Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Белый демарш. Куда заведет Польшу реваншизм, расизм и религиозная нетерпимость

Белый демарш. Куда заведет Польшу реваншизм, расизм и религиозная нетерпимость

Шествие по Варшаве 60 тысяч ультра­националистов в День независимости Польши взбудоражило Европу и в очередной раз поставило вопрос: куда в действительности движутся наследники Речи Посполитой

030

В прицеле баннеров

"Нам нужен Бог", "Правь нами, Христос" и "Бог, гордость, Родина!" были, пожалуй, самыми невинными лозунгами, которые 11 ноября демонстранты пронесли в своём пафосном марше. Площадь не костёл, но кто может запретить людям в особо торжественные моменты взывать к Господу прямо под открытым небом? Правда, Отцом Небесным дело не ограничилось. Дальше пошли баннеры, апеллирующие к вполне земному: "Смерть врагам Отчизны", "Помним Львов и Вильнюс", "Холокост для мусульман".

Всё это было настолько пропитано реваншизмом, расизмом и религиозной нетерпимостью, что либеральная Gazeta Wyborcza опубликовала по итогам события весьма эмоциональный текст: "Можно… не замечать ненависти к украинцам, агрессивного национализма, ностальгии по авторитаризму 1930-х годов, флагов с кельтским крестом и держащей меч рукой, "римских приветствий", дыма и огня файеров. Можно слушать, но не слышать, как толпа скандирует "Белая сила, белая раса", "Ку-клукс-клан", "Национал-социализм", Sieg heil. Можно сделать вид, будто бы на марше не звучали лозунги "Всей Польшей споём: беженцы — вон!", "Чистая кровь — чистый разум" и слова, что "пора очистить власть от евреев". Но тогда, считает издание, на незамечающих будет лежать та же вина, что и на тех, кто всё понимает и радуется фашизации польской общественной жизни. "Министр Блащак  (Mariusz Blaszczak), — пишет газета,  — назвал марш прекрасным зрелищем, на котором царила хорошая атмосфера. "Это мощь. Ни единой европейской тряпки, а тем более пидорской радуги. Браво вам! Гордимся. Да здравствует Польша!" — такие записи в Twitter понравились заместителю министра юстиции Патрику Якому (Patryk Jaki). Такова эстетика нынешней власти, её культурный код".

Это была одна из самых жёстких оценок, которые получил варшавский марш. Всё правильно: дьявол кроется в деталях. Одного их перечня достаточно, чтобы понять: что-то не так в "польском королевстве". Но за внешней атрибутикой стоят глубокие социальные, политические, экономические процессы, которые формируют будущее не только Польши, но и Европы. А возможно, и мира.

Предсказание Фридмана

В 2009 году Джордж Фридман, американский политолог и основатель разведывательно-аналитической компании Stratfor, выпустил в свет книгу, которая мгновенно вошла в список бестселлеров The New York Times. Она называлась "Следующие 100 лет. Прогноз событий XXI века", и в ней очень доходчиво объяснялось, почему Польша должна в не слишком отдалённой перспективе войти в число мировых лидеров. В этом клубе будущих триумфаторов рядом с ней будут восседать Япония, Турция и Мексика. США останутся вне конкуренции, хотя и переживут посягательства на своё доминирование со стороны других стран.

Всё, что мы видим в Польше, это образчик "контроли­руемого национализма". И неизвестно, как дальше его намерен использовать Ярослав Качиньский

В контексте нашей темы важно понять, какие именно факторы, по мнению Фридмана, помогут Польше достичь величия, о котором она грезит. Он называет два. "Первый — будущий упадок Германии, чья экономика, несмотря на внушительный объём и продолжающийся рост, утратила динамичность, свойственную ей последние два века. Кроме этого, в следующие 50 лет население Германии резко сократится, что подорвёт и без того обескровленный экономический сектор. Вторым фактором будет нежелание немцев ввязываться в третью войну с Россией, несмотря на давление, которое Россия будет оказывать на Польшу с востока. В отличие от них, США поддержат Польшу, предложив ей всемерную экономическую и техническую помощь. Если война не приводит к уничтожению определённой страны, она стимулирует в ней экономический рост, и Польша станет ведущим игроком в коалиции государств, расположенных близ России".

