямо скажем, стратег.

С помощью Асада

Россия была вдохновлена своей ролью в химическом разоружении режима Башара Асада в 2013 году, в обмен на которое Соединённые Штаты пообещали воздержаться от вторжения в Сирию. Барак Обама, похоже, был несказанно рад такому поводу удержаться от вмешательства, к которому его подталкивало бремя глобального полицейского. Но в Кремле уверовали в свою способность менять ход сложной международной игры, и когда понадобилось перекроить в свою пользу ситуацию, всё больше заходившую в тупик после развязывания войны в Украине, тут вспомнили о сирийском опыте и не стали выдумывать ничего нового: Сирия так Сирия.

РПЦ нашла священные основания для российского военного участия, пропагандистская машина подхватила тему и даже включила Сирию в свои прогнозы погоды, рассказывая, какова облачность в районе бомбардировок. В общем, сработали дружно.

Запад этому обстоятельству совсем не обрадовался: президент Асад к этому времени уже держался из последних сил, и его укрепление со стороны Москвы нарушало планы США и союзников усадить в Дамаске правительство оппозиционеров и тогда уже вплотную заняться проблемой "Исламского государства". Кремль же настаивал, чтобы его давний друг Башар Асад активно участвовал в процессе мирного урегулирования конфликта. Это своё требование Россия подкрепила военным контингентом: авиационным подразделением с группой обеспечения. Со временем в Сирии оказались и ракетно-артиллерийские системы, и спецназ, и частные наёмники. Российские базы развернулись в Тартусе и Латакии.

В Кремле уверовали в свою способность менять ход сложной международной игры

Телевизор рапортовал о сотнях уничтоженных террористических объектов (столько не было и в Сирии с Ираком, вместе взятых), но у пропагандистов свои задачи. Сирийским правительственным войскам и их ливанским и иранским союзникам дышать стало легче. Чего не скажешь о сирийской вооружённой оппозиции. Несмотря на свои клятвенные заверения, что основной противник у России и США общий — "Исламское государство", подавляющее большинство ракетно-бомбовых ударов российская авиация наносила по позициям именно американских союзников в борьбе против Асада. А когда российские штурмовики отбомбились по позициям сирийских турок, турецкие ВВС вышли на свою охоту, в результате которой был сбит Су-24. Отношения с Турцией были резко испорчены, и уже тогда стало ясно, что плата за сирийскую операцию окажется немаленькой.

Победы не будет

Какой-то проблеск здравого смысла был в середине марта этого года, когда Владимир Путин приказал приступить к выводу из Сирии основной части российской группировки. Показали отлёт, прилёт и торжественную встречу, но на самом деле, как это принято в России, никто никуда не улетал. Наоборот, сирийско-иранско-российские войска стали штурмовать занятые оппозицией города. В освобождённой Пальмире на фоне древних развалин устроили показательный концерт, в котором принял участие личный друг Путина Сергей Ролдугин, к тому времени прославившийся как держатель двухмиллиардного состояния российского президента. Действительно, величественное зрелище.

Однако стремление российских генералов показать Западу, как нужно воевать, нарвалось на местные обстоятельства, куда лучше известные тем, кто долгие годы пытался навести порядок в Ираке. Можно сколько угодно летать над пустыней — использование авиации против рассеянных и кочующих отрядов малоэффективно. Зато в российских боевых уставах нет ни слова о защите от массового применения противником "шахидомобилей" — напичканных взрывчаткой машин со смертниками за рулём. Сирийские войска оказались войсками весьма относительными: пять лет войны совершенно обескровили армию Асада и лишили её боевого духа, с которым и до этого были проблемы. Иранцы и боевики "Хезболлы" устойчивей в бою, но к русским у них доверия никакого. Воевать вместо Асада за Асада — удовольствие ещё то, но и для этого у российского контингента просто элементарно нет сил. Конечно, пульнуть куда-то "Калибрами" из Каспийского моря за сотни километров — это звучит приятно для уха обывателя, очарованного силой российского оружия, но практической пользы от этого почти никакой.

Пульнуть куда-то "Калибрами" из Каспийского моря за сотни километров — это звучит приятно для уха обывателя, очарованного силой российского оружия, но практической пользы от этого почти никакой

Никто, правда, и не собирался, как уже было сразу ясно, побеждать ИГИЛ или даже ненавистную Асаду вооружённую оппозицию. России нужно было одержать какую-то громкую победу, а затем зафиксировать на переговорах результат, чтобы под это дело выторговать себе полезные уступки по целому спектру вопросов. Сначала пытались ударить в сердце "Исламского государства", в июне Россия затеяла большой поход на Ракку — главный оплот исламистов в Сирии. Если бы город удалось захватить, можно было бы гордо смотреть на американскую коалицию. Но колонну правительственных войск Сирии и их союзников джихадисты без труда разгромили на дальних подступах к Ракке и далеко отбросили, за считанные дни отвоевав ту территорию, которую с помощью России сирийские правительственные войска понемногу захватывали всю весну.

