Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Туманный профит. Кто выиграет в глобальной торговой войне

Туманный профит. Кто выиграет в глобальной торговой войне

Действия Трампа, пытающегося лёгким движением руки добиться справедливости в мировой торговле, могут обернуться абсолютно новым мироустройством. Каким именно, рассказывает Фокус

5310

С 1 июня Вашингтон ввёл таможенные пошлины на импорт продукции из стали и алюминия для стран Европейского союза, Канады и Мексики. Размер их составил 25% от стоимости на сталь и 10% — на алюминий. Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер назвал это событие "чёрным днём для мировой торговли". Международные торговые игроки, ущемлённые данным решением американской администрации, прогнозируемо пообещали симметричные шаги: оспорить "драконовские меры" Трампа в ВТО и ввести ответные пошлины на ряд американских товаров. Аналитики заговорили об очередном этапе глобальной торговой войны.

New Balance от Трампа

Лозунг "Америка прежде всего" Дональд Трамп использовал ещё в избирательной кампании. Придя в Белый дом, он наполнил его конкретным смыслом, в числе прочего объяснив, в чём состоит нечестность торговых партнёров США: в экспортно-импортном и пошлинном диспаритете, который оборачивается для Америки сотнями миллиардов долларов внешнеторгового дефицита.

В марте текущего года Трамп огласил вердикт: пошлины на импорт стали и алюминия повысят. Основная причина — избыток этой продукции на мировом рынке, возникший в основном из-за её перепроизводства в Китае. Это якобы угрожает банкротством американским производителям, жизненно важным для безопасности страны. Введение новых тарифов на импорт данной продукции из ЕС, Мексики и Канады было отложено на время переговоров, которые так и не завершились до контрольной даты — 1 июня.

Все дискуссии о торговой войне, которая всегда напоминает палку о двух концах, Трамп пресекает тезисом: "Когда ваш внешнеторговый дефицит составляет почти $800 млрд в год, вы не можете позволить себе потерпеть поражение в торговой войне! За счёт США выгоду в торговле на протяжении многих лет получали другие страны, пришло время поумнеть!" 

Несмотря на то, что немецкий Der Spiegel обозвал Трампа "наркоманом в Белом доме", он не выдумал негативное торговое сальдо космических размеров. Оно действительно существует. Около половины его, $375 млрд, приходится на Китай. Примерно по $100 млрд — дефициты в товарной торговле США с Мексикой, Канадой и странами Евросоюза. За минувший год Штаты потратили на импорт в полтора раза больше, чем заработали на экспорте. Эту проблему нужно было решать.

Сегодня в Европе костерят Трампа, изображая его чуть ли не в виде обезьяны с гранатой, но даже здесь раздаются голоса за то, что сам камень преткновения прикатил в торговые отношения Старого света с Новым, собственно говоря, не Трамп. "Прежде чем снова затягивать хором песню о "безумце" в Белом доме, стоит ещё раз взглянуть на объективную ситуацию, — пишет Герхард Хофер, обозреватель австрийского издания Die Presse. — Европейские пошлины на американскую продукцию в среднем на 1,7 процентных пункта выше, чем по другую сторону Атлантики на европейскую продукцию. Другими словами, между Европой и США происходит нечестная конкуренция. Отсюда и "штрафные пошлины". Администрация Трампа хочет справедливости в торговле, вот и всё".

В марте Дональд Трамп подписал указ о введении ввозных пошлин на сталь и алюминий, дав повод для обвинений в развязывании глобальной торговой войны

Другое дело, что, говоря о конкретных позициях — алюминии и стали, надо понимать: пошлинные решения по ним не в состоянии спасти Америку от торгового дефицита. По крайней мере за счёт Европы. Страны ЕС поставляют в США этой продукции всего на 5 млрд евро в год — не такая уж большая сумма. И Трамп не может этого не понимать. Однако в ноябре ему нужно выиграть другой поединок — электоральный. В Огайо и Пенсильвании — оплотах сталелитейной отрасли, а также в Мичигане, колыбели американского автопрома, должны пройти выборы губернаторов и сенаторов. И хозяину Белого дома необходимо продемонстрировать: его слова не расходятся с делами. Да, он не может по щелчку пальцев вернуть США, как обещал, статус ведущей индустриальной державы и утраченные рабочие места. Перенос производственных мощностей американских корпораций в страны Азиатско-Тихоокеанского региона и, в частности, в Китай длился не год и не два. Чтобы запустить обратный процесс, тоже нужно время. А вот разобраться с торговым дефицитом и продемонстрировать политику протекционизма американскому производителю — это можно сделать безотлагательно. Одним махом разрубив запутанный гордиев узел проблем, внешних и внутренних.