Возможно, мы когда-нибудь узнаем, что кто-то из Варшавы приплатил Фридману за его прорицание. Но дело не в этом. Похоже, американский оракул угадал сам алгоритм возвышения Польши: через столкновение, через конфликт, а не посредством экономических чудес, через которые прошла, например, послевоенная Япония. Там американцы, сами того не ведая, внедрили философию кайдзен — постоянного улучшения продукта, над которым работают все, от директора до рядового сотрудника компании, — а потом изу­мились качеству автомобилей с тавром Made in Japan. Японии позволили превращаться в гиганта экономически, без привлечения к решению вопроса духа камикадзе и божественности императора. С Польшей, переживающей два подъёма сразу — экономический и националистический, — иная история. 

Денежное дерево

Когда в августе текущего года президент Франции Эммануэль Макрон упрекнул Польшу в том, что она получает 18 млрд евро в год из фондов Евросоюза, но отказывается проявлять солидарность чуть ли не по всем вопросам общеевропейской политики, премьер-министр Польши Беата Шидло посоветовала ему заняться проблемами своей страны, чтобы добиться таких же экономических успехов, какие демонстрирует Польша. Это было продолжением манеры разговора в духе enfant terrible, которую польские лидеры в последнее время позволяют себе с представителями Старой Европы. Особенно там, где речь заходит о деньгах. Предшественник Макрона Франсуа Олланд испил чашу таких диалогов сполна при участии всё той же Беаты Шидло. Когда на Брюссельском саммите ЕС в марте он пригрозил сократить финансовую помощь строптивой Варшаве, а затем заявил пани Беате: "У вас есть мнение, а у нас есть фонды", — та ответила, что не станет принимать угроз от национального лидера со столь низким рейтингом, да ещё на исходе его срока.

Польша за последнюю четверть века привыкла преподносить свои экономические успехи как исключительно собственную заслугу. Ей и впрямь есть чем гордиться (особенно в сравнении с Украиной). Как-никак шестая экономика Европы, 56-е место в рейтинге МВФ по ВВП на душу населения (Украина — аж 131-е). Хотя и здесь всё не так однозначно. Да, страна умело использовала свой главный козырь — недорогую и обладающую приличной квалификацией рабочую силу. Да, она облегчила процедуру открытия и ведения бизнеса. Да, она стала привлекательным местом для локализации производства. Но этого бы не случилось, если бы в Польшу не стали вкладывать западные деньги. Речь не только о частных инвестициях. Макрон говорил о годовой субсидии для Польши. Но есть более внушительная цифра финансирования от ЕС, "размазанная" на текущий бюджетный период — с 2014-го по 2020 год: 106 млрд евро. Ровно столько должна будет получить Варшава от "кормилицы", сосцы которой она не устаёт кусать.

Замутили. Премьер-министр Польши Беата Шидло и глава партии "Право и справедливость" Ярослав Качиньский — главные вдохновители марша правых

Экономика мигрантов

Европу поведение Польши начинает раздражать. К тому же информация о баснословном подъёме польской экономики всё чаще поддаётся критическому переосмыслению. К примеру, в летнем обзоре текущего года, подготовленном аналитиками финансово-кредитного института Raiffeisenbank International, указывается, что в 2017-м наблюдается синхронный взлёт экономик всех стран Восточной Европы. То есть не только Польши, но и Чехии, Словакии, Словении, Венгрии. Это явление — часть глобального европейского экономического цикла, а не результат успехов какой-то отдельно взятой страны.

Два года назад, с приходом к власти партии "Право и справедливость", европейские экономические издания предрекали Польше плачевные перспективы, ожидая в числе прочего конфликт Варшавы с Брюсселем. Конфликт возник, но экономика Польши устояла. Во многом благодаря фактору дешёвой рабочей силы. Дешёвой, разумеется, в сравнении с показателями стран Старой Европы. К примеру, по официальной статистике, средняя зарплата в Польше — 1 тыс. евро, тогда как в Германии — 3,7 тыс. Однако немецкие предприниматели, делающие свой бизнес в Польше, говорят о том, что в реальности зарплаты их сотрудников в этой стране ниже тех, что платят аналогичным специалистам в ФРГ, в целых четыре раза.

Такое "конкурентное преимущество" обернулось для Польши тем, что с момента её вступления в ЕС в 2004 году в поисках более сытного хлеба родину покинули свыше 2 млн поляков. В мае текущего года польская компания Work Service опубликовала исследование на тему "Экономическая миграция поляков". Из него следует, что возможность выезда за границу на заработки рассматривают почти 4 млн граждан страны — без малого каждый пятый представитель трудоспособного населения. Причём 1,5 млн планируют осуществить это в течение ближайшего года.

