Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Кнут и пряник. Как в Молдове собираются решать проблему Приднестровья

Кнут и пряник. Как в Молдове собираются решать проблему Приднестровья

Один из разработчиков нового плана реинтеграции Приднестровья Сергей Ильченко — о том, почему не сработали все предыдущие планы, как жителей непризнанной республики будут склонять к сотрудничеству с Молдовой, и о том, почему без помощи Украины проблему не решить

010

Активность по урегулированию конфликта на Днестре, проявляемая в последнее время в Кишинёве, ясно говорит о том, что Молдова намерена закрыть проблему Приднестровья в ближайшие два-три года. В молдавском Институте эффективной политики (ИЭП), где разрабатывают план по реинтеграции Приднестровья, считают, что это вполне возможно, если действовать продуманно и реалистично. Один из разработчиков нового плана Сергей Ильченко рассказал Фокусу о том, как Молдова попробует реинтегрировать мятежный регион и почему это выгодно не только ей, но и Украине.

Криминальный проект

Кто автор плана?

— Первоначальная инициатива исходила от коллектива ИЭП. Но мы постарались привлечь к разработке всех молдавских экспертов, сведущих в приднестровской проблематике. Был подготовлен проект, затем в рамках ИЭП проведены обсуждения в режиме круглого стола. По их результатам в план внесены правки и дополнения. В настоящее время скорректированный проект проходит вторую стадию шлифовки. При таком расширенном обсуждении он постепенно утрачивает персональное авторство, фактически становясь коллективным голосом экспертного сообщества, к чему мы, собственно, и стремимся.

Чем он отличается от планов, предлагавшихся ранее и, увы, нереализованных?

— Что касается принципиальных отличий, то все предыдущие проекты такого рода — и "план Козака" 2003 года, исходивший из администрации президента России, и продвигаемый сейчас президентом Додоном план Партии социалистов, и формально действующий закон "Об основных положениях особого правового статуса населённых пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)", принятый по инициативе Компартии в 2005 году — не предлагали механизмов для реализации. Это были скорее политические декларации в стиле "за всё хорошее", вбрасываемые либо для маскировки провала в урегулировании, как это сделали коммунисты, либо для вталкивания Молдовы под видом урегулирования под внешнее управление России — это касается планов Козака и Партии социалистов. В этих документах нет ни понимания природы приднестровской проблемы, ни анализа её развития. Между тем "Приднестровская Молдавская Республика" образца 1990–1992 годов и 2011-2017 годов — очень разные явления.

"В "ПМР" пересекаются интересы как местного, так и международного криминалитета, включая и российский. Все без исключения российские внешнеполитические проекты рано или поздно вырождаются в чисто криминальные"

Наш план анализирует эволюцию "ПМР" и предлагает пошаговый комплекс мероприятий по её демонтажу. Реинтегрировать в Молдову можно и нужно только население региона. Вернуть его в поле законности и уважения к правам человека, очистить сознание людей от лживой пропаганды, разрушить криминальную экономику анклава и включить освобождённую территорию в нормальные экономические цепочки — вот что такое реинтеграция. Из этого вытекает главное положение нашего плана: мы должны работать с людьми, а не с незаконными структурами. Значит, нам нужно как минимум предложить людям, живущим в Приднестровье, нечто привлекательное. А чтобы демонтировать незаконные структуры, нам тоже нужно что-то предложить работающим в них гражданам — в обмен на лояльность к Молдове. Кому-то полное прощение, кому-то — частичное, с поражением в правах, кому-то великодушно позволить уехать, не объявляя на него охоту через международный розыск. Но всё это — только в обмен на сотрудничество и лояльность. Те, кто не пожелает спустить "пиратский флаг", должны получить полный набор неприятностей. И нам нужен план по причинению им неприятностей, равно как и план по доставке приятных бонусов тем, кто захочет сотрудничать. Нужно создать механизмы и структуры, с помощью которых те, кто решит сотрудничать с Молдовой, смогут делать это с пользой для неё и для себя, конечно, тоже.

Разумеется, главари "ПМР" так просто сдаваться не захотят. Переговоры по Приднестровью в тупике уже много лет, поскольку нынешнее положение устраивает власти "ПМР". Приднестровье давно не политический проект, хотя в нём присутствуют интересы ряда российских ведомств. Но начиная с 2003 года доля этих интересов в общем влиянии на ситуацию снижается и сейчас достигла исторического минимума. Сегодня Приднестровье — это в первую очередь площадка для криминального бизнеса. Здесь пересекаются интересы как местного, так и международного криминалитета, включая, конечно, и российский. Такая эволюция типична. Все без исключения российские внешнеполитические проекты рано или поздно вырождаются в чисто криминальные, причём по одним и тем же причинам.