По крайней мере, ему может так казаться. Точно так же, как кажется (и о чём он заявлял), будто "торговые войны — это хорошо, и в них легко одержать победу". Однако послужной список торговых войн США противоречив с точки зрения результатов, чтобы не заметить подводных камней, которые таятся в глубинах самого этого механизма, слегка напоминающего ящик Пандоры — попробуй лишь открой его.

Торг цвета хаки

Крестовый поход Трампа против несправедливостей мировой торговли лишь кажется чем-то уникальным. Его предшественник Барак Обама в январе 2009 года, на волне разразившегося всеобщего кризиса, представил конгрессу и сенату законопроект с пакетом антикризисных мер под красноречивым слоганом "Покупай американское". Протекционизм в нём был насеян так густо, что напугал даже видавших виды американских сенаторов. Они заявили, что предложения Обамы — вызов, дающий остальному миру повод для обвинений Вашингтона в развязывании глобальной торговой войны. Самые радикальные меры пришлось вычеркнуть.

Чуть позже, в 2012 году, когда на американский рынок хлынули дешёвые китайские автопокрышки, Обама, дабы заставить Пекин "играть по правилам", обложил их увесистой импортной пошлиной. В Соединённых Штатах это вызвало эйфорию. Однако Петерсоновский институт подсчитал, что за протекционизм и удовольствие от всплеска патриотизма пришлось заплатить серьёзную цену: американцы в тот год выложили за свои покрышки на миллиард с хвостиком долларов больше, чем в предыдущем.

Да, Обаме пришлось действовать в кризисные годы, когда многие эксперты — от министра финансов Бразилии Гвидо Мантега до его американского коллеги Тимоти Гайтнера — заявляли: мир вступает в новую эпоху финансово-валютных и торговых войн. Обаме даже пришлось объявить об учреждении нового ведомства — Центра по контролю за соблюдением правил торговли. Его миссия была сформулирована так: следить за действиями компаний других стран и, если они противоречат интересам США, сообщать об этом президенту — для принятия его администрацией срочных ответных мер.

Китай – отчасти главный "виновник" начавшейся торговой войны, ведь как раз он производит около половины всей стали на планете

Но опять-таки: Обама не выступал здесь новатором. Стратегия применения торговых санкций против нечистоплотных государств-соперников — находка Британской империи конца XIX века. В те годы, когда население Великобритании составляло лишь 2% от мирового, но при этом на долю страны приходилось 54% всех промышленных товаров, перемещающихся по миру, британский философ Томас Хаксли сформулировал мысль, которой суждено было стать чем-то вроде идеологического рефрена всех торговых войн: "Наш народ — народ покупателей. Покупатели хотят приобретать лучшие товары по лучшим ценам. То же самое хотят и жители других государств. Если их правители будут препятствовать нам продавать им товары, то 5 или 6 миллионов англичан очень скоро не будут иметь средств для пропитания. Поэтому мы должны защищать наши магазины от товаров, которые предлагают нам такие государства".

Сегодня пальма первенства народа-потребителя перешла к гражданам США. Собственно, Штаты держат её уже несколько последних десятилетий, и столько же с разной степенью успешности ведут торговые войны. В конце 1990-х Вашингтон воевал с Брюсселем сразу на нескольких фронтах. Была "мясная" война (ЕС обвинил американцев в экспорте продукции, полученной с использованием гормона роста, на её импорт был наложен запрет; США ответили дополнительными пошлинами на европейские товары). Была "банановая" (США обвинили европейцев в несправедливых льготах для производителей бананов в бывших колониях в Африке). Была "налоговая" (ЕС обвинил США в том, что по американскому налоговому законодательству экспортёры могут получать субсидии, часть доходов от экспорта оставляя в офшорах и не оплачивая с них налог на прибыль). Были и прочие. Исход каждой из них решала Всемирная торговая организация. "Мясную" и "банановую", к примеру, выиграли США. В первой ВТО присудила США $116 млн дополнительных торговых пошлин в год против европейцев, во второй — аж $500 млн. В "налоговой" победил ЕС: $4 млрд доппошлин в год против США.

