Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Сапог всмятку. Станет ли Италия могильщиком Евросоюза

Сапог всмятку. Станет ли Италия могильщиком Евросоюза

Когда скорая помощь долго не едет, вместо неё появляется потребность в похоронных дрогах. Успеет ли дуэт Макрона и Меркель справиться с взбунтовавшейся Италией, требующей списания национального долга, разбирался Фокус

1320

Лидеры "Движения пяти звёзд" и партии "Лига Севера", набравших на мартовских выборах в Италии наибольшее число голосов, наконец договорились по основным принципам экономической политики коалиционного совета министров и кандидатуре премьера. Экономическая программа нового правительства требует от Евросоюза списать 250 млрд евро национального долга и освободить страну от ряда ограничений. Иначе итальянцы угрожают покинуть зону евро и вернуться к лире. Ещё две вишенки на этом торте — намерение нарушить бюджетные правила ЕС и депортировать из страны полмиллиона мигрантов. Всё это вкупе заставило еврооптимистов схватиться за головы. Министр экономики и финансов Франции Брюно Ле Мэр заявил, что стабильность еврозоны при таких подходах окажется под угрозой. А британская The Sunday Times написала, что Италия собирается бросить Евросоюзу самый жёсткий вызов со времён голосования по Брекситу.

Италия юбер аллес 

Глава партии "Лига Севера" Маттео Сальвини не задержался с ответом Ле Мэру. "Я добивался голосов и доверия избирателей не для того, чтобы продолжать идти по пути бедности, неустойчивости и иммиграции: итальянцы прежде всего!" — сказал он. Добавив позднее, что новый совмин "будет делать ровно противоположное тому, что делали все предыдущие правительства".

Если хотя бы часть обнародованной программы "антисистемного" правительства будет реализована, то это и впрямь станет чем-то иным, чем modus operandi прежних правителей "апеннинского сапога". При этом не очень понятно, как кроить новый бюджет страны, если делать одновременно сразу несколько "благих дел": уменьшать пенсионный возраст, снижать налоги, устанавливать гарантированный "доход гражданина" и повышать минимальный размер оплаты труда. По мнению ведущих экономистов, претворение в жизнь всего намеченного потребует ежегодных дополнительных расходов на сумму примерно в 100 млрд евро. Брать их, откровенно говоря, неоткуда.

Американский институт предпринимательства в прошлом году опубликовал данные, в соответствии с которыми начиная с кризисного 2008 года экономические показатели Италии постоянно ухудшались, что ввергло её в три рецессии. За последнее десятилетие уровень жизни итальянцев снизился почти на 10%. В то время как ВВП лишь немного вырос с 1999-го — года, когда Италия объявила о вхождении в систему евро, — и даже "просел" с начала финансового кризиса 2008 года. Проблемная Испания, где правительство предприняло болезненные реформы, на этом фоне смотрится прямо-таки "выздоравливающей". В минувшем году Всемирный банк отвёл Италии с её непомерными суммами налогов и сборов, достигающими в крупных городах 70%, 50-е место в рейтинге "Ведение бизнеса", где отслеживаются показатели 190 стран. Вдобавок Италия — единственная из промышленных стран-тяжеловесов, потерявшая к 2017 году кредитный рейтинг А.

Вся эта не слишком вдохновляющая картина — благодатная почва для того, чтобы начать искать причины собственных бед где-то на стороне. Популизм под руку с национализмом тут как ложка к обеду. Поэтому вряд ли стал особой неожиданностью приход к власти политиков именно такого толка. Ультраправая "Лига Севера" всегда была против европейской конституции, а один из её знаковых представителей Роберто Кальдероли на волне недовольства итальянцев евро назвал вхождение Италии в еврозону ошибкой.

Поклонник Путина. Маттео Сальвини убеждает итальянцев проголосовать за себя и "Лигу Севера"

В целом же "Лига Севера" начала свои поиски виновных в итальянских бедах с выявления врагов внутри своей страны. Она сформировала идеологическое клише о "трудолюбивых" северянах, которые кормят "ленивых" южан — примерно так, как у нас в своё время создали миф о Донбассе как основном кормильце страны. Рецепт был предложен сходный: федерализм. Но дальше этого дело не пошло, а все свои накачанные политические бицепсы партия на новом этапе решила применить не на внутренних, а на внешних направлениях.

"Движению пяти звёзд", одним из основателей которого в 2009 году выступил известный комик Беппе Грилло, возможно, менее присущ бес ксенофобии. Однако ему хватает популизма и евроскептицизма, чтобы найти с "Лигой Севера" общую почву в антииммигрантских и антиисламских вопросах. А его лидеру Луиджи Ди Майо — поставить свою подпись под программным пунктом "укрепление нравственности политической жизни", где зафиксирован запрет на вхождение в состав партий или правительства для "франкмасонов".

