Все статьиВсе новостиВсе мнения
Деньги
Общество
Красивая странаРейтинги фокуса
Облайканные судьбой. Как становятся президентами с помощью соцсетей

Облайканные судьбой. Как становятся президентами с помощью соцсетей

Профессор Лондонской школы экономики Валентино Ларчинесе рассказал Фокусу о могуществе соцсетей, влиянии интернета на президентские выборы в США и о любимом интернет-фейке

720

КТО ОН


доктор экономических наук, профессор Лондонской школы экономики, консультант Банка Италии, в сферу его научных интересов входит политическая экономика, демократизация, информация и СМИ

ПОЧЕМУ ОН


Ларсинизе стал соавтором научной работы "Политическое влияние интернета на результаты президентских выборов в США"

В 2009-м The Huffington Post заявил: "Если бы не интернет, Барак Обама не стал бы президентом". Интернет действительно повлиял на ход событий. Но давайте начистоту: благодаря Сети The Huffington Post сколотил целое состояние. Естественно, он не перестанет говорить о том, какой интернет важный и всемогущий.

История моего исследования началась задолго до победы Обамы. Поначалу меня заинтересовало влияние традиционных СМИ на политику. Я — итальянец, однажды моя страна столкнулась с ситуацией, когда премьером стал владелец медиахолдинга Сильвио Берлускони. Интенсивность, с которой этот политик привлекал телевидение для своего пиара и продвижения, многими воспринималась как опасность для итальянской демократии. Поэтому как только возник новый тип СМИ — интернет-издание, я принял решение исследовать его влияние на политику.

Политики стали проявлять интерес к интернет-пространству давно. В 1996-м Билл Клинтон стал первым политиком, у которого появилась собственная веб-страница. Выглядела она довольно скупо: какое-то фото, какое-то заявление. В те дни похвастаться доступом к интернету могли далеко не все избиратели. А тем, у кого такой доступ был, толку от него было мало — они не могли загрузить видео или качественное фото, чтобы его посмотреть, пришлось бы потратить массу времени.

С 2000-го по 2008-й произошёл резкий скачок — тогда мы и запустили свой исследовательский проект. В этот период появился широкополосный доступ к Сети, который открывал новые возможности: можно было скачивать и загружать видео, пользоваться сервисом YouТube. Количество интернет-пользователей заметно увеличилось.

Мы проанализировали данные Федеральной комиссии по связи, чтобы оценить интернет-охват в разных американских округах. Было решено сопоставить интенсивность использования широкополосного интернета с вовлечённостью избирателей. Конечно, мы учитывали и влияние сторонних факторов: к примеру, то, что новости сначала распространяются в городской местности и только потом в сельской.

"Стратегия Трампа сработала исключительно благодаря специфическим обстоятельствам: средний класс фактически исчез как в Европе, так и в Штатах, а обычно этот слой населения отвечает за стабильность демократии"

В 2008 году интернет действительно внёс свою лепту в американские выборы. К такому выводу мы пришли, сравнив полученные данные. Благодаря Сети заметно повысилось количество проголосовавших избирателей. Кроме того, люди охотнее, чем раньше, жертвовали средства на кампанию своих фаворитов — с помощью интернета делать это легче.

Мы не знаем точно, какой из партий это было больше на руку, чьи избиратели в большей мере активизировались. Однако очевидно, что молодёжь интенсивнее пользуется интернетом, а молодые люди тогда поддержали Обаму — это известный факт.

Не стоит приписывать победу Барака Обамы исключительно интернету. На самом деле он был не первым, кто попытался систематически использовать Сеть для победы на выборах. Пионером стал Говард Дин, кандидат от демократов, который баллотировался в президенты в 2004-м. Какое-то время его онлайн-кампания вызывала интерес, но в итоге он проиграл.

Стратегия Обамы в интернете была, как мне кажется, гораздо продуманнее, чем у его конкурентов. К примеру, его команда очень грамотно подошла к организации предвыборной агитации. По традиции, партии собирали людей, которые ходили от дома к дому, стучали в дверь, говорили: "Вам следует проголосовать за этого человека" и пробовали объяснить почему. Поиском и обучением таких волонтёров, как правило, занималась местная ячейка партии. Демократы упростили себе задачу, создавая группы с названиями вроде "Присоединяйтесь к кампании Обамы", чтобы уже там собирать пожертвования или договариваться о проведении каких-то мероприятий.