Однако после взмаха карающего меча Трампа вспоминают не эти ристалища, а главным образом закон Смута — Хоули, подписанный американским президентом Гербертом Гувером в 1930 году. Если таможенные сборы в 1920-е годы в Соединённых Штатах составляли в среднем 40% от таможенной стоимости облагаемого пошлинами импорта, то вводимое новшество увеличивало импортные тарифы до 60–65%. Генри Форд добился личной встречи с президентом в Белом доме, пытаясь убедить его ветировать закон. С той же просьбой обратились к Гуверу более тысячи американских экономистов. Тем не менее закон был подписан. Большинство торговых партнёров Америки, также пребывающих в кризисе, восприняли это как "тарифную войну" и ввели "симметричные" меры. Это привело к резкому падению торгового оборота между США и европейскими государствами и окончательно столкнуло экономику страны в Великую депрессию.

В полной мере та удручающая ситуация, скорее всего, едва ли повторится. У Вашингтона, во-первых, есть внутренний ресурс, чтобы компенсировать или хотя бы минимизировать потенциальные потери от "зеркальных" действий торговых партнёров. А во-вторых, он ещё не выложил все козыри против тех, с кем сегодня пытается бороться и кто слишком зависит от его доброй/злой воли. Тем не менее шаги Трампа — это то, что в среднесрочной перспективе может обернуться абсолютно новым мироустройством. А возможно, и не только им.

Что дальше?

Будущие потери от ноу-хау Трампа начинают потихоньку просчитывать все. Ущерб украинских металлургов, как заявил ещё в марте текущего года президент Ассоциации "Укрметаллургпром" Александр Каленков, может составить свыше $100 млн в год. В России всерьёз опасаются другого: Трамп в обмен на прекращение торговой войны сделает Европе такое предложение, от которого та не сможет отказаться. Речь идёт о замораживании проекта "Северный поток – 2". Наполеоновские газовые планы Москвы могут рухнуть, так и не начав реализовываться. А Европа широко откроет ворота для американского сжиженного газа.

Стоп-машина. Производителям металла придётся платить от 10 до 25% от стоимости товара за право продавать его в США

В самом ЕС хоть и грозят обложить пошлинами мотоциклы Harley Davidson и бурбон, ударив по политической базе республиканцев США, всё-таки ведут себя осторожно. А твит Трампа "Ждём грандиозных новостей для наших великих работников американского автопрома. После десятилетий потерь рабочих мест в пользу других государств вы наконец дождались своего", по-видимому, отзывается головной болью не только для фрау Меркель. В самом деле пошлины на сталь и алюминий могут показаться цветочками в сравнении с перспективами получить такой же "подарок" в отношении ввозимых из Европы автомобилей. По данным европейского статистического ведомства Eurostat, самая внушительная позиция в общем объёме европейского экспорта в США — именно автомобили: 38 млрд евро в год. В семь с лишним раз больше, чем цифры по стали и алюминию. Пошлины для последних сулят той же Германии ежегодные потери в $40 млн. Тогда как введение Вашингтоном тех же мер в отношении европейских авто обернётся для Берлина утратой $5 млрд в год. При таких раскладах вполне вероятно, что европейцы попытаются продолжить диалог с Трампом вместо того, чтобы решиться ответить оплеухой на оплеуху.

Аналитик Мики Кантор считает, что ответные меры Канады и Мексики станут для американской экономики даже более сильным ударом, нежели пошлины ЕС. Поскольку одна Мексика покупает у США почти столько же товаров, сколько вся Европа. Но и здесь, по-видимому, следует вслед за резкими заявлениями сторон ожидать попыток переговорного урегулирования проблемы.

Как это делается, с восточной терпеливостью и хитростью сегодня демонстрирует Китай — отчасти главный "виновник" начавшейся торговой войны. Ведь как раз он производит около половины всей стали на планете — примерно 800 млн тонн в год. Правда, в США он поставляет её в пять раз меньше, чем страны ЕС. В результате весь праведный гнев Трампа обрушился не на Пекин, а на Брюссель. Однако Пекину также выставлены условия, которые он, невзирая на всю свою мощь, согласился выполнить.