Так или иначе понятно, что новый правящий альянс намерен спекулировать на теме внешних факторов. Евро, иммигранты, масоны — сойдёт всё. Потому что всё способно служить основанием для шантажа — отказа платить по долгам и перспектив выхода из зоны евро. Италия не первая, кто придумал подобную схему. До неё была Греция. Но при всей схожести процессов есть существенная разница в степени опасности происходящего/происходившего для судьбы ЕС. Это как раз тот случай, когда размер имеет значение.

Итальянская экономика в десять раз больше греческой. Все последствия вытекают из этих пропорций. Рядом с "тонущей" Грецией "тонущая" Италия выглядит, как "Титаник" в паре со средних габаритов круизным судном. Как следует из отчёта Центробанка страны, размер государственного долга в марте 2018 года достиг исторического максимума — 2,302 трлн евро, что составило 131,8% от ВВП, хотя по евростандартам госдолг не должен превышать 60%. Да, если брать процентный показатель госдолга Греции, то он выше — 178,6% от ВВП. Однако в абсолютных цифрах он на порядок меньше — 318 млрд евро. К тому же Афины и ЕС наконец достигли соглашения по пакету реформ. Так что некоторые аналитики полагают, что в случае итальянского дефолта может обрушиться не только европейская, но и мировая финансовая система.

В этой связи беспокойство представителей ЕС объяснимо. Никому не улыбается вступить в новую полосу финансового кризиса, исход которого трудно предсказать. Неслучайно пресса Германии, остающейся локомотивом не только европейской экономики, но и европейской политики, бьёт в набат. Политический обозреватель Die Welt Алан Позенер, например, пишет о том, что после провала конституции, кризиса евро, неудачи в кризисе с беженцами, Брексита и восстания Вышеградской группы (Польши, Чехии, Словакии и Венгрии) это уже шестой удар по основам Евросоюза, который "может оказаться смертельным". На чём ещё акцентируют внимание немецкие медиа, так это на том, что приход к власти в Италии популистов — это триумф Путина. Тут есть над чем задуматься.

БерлусПутин. Кремль, европопулисты и общий тренд

Возможно, Рим умерит свою пылкую любовь к Москве и начнёт как-то договариваться с Брюсселем и Вашингтоном. Но это полностью не снимет проблему. Потому что ультраправая повестка дня становится, похоже, общеевропейской тенденцией

В начале 2012 года в Москве поставили спектакль "БерлусПутин" — русскую адаптацию пьесы итальянского драматурга-нобелиата Дарио Фо "Двуглавая аномалия". Сюжет закручивался так. В Россию поразвлечься со своим закадычным другом Путиным приезжает Берлускони. Тут, как на грех, происходит террористический акт, но не совсем с тем результатом, который планировался: убивают Берлускони, хотя хотели убить Путина. Последний серьёзно ранен в голову. Нейрохирурги ради спасения его жизни решают пересадить ему правое полушарие мозга ещё тёплого Берлускони. Очнувшийся гибрид — БерлусПутин — ничего не помнит. Его бывшая супруга силится ему объяснить что к чему. В финале Путин распоряжается начать уголовный процесс против себя. Однако парочка электрических разрядов, направленных ему в мозг, ставит всё на свои места.

Сегодня "Двуглавая аномалия" прочитывается по-новому. Если не как идея, то как символ. Это не про сращение извилин Путина и Берлускони и наступившие последствия. И не про диктатора, которому снесло половину мозга. Это про то, как сумасбродное взаимодействие наступает там, где его, казалось бы, никто не ждал. Вряд ли ещё несколько лет назад кто-то предполагал, что страна, стоявшая у истоков Евросоюза, станет на путь, угрожающий самому его существованию. И что популистские настроения в ней и скептицизм по отношению к ЕС будут "уравновешиваться" неуёмной симпатией к Кремлю. Однако именно это сейчас происходит.

В коалиционном соглашении "Движения пяти звёзд" и "Лиги Севера" содержится призыв о снятии санкций, наложенных на Россию Евросоюзом. Для представителей нового правящего альянса это может стать (и, скорее всего, станет) публичным продолжением политики, которую они проводили, ещё не олицетворяя собой власть в Риме. Маттео Сальвини, к примеру, ещё до победы на парламентских выборах отметился тем, что, повторив манёвр Берлускони, демонстративно посетил аннексированный Крым, позировал в футболке с изображением российского президента на Красной площади и уверял репортёров, что "нам стало бы жить лучше, если бы у нас в Италии был Путин". Если прежняя итальянская власть после событий в Крыму и на Донбассе хотя бы пыталась лавировать между Западом и Россией, оставаясь, пусть даже вынужденно, ситуативно приверженцем евроатлантического консенсуса и политики антироссийских санкций (которые уменьшили торговый оборот между Москвой и Римом с 30 млрд евро в 2013 году до 17,5 млрд евро в 2016-м), то те, кто пришли им на смену, готовы сделать выбор в пользу Кремля.

