Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Курс на Восток. Как украинцам обустроить Китай

Курс на Восток. Как украинцам обустроить Китай

Монологи украинцев, которые отправились на заработки в Азию

000

В 1990-х на рынках многих городов Украины можно было увидеть вьетнамцев, торгующих спортивными костюмами. В 2000-х внушительную долю студентов в вузах составляли китайцы. В последние пять лет вектор изменился. Украинцы протаптывают тропы к освоению азиатского рынка труда. Всё более массовым становится миграционный поток на Дальний Восток. Что ищут там, в странах далёких, наши специалисты? Люди, которые ездят на заработки в Китай и Вьетнам, рассказали Фокусу про свою жизнь за границей и восточный менталитет.

"Азиаты обожают фешен"

Вартан Вартанов, группа The Nexstone

— Мне с моей женой и друзьями всегда хотелось заниматься музыкой. Вернее, только музыкой. Живя в Краматорске, мы работали, в девять часов вечера собирались на репетицию, играли до ночи, а утром снова шли на работу. А потом разослали письма по агентствам. Ответы ждали достаточно долго. Предложения начали поступать только через 3–4 месяца.

Так мы впервые попали в Китай в 2013 году. Там тогда был огромный спрос на иностранных артистов, поэтому к нам было шикарное отношение. Нам же было интересно попробовать себя перед другой публикой, поскольку, чего ожидать от своей, местной, мы знали.

В Китае во всех клубах есть шоу-программа. В основном она либо хард, либо — в ресторанах отелей — лаундж, джаз. Рока, который играем мы, видел очень мало. Кстати, азиатский рок слизан с европейского. Сначала играли каверы исключительно английских песен, иногда "Океана Ельзи". Публика заказывала в основном старые-престарые хиты вроде Venus, Hotel California, который мы принципиально, кстати, не играем, либо популярные песни последних 5–10 лет, например, PriceTag (в оригинале исполняет Jessie J. — Фокус).

Потом начали включать в программу свои песни и под конец переключились на собственный творческий проект. Круто, что показали его на крупных фестивалях.

Вообще нам было очень комфорт­но. Удобно, когда музыка — и работа, и личное дело. Дома тяжело обеспечить себя музыкой.

"Если раньше китайцы говорили: "Украина? Это где-то в Европе около Франции?" либо приписывали её к России, то сегодня они чётко различают Украину, Россию, Европу. Не все, правда, но всё же"

Китайцев в украинцах привлекает мастерство, профессионализм, качественная работа и, конечно же, внешность. Если выглядишь по-европейски, то ты интересен априори. Собственно, у нас-то тоже — если приезжает какой-то джазмен из Европы, люди на него идут, потому что любопытно, как играет иностранец. От него ожидают чего-то "вау!". Правда, особенность азиатов в том, что они обожают фешен, чтобы что-то бросалось в глаза.

Работа в Китае дала нам возможность развить своё творчество. Плюс очень хороший опыт сотрудничества с другими людьми. Например, мы работали с английской певицей, познакомились с группой немолодых мужчин, играющих вместе уже лет 10–15. Днём они преподают в школе, а по вечерам собираются бэндом.

Ещё мы добавили в свою музыку китайский народный инструмент пипа (струнный инструмент, похожий на лютню. — Фокус). Она даёт очень выразительные, уникальные звуки.

В остальном китайская культура не повлияла ни на нас, ни на наше творчество. Хотя сами рабочие поездки — да. Они дали понять: если ты чего-то хочешь, то это получится. Сейчас мы уверены в себе и не сомневаемся, что дома у нас всё сложится. Также стали более ответственными, поскольку, когда музыка — твоя работа, ты уже не можешь позволить себе что-то недоучить или отложить.

Наша группа работала по трём или четырём контрактам суммарно три года. Все наши финансовые ожидания оправдались, вложения окупились. Но ехать в Китай снова мы не собираемся. Сейчас интересно потрудиться в Краматорске. Тут проще, потому что знаешь аудиторию, но в то же время нелегко заниматься исключительно музыкой. Хотя всё же пока получается.

В Китае сейчас много европейцев, в частности украинцев. Из-за того, что в Поднебесную нетрудно попасть, из-за кризиса 2014-го года туда хлынули все кто ни попадя. Некоторые откровенно бездарны, и их просто наряжают, как манекены. В провинциальных городах, где люди никогда не видели иностранцев, это прокатывает. При этом много реально талантливых ребят. Преимущественно они работают диджеями, танцорами, моделями, артистами. Есть украинские айтишники, менеджеры по продажам. Причём если раньше китайцы говорили: "Украина? Это где-то в Европе около Франции?" либо приписывали её к России, то сегодня они чётко различают Украину, Россию, Европу. Не все, правда, но всё же.

