Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Гори, гори ясно. Чем фестиваль Burning Man привлек новое поколение украинских предпринимателей

Гори, гори ясно. Чем фестиваль Burning Man привлек новое поколение украинских предпринимателей

На фестивале Burning Man в Неваде вот уже второй год разбивается украинский лагерь Kurenivka. За какими откровениями едут в пустыню Блэк-Рок бизнесмены, айтишники, рестораторы и художники, рассказывает Фокус

000

Burning Man (BM) проводят в Неваде с 1986 года. Ежегодно фестиваль привлекает десятки тысяч незакомплексованных, креативных, жаждущих секса и веществ людей со всего мира. В этом году в импровизированном городке, вырастающем на восемь дней под палящим солнцем пустыни Блэк-Рок, во второй раз стоял и украинский лагерь Kurenivka. Все больше молодых, но уже состоявшихся бизнесменов, айтишников, рестораторов и художников из Украины едут на фестиваль наматывать километры в пыли на велосипеде, получать новый опыт, заводить полезные знакомства и максимально расширять свои границы. Последнее достигается нередко неожиданными способами.

Мекка для бизнесменов

"BM привлекает людей самых разных профессий — предпринимателей, учителей, инженеров, врачей", — уверяет Александр Питерман, сооснователь компании UiPService , который как раз вернулся с фестиваля. К слову, сами участники событие в пустыне фестивалем никогда не называют, иногда обозначают его как карнавал. По словам Питермана, на мероприятии не принято обсуждать бизнес и налаживать рабочие связи. "Здесь заводят друзей. Бёрнерам (участникам Burning Man. — Фокус) неважно, кто ты по жизни, сколько зарабатываешь и в какой сфере. Главное — какой ты человек", — рассказывает он.  

О том, что мероприятие в пустыне полностью декоммерциализировано, говорит и Александр Овсянко, руководитель строительной компании Rente. По законам ВМ, на его территории нет никакой рекламы и упоминаний каких-либо брендов. "Если вы намеренно будете рассматривать ВМ как среду бизнес-коммуникации, то он отторгнет вас", — уверенно заявляет резидент "Куренёвки".

Овсянко считает, что популярность фестиваля в среде бизнесменов легко объяснить. "Удаленность, суровые условия, высокий порог затрат для участия  — это некоторый фильтр, пропускающий через себя далеко не всех, — рассказывает бёрнер. — А бизнесмены или, скорее, люди, которые умеют решать задачи, с этим справляются".

Фестиваль нетворкинга. Александр Питерман считает, что Burning Man может помочь принять бизнес-решение или разобраться с какой-то проблемой 

На финансовый фактор ссылается и Алексей Новиков, креативный директор проекта "Повернись живим", один из кураторов украинского арт-объекта Sorry на ВМ. "Конечно, это недешевое удовольствие, — подтверждает он. — Даже для американцев поездка туда — серьезное вложение средств. Для украинцев к этому прибавляются еще и транспортные расходы — перелет в Америку".

Вместе с тем Новиков, в отличие от своих коллег по ВМ, признает, что предприниматели со всего мира рассматривают фестиваль как одно из основных мест для налаживания полезных бизнес-контактов. "Многие бизнесмены открыто говорят о том, что это прекрасный нетворкинг и они заводят там интересные знакомства", — добавляет украинец.

Креатив и новые грани

Предприниматели чувствуют себя уверенно на фестивале как раз потому, что у них, по выражению Александра Овсянко, есть "определенная доля ответственности", позволяющая действовать эффективно в любых условиях. "Вообще, ответственность — это как раз про ВМ, — уточняет он, — ведь, покупая билет в "пустую комнату", вы обязуетесь самостоятельно сделать себе условия жизни и отдыха".

Речь идет о том, что весь огромный комплекс Burning Man — сотни шатров, гигантские инсталляции, вся инфраструктура фестиваля — каждый год создается заново самими участниками. Команды из разных стран специально приезжают заранее, чтобы выстроить на пустом месте Блэк-Рок-Сити — так сами бёрнеры называют восьмидневный город в пустыне. Особенно сложные задачи приходится решать тем, кто устанавливает арт-объекты. По сложившейся негласной, но ревностно соблюдаемой традиции мероприятия, чаще всего это довольно масштабные конструкции, которые должны быть видны издалека. В этом году украинская команда столкнулась с рядом проблем, устанавливая слово Sorry длиной в 25 метров. По задумке авторов, буквы, состоящие из ламп, должны были светиться, но генераторы во время песчаной бури вышли из строя, так что организаторам пришлось срочно искать выход из ситуации.

Без допинга. По мнению Александра Овсянко, новый опыт испытывают все, даже те, кто ничего не употребляет 

Именно нестандартные решения, принимаемые командой, привычка мыслить нелинейно становятся опытом, который участники увозят с собой. "Твоя трансформация зависит непосредственно от того, зачем ты туда едешь, — убеждает бёрнер. — Этот карнавал разнообразия, веселья и проявлений человеческой культуры дает возможность, как в хорошем путешествии, посмотреть на себя иными глазами. Именно за этим туда едут те, кто привык заниматься саморефлексией и хоть когда-то задумывался о своем развитии. Это мероприятие особенно полезно для тех, кто ищет новые грани себя".

Александр Питерман тоже считает, что Burning Man может помочь принять бизнес-решение или разобраться с какой-то проблемой, если человек будет достаточно открыт и готов избавиться от стереотипов. "Здесь появляется возможность увидеть и почувствовать настоящего себя. Для этого нужно избавиться от привычных шаблонов и рамок, расслабиться и позволить себе следовать своим желаниям. Я почувствовал себя в таком состоянии лишь на третий день моего первого ВМ. С тех пор использую этот навык в обычной жизни", — делится бёрнер.