Итальянский журналист Давиде Лоренцини в недавней публикации "Италия и Россия: одной дружбы мало" сделал вывод, что при всём шлейфе дружественных отношений между двумя странами, берущих начало ещё в X веке, Рим, возможно, преувеличивает "влияние санкций на нашу экономику и на экономические отношения с Москвой". И что, "перефразируя Фон Бюлова, с Россией дозволено протанцевать пару кругов вальса, но, исходя из собственных национальных интересов, Италии лучше гарантировать себе окончание танца рядом с её традиционными союзниками". Однако вряд ли его слова будут услышаны новыми итальянскими властителями. Тем более что в своих чересчур откровенных, хоть и не бескорыстных симпатиях к Путину, они имеют в Европе союзников — Грецию и Венгрию, где ставка также делается на евроскептицизм, популизм и национализм. Ещё один симпатик Путина находится в Вене — это ультраправая Австрийская партия свободы Хайнца-Кристиана Штрахе, успехом которой восхищался Сальвини. Она, как и "Лига Севера", заключила соглашение о сотрудничестве с "Единой Россией" и, также выиграв у себя в стране выборы, "на паях" с консервативной Австрийской народной партией создала новое правительство.  

Так что круг "друзей Путина" в Европе расширяется. Нельзя исключать, что это общий тренд. Нет никаких гарантий, что в той же Франции через один президентский цикл к власти не придёт какой-нибудь модернизированный вариант Марин Ле Пен (либо она самая). Особенно если к тому времени общая европейская лодка будет сильно раскачана, а реформы внутри ЕС, которые французский президент Макрон так усердно обговаривает с немецким канцлером Меркель, провалятся.

Наследники комика. Лидер "Движения пяти звёзд" Луиджи Ди Майо с коллегами намерен привести Италию к светлому будущему

Да и в самой Германии положение дел с ультраправыми нельзя назвать безоблачным. Когда за несколько недель до прошлогодних сентябрьских выборов в бундестаг министр иностранных дел Германии социал-демократ Зигмар Габриэль предрёк: "Впервые после Второй мировой войны в бундестаге снова будут сидеть настоящие нацисты", — это казалось одновременно и мрачноватым, и несбыточным. Однако "Альтернатива для Германии", довольно молодая партия, основанная в феврале 2013 года, сумела "растолкать" политических долгожителей, получив около 13% голосов. В "джентльменском наборе" правых радикалов значились почти те же ингредиенты, что и у их коллег-итальянцев: выход из еврозоны и борьба с исламизацией общества. Ну плюс ещё отказ от помощи странам-банкротам. Похоже, подобное становится общим вектором для Старого Света. Тот же Алан Позенер пишет, что кризис Европы — это результат избытка слов и недостатка объяснений. Что нельзя жаловаться на слишком простые ответы популистов, когда никто не разъясняет сложные вопросы. Что европейский прорыв должен стать прорывом политиков к народу, пока не стало слишком поздно. Все эти слова совершенно точно имеют в виду не только итальянский прецедент.

Можно, конечно, надеяться, что под влиянием объективных экономических обстоятельств (бросив на чаши весов прошлогодние показатели итальянского экспорта: на $160,6 млрд — в Германию, Францию и США и всего на $9 млрд — в Россию) Рим умерит свою пылкую любовь к Москве и начнёт как-то договариваться с Брюсселем и Вашингтоном. Но это отнюдь не будет означать, что проблема снята вовсе. Именно потому, что ультраправая повестка дня становится общеевропейской тенденцией. Возможно, не так уж неправ был Янис Варуфакис, бывший министр финансов Греции, после выхода из партии "СИРИЗА" основавший международное "Движение за демократию в Европе", когда в 2016 году эпатажно предрекал, что через десять лет, если ничего не изменить, ЕС просто исчезнет. Останется жалкая пародия на Советский Союз, который был экономически неустойчивым и продолжал некоторое время существовать лишь за счёт политической воли и авторитаризма. "Чем дольше держать вместе огромную многонациональную, но умирающую и нежизнеспособную структуру, тем дороже обойдётся её взрыв, — подчеркнул тогда Варуфакис. — Последствия этого будут ужасными".

Увы, пока что шагов, способных гальванизировать полумертвеца, на европейском горизонте не просматривается. Это почти примета: когда скорая помощь долго не едет, то вместо неё возникает потребность в другом — в похоронных дрогах. А кто будет сидеть там на козлах — не так уж и важно.

15
Делятся
Google+
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.