"Китай затягивает"

Екатерина Савенко и Максим Скобляков, артисты цирка

До отъезда в Китай Екатерина работала диспетчером на коммунальном предприятии по вывозу мусора. Максим — по образованию преподаватель китайского и английского.

Екатерина: Я здесь звезда!

Максим: Этим в принципе всё сказано.

Екатерина: Макс ездил работать уже несколько раз. В марте ему предложили неплохой контракт. А у нас свадьба на лето назначена. Мы решили попробовать подать документы, но почти до самого отъезда никому ничего не говорили — не знали, откроют ли нам визу. В итоге отложили свадьбу на следующий год и поехали в Китай. Привезли с собой большой чемодан костюмов, которые сами сшили, и три килограмма гречки.

В Краматорске мы выступали несколько раз перед детишками, но всё равно во время своего первого представления я очень сильно переживала. Многое забыла, ошибалась. Было страшно. Мне кажется, потом выпила литров пять воды.

Максим: Для китайцев главное не то, что ты покажешь, а твои широкие глаза, красивый овал лица, светлые волосы. Иностранцы в небольших промышленных городах — большая редкость, и реакция на их появление где-либо очень бурная. Фото, видео, все пытаются дотронуться, хотя некоторые боятся пожать руку. В магазинах могут даже сделать скидку за снимок. 

До событий последних лет об Украине в Китае знали мало — Кличко, Шевченко (футболист), Тимошенко. Всё. Сейчас страна всё больше на слуху. Мало-мальски люди могут сказать: "Киев — столица Украины".

Кстати, был у нас случай недавно. Сидим в парке после выступления. Идёт группа детворы с учителем английского, как мы потом поняли. Он то ли пакистанец, то ли индус. Подходят к нам и спрашивают у Кати: What is your name?, она каждому отвечает. Потом учитель: "Вот, дети, это русские!". — "Простите, но мы не русские, мы — украинцы!" Мужчине моё замечание, похоже, ни о чём не сказало, но все вокруг поняли, что он ошибся, да и нам было неприятно.

К слову, местные в восторге от нашего китайского. Если скажешь пару фраз, для них это уже "вау!". У меня как-то спрашивают: "Сколько ты в Китае?" Отвечаю: "Неделю". Люди были поражены. Правда, они не знают, что я давно этот язык учил (улыбается).

Китай затягивает. Он манит. Надоедает. Бесит разница менталитетов, бесят китайцы. Но возвращаешься домой, и через время тебя тянет туда снова

Екатерина: Главное, что мне нравится в Китае, — тут везде цветы и туи подстрижены под один уровень. Никто их не ворует — везде камеры. Но при этом плюнуть, чихнуть или чавкнуть где-то считается нормой. Ещё кругом курят. Даже там, где нельзя.

И сигналят. Везде и всегда. Сначала сигналят, потом едут — "пи-пип!", а потом поворачивают, чтобы за углом знали, что он сейчас выедет. Такое впечатление, что клаксон — главная деталь в автомобиле. Так что у нас на дорогах сравнительно прекрасная дисциплина.

Максим: Вообще китайцы — страшные гаджетоманы. Они постоянно в телефонах и планшетах. Идя по улице, даже сталкиваются, потому что смотрят исключительно в экран. Всюду 4G. Но Facebook, Instagram и Google нет — партия следит. Для Китая сделали местные соцсети. Иностранцам приходится пользоваться VPN, чтобы обходить ограничения. Чиновники смотрят на это сквозь пальцы, поскольку они понимают: приезжие оставляют в стране очень много денег. Плюс это различные партнёрские связи. В противном случае начнётся отток людей и будет нанесён сильный удар по государственной экономике.

При этом странно, что много неграмотного населения. Некоторые люди старшего возраста не умеют читать, а молодёжь не стремится выучить английский. Человек спокойно может сказать: "Зачем он мне? Я не боюсь быть кем-то непонятым. В мире больше миллиарда китайцев — я найду с кем пообщаться". Это говорит о том, что английский как основный язык международной коммуникации сдаёт свои позиции. Не исключено, что в будущем им может стать именно китайский, учитывая численность его носителей.