Достичь подобного состояния свободы получается далеко не у всех гостей фестиваля. По словам Питермана, встречаются люди, которым так и не удалось избавиться "от зажимов и рамок, в которые они себя загнали".

Путь к свободе

Главной целью всех, кто едет на безумный карнавал в пустыне Блэк-Рок, являются измененные состояния сознания, позволяющие человеку раскрыть скрытый потенциал, — отсюда и новые решения бизнес-задач, и перспективные проекты. Большинство участников не ищет сложных путей и пользуется проверенным средством — веществами.

Многие бизнесмены открыто говорят о том, что это прекрасный нетворкинг и они заводят там интересные знакомства

О фармакологических способах достигать выхода "за пределы себя" говорится и в книге "Похитители огня", широко разошедшейся в прошлом году в среде бёрнеров. По версии авторов Стивена Котлера и Джейми Уила, экстатические состояния — это основной ключ к революции человеческих возможностей, что проводит к сверхчувствительности, суперкомандной работе, повышению эффективности и так далее. "Экстаз выходит из подполья", — констатируют американские исследователи. Для многих именно ВМ ассоциируется с местом, где достичь измененных состояний проще всего.

"Да, на Burning Man есть наркотики, и они занимают важное место в жизни города, — соглашается Алексей Новиков. — Но эти вещества не являются чем-то градообразующим, основным. Они просто есть, кто-то этим пользуется, а кто-то нет". Бёрнер уверен, что предприниматели, приезжающие на фестиваль, могут употреблять наркотики в том числе для принятия каких-то тяжелых бизнес-решений или для трансформации своего образа мыслей.

"Это было всегда и везде — творческие люди обращались к веществам разного рода для вдохновения, для каких-то новых мыслей. Возможно, это происходит и с бизнесменами, возможно, это происходит и на Burning Man. Все очень индивидуально", — уточняет Новиков.

Украинские бёрнеры один за другим подчеркивают, что "откровений" и инакомыслия на фестивале можно добиться и другими путями. Если одним нужны наркотики, то другим достаточно отстоять смену на "полевой кухне" в условиях пылевой бури и жары либо ценой неимоверных усилий выстроить грандиозный арт-объект среди пустыни, чтобы приблизиться к своей нирване.

"Культура ВМ формировалась во времена социальной революции и бурного расцвета психоделиков. Да, все это здесь есть", — признает Александр Овсянко, но сразу же говорит о том, что сама природа, погодные условия, даже температура (днем в пустыне около +40 по Цельсию, а ночью отметка опускается до +5) тоже меняют сознание. "Поверьте, новый опыт испытывают все, даже те, кто ничего не употребляет", — убеждает он.

А вот Александр Питерман считает, что все ассоциации фестиваля в пустыне с культурой употребления психоделиков надуманные: "С таким же успехом с местом, где принимают различные вещества, можно ассоциировать Киев, Лондон или Сан-Франциско. На ВМ принимают наркотические вещества те, кому этого хочется, как и в любом другом городе".

Инфографика: Оксана Грозная

Мягкая пропаганда

Гораздо охотнее, чем о наркотиках, трансформациях и откровениях пустыни, украинские бёрнеры говорят об арт-объектах, которые они установили в Блэк-Рок-Сити. В этом году в пустыне появилось две украинские инсталляции — Sorry и Atlants. Первый объект символизирует то, что это слово слишком уж часто используется, поэтому утратило свою ценность. "Атланты" — три робота, держащих геосферу. Впрочем, интересны композиции не только причудливой идеей и глубинным философским смыслом, но и тем, что стали едва ли не первыми проектами подобного рода, поддержанными на государственном уровне.

До мероприятия бёрнеры обратились в Министерство иностранных дел с просьбой помочь им с финансированием. В итоге МИД выделил $10 тыс. на установку Sorry. Вторую инсталляцию профинансировало Министерство информационной политики.

"Мы не ожидали, что нас поддержат, — признается Алексей Новиков. — Это выглядит скорее исключением, но хочется, чтобы стало правилом. Арт замечают, о нем спрашивают, таким образом Украина становится популярнее и позитивнее".

Денежный вопрос

Украинские бёрнеры не преувеличивают, когда говорят, что далеко не каждый потянет поездку сюда. Если заранее все спланировать и оптимизировать затраты, то перелет из Украины в США обойдется в $1,5–$2 тыс. После этого нужно добраться до места проведения фестиваля. Трансфер на автобусе фестиваля стоит около $200. За аренду автомобиля и его мойку (после путешествия в белой пыли пустыни без этого не обойтись) придется отдать около $1 тыс.

В отношении стоимости билетов на фестиваль у организаторов необычная политика. Средняя входная цена — $500, однако люди с низким доходом могут подать заявку на льготный билет за $200. Это возможно благодаря тому, что отдельные гости по собственному желанию покупают билеты за $1,2 тыс.

Уже на мероприятии надо также заплатить лагерный сбор — каждый кемп устанавливает собственный тариф. Все зависит от того, в каких условиях хотят жить участники.

"Я видел кемпы без душа и без еды, но у нас в "Куренёвке" все это имелось, — объясняет Новиков, который был одним из тех, кто строил украинский лагерь. — Мы, например, готовили каждый день и кормили не только своих, но и гостей из других кемпов. И это все из нашего общего бюджета".

Жители "Куренёвки" вносили по $500, хотя в отдельных лагерях сбор может достигать $5 тыс. По самой территории из-за солидных расстояний жители Блэк-Рок-Сити передвигаются на велосипедах, это еще около $100. Ну и плюс заранее надо озаботиться своим внешним видом — Burning Man славится в том числе безумными нарядами участников, и, чтобы не выглядеть белой вороной, придется соответствовать местной моде.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.