Может показаться, что в этом нет ничего особенного, сегодня все так делают, но восемь лет назад это был инновационный ход. Вспомните, мы жили в совершенно ином мире: да, был Twitter , но многих других соцсетей ещё не существовало, а Facebook только начинал раскручиваться.

Отследить реальное влияние предвыборных онлайн-кампаний сложно. Однако сделать то же для традиционных СМИ не проще. Возьмите хотя бы Италию. У нас есть правые, которые смотрят новости Берлускони. В Соединённом Королевстве, к примеру, они бы читали The Daily Mail или Daily Telegraph, а более прогрессивные люди — The Guardian или The Independent. Почему так? Возможно, потому что The Daily Telegraph или The Sun имеют некое влияние на этих людей. Или, может, эти люди читают The Sun потому, что там пишут то, что им нравится? Идея состоит в следующем: люди намеренно ищут новости, которые бы соответствовали тому, во что они верят.

Мы не хотим, чтобы нам перечили, не так ли? Мы избегаем когнитивного диссонанса. Мы предпочитаем читать новости, которые как-то подтверждают наши ценности. Поэтому, если я левый, я склонен читать прессу для левого крыла. Если я правый — для правого. Вот почему сложно отслеживать эффект. Людям нравится читать то, во что и без того верят.

Некоторые эксперты заявляют, что победа Трампа — дело рук команды Хиллари. Говорят, в интернете вероятность её победы преподносилась как почти свершившийся факт, поэтому многие избиратели попросту поленились участвовать в выборах. Думаю, пока у нас нет всех данных, рано соглашаться или спорить с этой точкой зрения.

"Меня поразило то, что фейки распространяли в интернете известные авторитетные политики. Никому нельзя доверять — и это серьёзная проблема"

Помните о том, что люди любят баланс. Восемь лет у нас был демократ Обама, до этого — восемь лет республиканец Буш-младший, ещё раньше — восемь лет демократ Клинтон. Сейчас демократам было бы сложно выиграть в президентской гонке. Люди устали. Кто-то поверил, что с приходом новой администрации дела пойдут лучше, кому-то просто не хватало новых лиц.

Возможно, на результаты американских выборов повлиял WikiLeaks. Не стану утверждать, что слив от этого ресурса разрушил карьеру Хиллари Клинтон, однако, согласитесь, определённую роль он точно сыграл.

Трамп не добился какого-то сверхъестественного результата. Он собрал примерно то же, что и его предшественник: общее количество голосов, отданных за Трампа, приблизительно такое же, какое было у республиканца Митта Ромни четыре года назад. То есть собери Дональд Трамп такое же количество голосов четыре года назад — и он проиграл бы, совсем как Ромни. Дело в демократах — в этом году Клинтон действительно досталось меньше голосов, чем в своё время было отдано за Обаму.

Нельзя анализировать последние выборы с точки зрения двух политических лагерей. Думаю, избиратели Трампа и те, кто четыре года назад голосовал за Митта Ромни, — это разные люди. По крайней мере часть из них.

Мир изменился на глазах. Появилось немало левых избирателей, которые, мягко говоря, не рады глобализации. Не только в США, но и в Великобритании и материковой Европе. В исконно промышленных американских регионах, где традиционно побеждали демократы, люди почувствовали, что их работу перенесли за границу, что производственный сектор в стране рушится, — и тут месседж Трампа победил. Он сказал: "Вы должны покупать американское, нанимать американцев". Эти слова нашли отклик даже у самых преданных избирателей-демократов.

Онлайн-кампания Трампа запомнится экспертам. В ней было много агрессии. Он запомнится экстравагантным использованием соцсети: Трамп писал то, что обычно не сошло бы человеку с рук. Это напомнило мне стратегию Берлускони. Он не уставал напоминать: вот те, кто меня поддерживает, и вот все остальные. Трамп поступал так же — он противопоставлял своих сторонников тем, кто стал на сторону Клинтон, чтобы не было ни единого шанса на компромисс. В отличие от Берлускони, который для этого использовал телевидение, Трамп пользовался интернетом, в частности, своим аккаунтом в Twitter. Но стратегия была та же.