Сложно сказать, это влияние образованности или особенность менталитета, но юмор у жителей Китая очень примитивный. Их веселит что-то неуклюжее. Например, как кто-то оказывается в нелепой ситуации. У нас есть реприза со стульями — по очереди вытаскиваем их из-под четырёх людей. Когда первый падает, народ аплодирует. Дальше овации нарастают. Когда последний — публика выдаёт шквал эмоций. Сильно смеются, если кто-то даёт мне пять, но я убираю руку, и человек промазывает. Наши всё-таки предпочитают более тонкий юмор.

После первого выступления Катя сказала: "Я не думала, что быть клоуном так сложно". Да, это действительно очень нелегко. Нужно перебороть взгляды людей. Мне морально проще день на стройке отпахать, чем на арене. Там ты не налажаешь особо и твои ошибки не вызовут такой реакции, как тут. Но другое дело, что в день у нас два выступления по 20 минут. Это 40 минут чистой занятости в сутки. Остальное время — ожидание между представлениями. На стройке или заводе такого графика нет.

При этом большую роль играет финансовый фактор. Работодатель полностью покрывает расходы на визу и перелёты. За полгода в Китае можно заработать сумму, которую в Краматорске будешь 10 лет собирать. У нас в цирке 6 украинцев — два клоуна и "джигиты", работающие с лошадьми.

Китай затягивает. Он манит. Надоедает. Бесит разница менталитетов, бесят китайцы. Но возвращаешься домой, и через время тебя тянет туда снова.

"Для людей с европейским лицом всюду бесплатный вход"

Екатерина Слизина, продавец в магазине мобильных аксессуаров

Екатерина работала в Харькове в онлайн-магазине мобильных аксессуаров. Его владелец решил расширить рынок сбыта — продавать товар не только в Украине, но и за рубежом. Предложил девушке администрировать магазин в Китае.

— Я приехала в Гуанчжоу в марте. В июне вернусь домой на месяц, чтобы продлить визу, и буду работать здесь до китайского Нового года. Мне очень нравится в этой стране, дома пока ничего не держит.

Возможно, мне повезло и меня окружают сообразительные англоговорящие китайцы. Они понимают мой юмор и смеются над моими шутками. Многим тут сложно коммуницировать с иностранцами и воспринимать их менталитет. Они всюду мусорят, постоянно плюют, не понимают, как можно есть что-то кроме риса — здесь его едят каждый день.

Вообще я обратила внимание на чёткую закономерность: если человек освоил хотя бы ещё один язык, его интеллектуальный уровень рази­тельно выше, чем у тех, кто этого не сделал. Но вот что интересно: hello — универсальное слово в общении местных с приезжими. Оно обозначает "подвинься", "рад тебя видеть", "туда не ходи".

"Если человек освоил хотя бы ещё один язык, его интеллектуальный уровень рази­тельно выше, чем у тех, кто этого не сделал"

В целом для меня китайцы — как дети. Добродушные, мыслят простыми категориями. От тех, с кем я работаю, чего-то особенного сложно ожидать, но исполнители они хорошие.

Кстати, про детей. Меня раздражает, что в Китае им разрешают всё. Они могут что угодно трогать, тащить в рот. Если едешь рядом с малышом в метро, он спокойно может залезть и протоптаться по тебе, а его мама ничего не скажет. "Это же ребёнок, ему всё можно". Правда, это в отношении местных. Поскольку я иностранка, со мной такого не позволяют — неудобно, что ли.

Ещё для людей с европейским лицом всюду бесплатный вход. Выделят самый лучший столик в клубе с десятью бутылками шампанского. При этом никто не будет приставать. Если кто-то постарается приобнять, а тебе это не понравится, тут же извиняются.

Но несмотря на всю эту простоту и непосредственность местных жителей, я воспринимаю Китай как страну будущего. Здесь трёхэтажные дороги, скоростное метро, мегаизобретение — TAOBAO — приложение, благодаря которому можно определить фирму, стоимость и место продажи любой понравившейся вещи. Люди абсолютно всё заказывают в интернете. Я работаю в магазине на рынке мобильных аксессуаров, который занимает 25 этажей (его особенность в том, что он рассчитан на наших граждан). К слову, в погоне за новинками китайцы примерно такие же, как украинцы. Любят быть в тренде, но ящиками ничего не скупают. Зато у них есть такая фишка, как купить восьмой айфон до того, как выйдет его официальный релиз. Оригинала его никто нигде не видел, а они уже склепали его подделку.