Тогда была поставлена другая задача: Алеппо. Это второй по величине и значимости город в стране после Дамаска, и если бы его удалось взять полностью под контроль, это было бы огромное достижение для победителей и большое поражение для проигравших. Только имеется тонкое обстоятельство: в городе никогда не было ИГИЛ. Соответственно, проигравшей должна была стать сирийская оппозиция.

Варварство

Алеппо с 2012 года разделён на две воюющие части: запад города контролируют правительственные силы, а восток — разные повстанческие группировки. Положение сотен тысяч жителей, оказавшихся в центре военных действий, катастрофическое, и оно резко ухудшилось после попытки сирийских войск взять город в блокаду. В отличие от пустыни с блуждающими целями, тут позиции сторон фиксированы, что позволяет массированно применять авиацию, чем российские союзники Асада и воспользовались.

По данным SNHR — сирийской неправительственной организации по правам человека, которая регистрирует жертвы конфликта, только в сентябре в Сирии погибли 1176 мирных жителей. Из них почти тысяча — жертвы авиационных налётов российской и сирийской авиации. Для сравнения: от рук боевиков ИГИЛ за тот же период погибли 99 человек.

Одновременно с атаками в Алеппо развивался интенсивный переговорный процесс, в котором участвовали госсекретарь Джон Керри и глава МИД РФ Сергей Лавров. В начале сентября стороны достигли соглашения о прекращении огня в Сирии, которое должно было перейти в полноценное перемирие. Россиян и сирийцев оно не очень устраивало: Алеппо вот-вот мог оказаться полностью в их руках, и перемирие лишало их такой громкой победы. Главным условием перемирия являлось прекращение огня теми вооружёнными группировками, которые подключались к мирному процессу. "Исламское государство" и те, кто отказывался от перемирия и продолжал вести огонь, становились объектами для нанесения удара. 17 сентября такой удар нанесли силы американской коалиции по сирийским войскам. Было убито до сотни человек, по неофициальной информации, среди них — семеро россиян-спецназовцев. В коалиции потом объяснили, что обстрел произвели по ошибке, якобы рядом были позиции боевиков ИГИЛ.

Отношения Владимира Путина с США сейчас намного хуже, чем год назад, до ввода войск в Сирию

В ответ Сирия заявила о выходе из перемирия, и через несколько часов после этого заявления, поздним вечером 19 сентября, бомбовому удару подвергся конвой ООН и Красного Полумесяца недалеко от Алеппо, в районе, контролируемом сирийской оппозицией. 18 из 31 грузовика были уничтожены, 12 волонтёров и работников международных организаций погибли. Поскольку информация о маршруте гумконвоя была известна всем воюющим сторонам заранее, налицо все составляющие военного преступления: международное право запрещает умышленные удары по официальным гуманитарным и медицинским миссиям. Россия и Сирия опровергли своё участие в нападении, но в районе атаки были зафиксированы два Су-24.

На экстренном заседании Совета безопасности ООН представители США, Франции и Британии были чрезвычайно резки, назвав произошедшее варварством. Россия, которая в октябре будет председательствовать в Совбезе, заблокировала принятие резолюции, но она не в состоянии заблокировать работу следственной комиссии, созданной ООН для выявления виновных. Борис Джонсон, глава внешнеполитического ведомства Великобритании, не скрывал своего мнения: "Путинский режим не просто даёт в руки Асаду револьвер. В некоторых случаях он сам стреляет из него". И подтвердил: если сознательная атака на конвой будет доказана, речь пойдёт о военном преступлении.

Пока шли эти дипломатические препирательства, российская и сирийская авиация продолжали утюжить восточный Алеппо, применяя в мирных кварталах зажигательные и противобункерные боеприпасы. Одними из постоянных объектов для атаки были три оставшихся в городе больницы.

В это же время, 29 сентября, с докладом о причинах гибели рейса MH17 над Донбассом выступила международная следственная группа в Нидерландах. Всё происходящее сложилось в единую картину, которая не оставила сомнений в "миротворческом" облике Российской Федерации.

Спустя ещё несколько дней Соединённые Штаты заявили об отказе сотрудничать с Россией по сирийскому вопросу, поскольку та не в состоянии выполнять взятые на себя обязательства. Одновременно Путин пригрозил отказом выполнять обязательства по соглашению с США об утилизации оружейного плутония, если Штаты не отменят антироссийские санкций и не компенсируют ущерб, причинённый ими. Очевидно, никакого тет-а-тет с руководством сверхдержавы у Владимира Путина не будет, отношения с США сейчас намного хуже, чем год назад, до ввода войск в Сирию. И держать там контингент теперь вроде бы нет никакого смысла, но и спешно убрать его — значит потерять лицо. Для Кремля легче терять своих солдат, которых по его капризу бросили за тысячи километров от родины. Сколько их ещё погибнет по прихоти "гениального стратега"? А скольких они ещё убьют?

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.