Трамп потребовал от Китая сократить на $200 млрд торговый профицит в торговле с США до конца 2020 года, и в Поднебесной кивнули: да, они это сделают с помощью отмены пошлин на ряд американских товаров и увеличения импорта. Аналитики сомневаются, что Китай сможет "растворить" такую огромную сумму профицита. Как отмечает банк J.P. Morgan в своём исследовании, для реализации такого масштабного плана ему бы потребовалось увеличить в США закупки в тех отраслях, где существующие американские производственные мощности в состоянии удовлетворить выросший спрос со стороны Китая. Иными словами — скупать американскую продукцию, что называется, на корню. Вряд ли такое произойдёт, но пекинским мудрецам сегодня главное — произвести впечатление абсолютно договороспособных субъектов. А под шумок продолжать выстраивать свою глобальную политику — не только торговую, но и финансовую.

Сегодня в медиа Поднебесной всё чаще появляются публикации о том, что финансовая система, где главенствует доллар, дала трещину, которая продолжает увеличиваться. "Это должно преподать доллару очередной урок, смысл которого состоит в том, чтобы ускорить потерю доверия к доллару после отказа США от золотого стандарта в 1971 году и помочь создать новую мировую экономическую систему после 1945 года", — пишет китайское издание "Феникс". Что предлагает Китай в качестве альтернативы? Подкреплённый золотом нефтяной юань, идеей использования которого уже загорелась Москва. Фактически Китай пытается создать иную, не замкнутую на долларе конфигурацию международной торговли. И совершенно понятно, кто в ней будет лидер и законодатель мод и правил. Сегодня Китай вовсю предоставляет своим партнёрам по двусторонним соглашениям крупные юаневые кредиты, привязывая их к себе и расширяя экспансию на новые рынки сбыта.

Односторонний протекционизм в границах "коммунальных квартир" стран и блоков, как показывает история, нередко заканчивался боевыми столкновениями

Даже если Трамп исполнит свои обещания и 15 июня объявит окончательный список китайских товаров, которые подлежат обложению пошлиной в 25%, подорвать китайскую экономику, работающую в таком режиме, это не сможет. Однако способно побудить Пекин к ответным действиям, в числе которых будут не только введение пошлин, но и расширение и углубление связей со странами, втягивающимися в китайскую хозяйственную орбиту, — с той же Россией, Кореей и даже таким вечным врагом, как Япония. Со временем это может превратиться в новый мировой полюс. Но даже если этого не случится, Китай фактически станет главным проводником идеи замены глобального режима ВТО системой макрорегиональных торгово-экономических блоков и двусторонних торговых соглашений. От чего лишь один шаг до серьёзного кризиса или даже "смерти" торговой глобализации.

Многим экономистам и политикам такая перспектива кажется устрашающей. Мир без ВТО, которую много и по делу критикуют, это уже другой мир. Между тем подобного поворота событий исключать нельзя. Страны, обиженные решением Трампа о пошлинах, заявляют о нарушении им принципов Всемирной торговой организации и намерены искать справедливости именно в ВТО. И теперь очень важно, как себя поведёт эта организация, рассматривая их иски. Ситуация, которую спровоцировал Белый дом, драматична. Если ВТО пойдёт на поводу у Вашингтона (в чём, например, Москва не устаёт её упрекать), тогда у истцов может возникнуть сомнение в надобности такого института. Для ВТО, превратившейся в институцию без авторитета, это станет началом конца. В таком случае рано или поздно режим ВТО придёт к своему распаду. В подобной перспективе нет ничего хорошего: это способно лишь обострить конфликты между странами и нарождающимися блоками/альянсами. Что, в свою очередь, грозит ввергнуть мир не только в экономический, но и в военно-политический хаос. Именно потому, что возможность урегулировать разногласия через какого-то верховного арбитра станет делом невозможным. А односторонний протекционизм в границах "коммунальных квартир" стран и блоков, как показывает история, нередко заканчивался боевыми столкновениями.

Навигационный акт 1651 года, которым правительство Британии давало право вывоза товаров из своих колоний только английским судам, привёл к трём англо-голландским войнам. В 1773 году Британия ещё раз наступила на протекционистские грабли, предоставив "Ост-Индской компании" право беспошлинного ввоза чая в колонии Британии в Северной Америке. Это закончилось "бостонским чаепитием", давшим старт антиколониальной войне, которая в итоге завершилась созданием того государства, которое ныне называется Соединёнными Штатами Америки. Среди причин Первой мировой торговые противостояния тоже занимают почётное место. Куда может качнуться мир сегодня, пока сказать трудно. Но если нынешние стороны конфликта не смогут разрешить его за столом переговоров, последствия могут оказаться не слишком радостными для всего человечества.

54
Делятся
Google+
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.