Вряд ли другие политики смогут успешно перенять стратегию Трампа. В его случае она сработала исключительно благодаря специфическим обстоятельствам: средний класс фактически исчез как в Европе, так и в Штатах, а обычно именно этот слой населения отвечает за стабильность демократии. Общество оказалось сильно поляризованным: есть радикально левые и радикально правые. Давайте посмотрим на Великобританию: есть лейбористская партия, которая оказалась в руках радикальной левой организации Momentum, и радикально правое правительство, которое крайне консервативно подошло к Brexit и очень агрессивно настроено против иммигрантов. Раньше такого контраста в британской политике не было.

"В соцсетях можно ожидать чего угодно: люди могут твитить, что захотят, вывешивать фото, утверждая, что это то, чем на самом деле не является"

Трамп был очень хорош в создании и раздувании поляризации. Вряд ли это то, что следует перенимать другим политикам. Что по-настоящему меня беспокоит — он продолжает разъединять даже сейчас, когда предвыборная гонка закончилась и он победил.

Можно ли с помощью соцсетей и блогов создать репутацию идеального политика? Интернет такой огромный. Чем вы выделитесь среди других? И что заставит людей поверить вам? Избиратели более охотно отдадут свой голос тому, у кого уже есть какая-то репутация. Посмотрите на Дональда Трампа — к моменту, когда этот человек решил участвовать в предвыборной гонке, он уже был известным в своей стране. Похожая история произошла и с Берлускони: в 1994-м он "с нуля" победил на выборах. Конечно, он использовал телевидение, чтобы стать известнее. Однако о нём и до этого были наслышаны — как о предпринимателе и владельце футбольного клуба.

Символом новых политиков, которые добиваются внимания избирателя с помощью интернета, можно было бы считать итальянский интернет-проект "Движение пяти звёзд". Однако вот незадача — на момент основания его создатель, комик "Беппе" Грилло уже был популярным и узнаваемым. Конечно, и то, что Трамп "с нуля", не имея стажа в Республиканской партии, выиграл президентские выборы, и то, как Грилло за три-четыре года из ничего добился 25% голосов, — неожиданность. Однако эти люди не были случайными прохожими. Хотя, бесспорно, блоги и соцсети только прибавили им популярности.

Соцсети добавляют интернету могущества. Когда у вас есть централизованные СМИ, ими гораздо легче манипулировать. Возьмите, к примеру, инаугурацию Дональда Трампа: на церемонии было не слишком много людей, но если у вас есть подконтрольные СМИ, они найдут способ снять всё под таким углом, чтобы казалось, что там присутствовало много гостей. Но у нас есть соцсети, поэтому те, кто присутствовал, снимал и постил фото с церемонии онлайн, не дали скрыть правду.

Хорошая черта интернета — он децентрализован. Люди могут общаться напрямую, твитить мысли, отвечать друг другу. Стоит только запостить что-то интересное, и механизм репоста распространит это, как какой-то вирус. Это повышает уровень демократии, участия и чувства вовлечённости.

С другой стороны, соцсети — идеальная среда для рождения и распространения фейков. В невиртуальной жизни журналисты, которые заботятся о своей репутации, проверяют информацию. Конечно, они могут относиться к ситуации предвзято, но обычно они делают всё, что в их силах, чтобы предоставить читателю точную информацию. А в соцсетях можно ожидать чего угодно: люди могут твитить, что захотят, вывешивать фото, утверждая, что это то, чем на самом деле не является.

Мой любимый онлайн-фейк связан с декабрьским референдумом в Италии. Этот референдум был посвящён конституционной реформе и породил массу новостей, правдивость некоторых из них для меня до сих пор остаётся под вопросом. Часть из них были даже не фейками, а скорее неправдивой рекламой. К примеру, известные политики всерьёз заявляли: "Если мы внесём правки в Конституцию, мы улучшим систему здравоохранения". Но правки, о которых шла речь, не имели ничего общего со здравоохранением! Зачем придумывать несуществующие связи?

Всё просто: достаточно связать что-то техническое, не до конца понятное с тем, что нас беспокоит, и вы получите наш голос, пусть даже это ложная причинно-следственная связь. Люди знают, что Конституция — это важно. Но многие ли интересуются внесением правок? А вот если вы скажете, что изменение Конституции повлияет на образование — люди к вам прислушаются. У них есть дети, они беспокоятся об образовании.

Меня поразило то, что такие вещи распространяли в интернете не фейковые аккаунты, а известные авторитетные политики. Никому нельзя доверять — и это серьёзная проблема.

9
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.