Вопрос: кто удержал экономику страны? Ответ: украинцы. Около 1 млн человек со времени оккупации Крыма и начала войны на Донбассе перебрались в Польшу. "Без украинцев, — признаётся Цезарь Казмирчак, председатель польского Союза предпринимателей и работодателей, — нашу экономику ждала катастрофа".

Тело без органов

Об изнанке "ясновельможного" экономического гонора можно было бы не писать, но он напрямую связан с гонором националистическим. В обоих случаях над реальным фундаментом — экономическим ростом и непростой историей страны — надстраиваются воздушные замки иллюзий: "Мы движемся вперёд семимильными шагами благодаря Господу Богу и себе", "Мы вернём себе Польшу от моря до моря".

Польша готова продолжать вести себя в Европе, как слон в посудной лавке (если только не как троянский, переделанный в слона)

Германский нацизм был замешан на унизительном Версальском договоре. Но если бы Гитлеру не удалось в краткие сроки добиться экономического чуда после полутора десятков лет разрухи, хорошо описанной в романе Ремарка "Три товарища", вся конструкция Третьего рейха могла бы сложиться, как карточный домик. У польского унижения и возвышения похожая история. В сущности, все подобные истории похожи. Россия после распада Союза была таким же, выражаясь языком французского философа Жиля Делёза, "телом без органов". Она была набита национальными комплексами, к которым добавились (если не брать в расчёт жирующих олигархов) бедность, порой переходящая в нищету, и позор чеченской кампании. Но в ней жили и виртуальные потенции к величию, готовые к воскрешению. Тут как нельзя кстати взметнулись цены на нефть, и величие русской нации попёрло, как на дрожжах. 

У Польши перед Россией есть огромное преимущество: мононациональность. Даже Израиль рядом с ней "нервно курит на балконе" со своими 75% евреев. В Польше более 95% населения — это один этнос. Польский. Она здесь сравнима с Японией, Албанией и Северной Кореей. Это у нас в Украине Бандера может быть героем и преступником одновременно. У фигуры Юзефа Пилсудского никаких двояких толкований в Польше не существует. Варшава запросто создала свой пантеон. И сегодня весь вопрос состоит в том, молиться ли теперь на своих богов по-тихому в храмах или, вздыбив их над толпой, предпринять какой-нибудь крестовый поход.

Троянский слон Европы

Марш 11 ноября показал, что внутренне Польша готова к выходу за свои границы. Но это не значит, что подобное произойдёт. По крайней мере, статус страны — члена НАТО позволяет украинцам и литовцам до поры спать спокойно (тем более что Литва и сама член Альянса). Пока всё, что мы видим в Польше, это образчик "контролируемого национализма". Но неизвестно, как дальше его намерен использовать Ярослав Качиньский.

Интенсивность, с которой Польша ссорится с представителями Старой Европы, настораживает. Дежурная женщина-скандал Беата Шидло недавно огласила сумму репараций, которую должен выплатить Варшаве Берлин за ущерб, нанесённый во Второй мировой войне: $48,8 млрд. Это, конечно, можно счесть блефом, рассчитанным на внутреннее потребление. Во многом так и есть. Но подобные заявления не избавляют от ощущения, что Польша готова продолжать вести себя в Европе, как слон в посудной лавке (если только не как троянский, переделанный в слона). По крайней мере до тех пор, пока у власти в стране остаётся Качиньский с его "Правом и справедливостью".

Кажется, единственным, кто мог бы обуздать националистический темперамент Польши, являются Соединённые Штаты. Но Дональд Трамп, в июле прибыв с визитом на берега Вислы, демонстративно произнёс мантру, которую затем вынесли на свои баннеры ультранационалисты: "Нам нужен бог". Варшава для Вашингтона — один из главных союзников в Европе. Так это преподносится. И при таком покровительстве Польша может превратиться в европейский Израиль. Разница лишь в том, что, накачивая внутри свою национальную исключительность, снаружи Польша будет создавать себе врагов. При таких раскладах остаётся только один шаг до того, чтобы поверить в пророчества Джорджа Фридмана и все его фантастические сценарии — для Польши, Европы и мира.

3
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.