Молдово-украинский проект

Приднестровцы постоянно жалуются Москве на свою бедность и экономические трудности.

— Не верьте им. Во-первых, эти жалобы рождаются на основе публикуемых цифр о приднестровской экономической деятельности. И явный криминал в таких отчётах, конечно, вам не покажут. А, во-вторых, почему бы, прикрываясь этими цифрами, не подоить российский бюджет — с соответственным откатом чиновникам и политикам, кричащим в Москве о необходимости "спасать островок русского мира".

Конечно, население захваченного региона, не вовлечённое в преступную деятельность, бедствует и вымирает. Но властям "ПМР" оно в общем-то уже и не нужно. Те, кто купился когда-то на их обещания, за 26 лет превратились в социальный балласт, подлежащий утилизации. Ну и отчасти в инструмент для развода российских спонсоров. Сама же непризнанная "ПМР" — это высокодоходный, процветающий, чрезвычайно успешный проект. Правда, полностью преступный.

"Решение проблемы Приднестровья возможно только как совместный, молдово-украинский проект. Ведь основные статьи экспорта "ПМР" — коррупция и криминал — в равной степени отравляют и Молдову, и Украину"

Так вот, первое, к чему следует стремиться Молдове, — это менять ситуацию так, чтобы она перестала устраивать главарей криминального бизнеса, рулящих захваченным ими Приднестровьем. Упадут их доходы — положат зубы на полку рядовые исполнители. И тогда им можно предлагать варианты сдачи на относительно мягких условиях и жёсткий прессинг в альтернативе.

Такой план, кстати, стал возможен благодаря решительной позиции Украины. В частности, её готовности дать молдавским пограничникам и таможенникам возможность контролировать территорию Молдовы по всему периметру, введя совместные посты на приднестровском участке. Но такая возможность — лишь инструмент, ей надо грамотно воспользоваться. И это не единственный инструмент, тут нужен комплекс мер, хотя, повторяю, полный контроль по периметру — важнейший шаг, без которого ничего не сдвинулось бы с места.

Такие режимы обычно выставляют впереди себя живым щитом рядовых граждан в расчёте отсидеться за их спинами. А заодно можно воспитывать в заложниках ненависть к своим освободителям. Что предпримете в ответ?

— Фишка нашего плана как раз в том, что удары, предусмотренные в нём, — очень точечные и адресные. Население Приднестровья при любом сценарии должно ощущать только преимущества сотрудничества с Молдовой с первых же дней введения плана в действие. Мы должны показать перспективы для каждого конкретного человека, причём по очень ясному принципу: больше сотрудничества сейчас — больше возможностей в реинтегрированной Молдове. Именно в создании механизмов, позволяющих отделить людей, оказавшихся, по сути, жертвами обстоятельств, от тех, кто виновен в их создании, я и вижу главное преимущество нашего проекта.

По отношению к функционерам "ПМР" план распадается на "план А" и "план Б". "План А" — мягкий вариант. В обмен на сдачу он предлагает ряд льгот и послаблений, но лишь каждому в отдельности, в индивидуальном порядке. Сама же "ПМР" должна быть проклята и забыта. Ну а "план Б" разработан на тот случай, если люди, возглавляющие сегодня "ПМР", не оценят нашего великодушия и своего реального положения. Уверяю вас, он их неприятно удивит и очень огорчит, притом не один раз. Но, подчёркиваю, жёсткие меры не коснутся населения региона.

Могут ли быть применены эти наработки в Украине?

— Приднестровская ситуация имеет очень важное отличие от донбасской: у "ПМР" нет общей границы с Россией, а с Украиной у Молдовы после 2014 года есть полное взаимопонимание по проблемам сепаратизма. Но что-то применимо и в украинских реалиях, а кое-что и мы заимствовали из украинского опыта. Вообще, по моему глубокому убеждению, решение проблемы Приднестровья возможно только как совместный молдово-украинский проект. Он отвечает интересам обеих стран. Ведь основные статьи экспорта "ПМР" — коррупция и криминал — в равной степени отравляют и Молдову, и Украину.

1
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.