"Вьетнамцы беззаботные и счастливые"

Людмила Корольчук, руководитель офиса

— В 2011 году я окончила КНТЭУ по специальности "государственные финансы". Мне очень хотелось работать по этому направлению в Киеве, но без опыта найти место оказалось очень сложно. Тогда начала рассматривать как вариант Азию. Её, в отличие от Европы, кризис не затронул.

В то время одна болгарская компания искала руководителя офиса на производство во Вьетнаме. Её владельцы хотели, чтобы это был обязательно европеец. Моя кандидатура их вполне устроила.

Это два завода. Один вязальный, изготавливает свитера. Чуть позже, уже при мне, запустили второй — прядильный, где делали пряжу разных видов для промышленного применения. Там работали 850 человек, ещё 20 — в администрации.

Появление Люды из Украины никого не удивило, поскольку сотрудники постоянно видели начальство из Болгарии. А что Украина, что Болгария — для них разницы не было.

Первое время я во всё вникала — разбиралась в законодательстве, технологическом процессе. Было тяжело, но я не паниковала. В то время как у всех шестидневка, я трудилась семь дней. Кстати, там принято работать чётко по графику. Как только смена закончилась, все вставали, оставляли всё как есть и уходили. Даже на пять минут никто не задерживался. Для меня это было странно. Потому что наши люди, если видят, что у них аврал, задерживаются на работе. В overtime во Вьетнаме будут трудиться, только зная, что им за это заплатят.

Ещё, возможно, на такое отношение к работе влияет тот факт, что практически у каждого вьетнамца есть либо поле, скотина, либо какой-то бизнес. Они все обязательно чем-то занимаются. Это может быть какое-то маленькое, но своё дело. Поэтому, конечно, когда ты проснулся в 4 утра, поработал на поле, потом на заводе, в конце дня у тебя только одно желание: как бы поскорей отдохнуть.

"Вьетнамцы в принципе мало о чём переживают. Они беззаботные, счастливые. Они даже по статистике входят в топ счастливейших наций"

Кроме того, особенность менталитета жителей Вьетнама — работа не на первом месте и даже не на втором. Прежде всего — семья. Для украинцев она, конечно, тоже важна. Но мы при этом думаем, как построить карьеру, где заработать деньги. Наши девушки больше зациклены на своей реализации, чем вьетнамские. У тех бог и господин — мужчина. Они перед ним очень покорны. Поэтому по поводу положения дел на работе они особо не переживают.

Вьетнамцы в принципе мало о чём переживают. Они беззаботные, счастливые. Могут жить в очень грязном доме, без окон, спать на полу, но при этом совершенно искренне радоваться жизни. Они даже по статистике входят в топ счастливейших наций.

Настроить офис на серьёзный лад мне удалось после того, как я сменила там часть сотрудников. Оказалось, половина работавших не говорила по-английски, хоть это было ключевое условие при приёме на работу. Для того чтобы объяснить что-то, приходилось рисовать на бумаге.

На производстве тоже часто не придерживались стандартов. Решили развесить подсказки с правилами работы. Ничего не изменилось. Начали разбираться — оказалось, люди не умеют читать. Вот ещё одно различие в менталитетах: украинцы полностью созрели для того, что образование должно быть обязательным. Никому не придёт в голову не отдать ребёнка в школу, а ребёнку — бросить её, недоучившись хотя бы до 9-го класса.

Люди стали более ответственно относиться к работе, когда увидели, что я уважительна и справедлива по отношению к ним — отстаиваю чьи-то права, если они ущемляются. Это помогло завоевать авторитет. И на третьем году многое делегировала, а за мной оставался лишь контроль. Когда по окончании контракта я уезжала, за руководителем так и оставалась лишь функция контроля.

Мне предлагали продлить контракт, но я не стала этого делать. Во-первых, Вьетнам — не моя страна. Нормально к нему отношусь, но своё будущее там не вижу. Во-вторых, живя в чужой стране, построить личную жизнь очень сложно. Расстояние играет свою роль. А с вьетнамцем я себя не представляю из-за разницы менталитетов. Поэтому решила осесть в Украине. Мне нравится компания, в которой сегодня работаю, и я ни о чём не жалею.

Да, важно отметить, что мой вьетнамский опыт нельзя применить ко всей Азии. Сингапур, например, очень сильно отличается своим характером.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.