Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Холодный мир. Почему Антарктида держится в стороне от политики

Холодный мир. Почему Антарктида держится в стороне от политики

В сообщениях об Антарктиде чаще всего речь идет об экологии, научных исследованиях и туризме. Однако антарктические исследования не ограничиваются научным интересом. Фокус задался вопросом, когда политический аспект возьмет верх на Южном полюсе Земли

000

Сегодня в освоении Антарктики преобладает научный аспект, но так было далеко не всегда, и, скорее всего, он отойдет на второй план. Легко можно предположить усиление политической составляющей, когда мир будет приближаться к 2041 году, к моменту окончания действия запрета на добычу полезных ископаемых, определенном Договором об Антарктике. Будет ли он продлеваться на нынешних условиях, или изменен и каким образом, покажет время, и многое будет зависеть от факторов, которые сегодня предсказать сложно. Уверенные прогнозы в таких случаях дают только неисправимые пессимисты или оптимисты. Но реальная картина всегда содержит значительно больше полутонов — бывает, положительные явления сопровождаются негативными последствиями, и наоборот.

Вопросы права

Антарктика — это зона, которая не входит ни в какие национальные юрисдикции и регулируется исключительно международным соглашением. При этом действие Договора об Антарктике распространяется на всю территорию южнее 60-й параллели южной широты и охватывает около 10% площади планеты. Подобный статус имеют также открытый океан за пределами национальных экономических зон и космос. Как отмечает и. о. директора Национального антарктического научного центра (НАНЦ) Евгений Дикий, Антарктиду в правовом аспекте можно считать полигоном, на котором человечество отрабатывает дальнейшее взаимодействие в космосе, а также при освоении Луны и других планет.

"Правовой режим Антарктики — это единственная на сегодня работающая модель, которую можно будет использовать, когда человек начнет активное освоение планет Солнечной системы"

и. о. директора Национального антарктического научного центра Евгений Дикий

"Фактически с такой точки зрения правовой режим Антарктики — это единственная на сегодня работающая модель, которую можно будет использовать в дальнейшем, например, когда человек высадится на Марс и начнется активное освоение планет Солнечной системы. Ведь тогда возникнет масса правовых вопросов: как в космосе взаимодействовать различным странам между собой, государствам и частным корпорациям, государствам и общественным организациям на Луне, на Марсе и т.д. Единственной работающей моделью, которую можно довольно легко взять и экстраполировать в этой ситуации, является сегодня Договор об Антарктике и те территории и акватории, которые им регулируются. Таким образом, Антарктида — это полигон, на котором человечество отрабатывает дальнейшее взаимодействие в космосе", — утверждает Дикий.

В отличие от Антарктики, в Арктике, хотя ее окружает открытый океан, продолжаются территориальные споры. Большая часть Арктики входит в зоны национальных юрисдикций, а на часть открытого океана за пределами исключительных экономических зон имеют претензии арктические страны. И борьба между ними за эти территории усиливается.

В свое время обострялась и борьба за Антарктику. "Договор об Антарктике возник не от хорошей жизни, — рассказывает Фокусу Евгений Дикий. — Он возник потому, что в определенный момент британцы и аргентинцы уже делали предупредительные выстрелы в воздух друг против друга, а флоты Ее Величества и Аргентины были приведены в повышенную боевую готовность. Тогда влиятельные государства приняли совместное решение, ведь они были не готовы за неполные 20 лет после Второй мировой войны начинать третью мировую за некий "кусок льда". Таким образом появился Договор об Антарктике как замораживание надолго территориальных претензий отдельных стран".

Договор об Антарктике появился для того, чтобы надолго заморозить территориальные претензии отдельных стран

Что собой представляет Антарктический договор? Он был заключен в 1959-м 12 государствами, которые в 1957–1958 годах имели свои научные представительства в Антарктике: Аргентиной, Австралией, Бельгией, Чили, Францией, Японией, Новой Зеландией, Норвегией, Южно-Африканским Союзом, СССР, Великобританией и США. Вступил договор в силу в 1961 году, после его ратификации правительствами государств-подписантов, а в 1991-м был наложен запрет на 50 лет на добычу полезных ископаемых.

Договор об Антарктике — это международное соглашение, целью которого является обеспечение научных исследований и сохранения мира на континенте. Он предусматривает демилитаризацию района Антарктики, его использование исключительно в мирных целях и превращение в зону, свободную от ядерного оружия. Действие договора распространяется на всю территорию южнее 60 градусов южной широты.

В настоящее время в число участников договора входят 47 государств: 28 из них имеют статус консультативных сторон (Австралия, Аргентина, Бельгия, Болгария, Бразилия, Великобритания, Германия, Индия, Испания, Италия, Китай, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Перу, Польша, РФ, США, Украина, Уругвай, Финляндия, Франция, Швеция, Эквадор, Южная Африка, Южная Корея, Япония), а остальные 19 не имеют права голоса при принятии решений на ежегодных саммитах Антарктического договора (Австрия, Беларусь, Венгрия, Венесуэла, Гватемала, Греция, Дания, Канада, Колумбия, КНДР, Куба, Монако, Папуа Новая Гвинея, Румыния, Словакия, Турция, Чехия, Швейцария и Эстония).

Договором запрещается создание в районе к югу от 60-й параллели военных сооружений, проведение военных маневров, испытаний любых видов оружия, в том числе ядерного, размещение радиоактивных отходов. Для обеспечения соблюдения положений договора могут проводиться инспекции в любое время и в любом районе Антарктики. Проверке могут подвергнуться все научные станции, установки, морские и воздушные суда в пунктах разгрузки и погрузки.

На территории региона запрещено проведение любых мероприятий военного характера. При этом военный персонал и оборудование могут находиться в пределах региона для проведения необходимых научных исследований и в других мирных целях.

На всей территории Антарктики объявлена свобода научно-исследовательской деятельности, обмена информацией и сотрудничества (при посредничестве ООН и других международных организаций).

Согласно положениям договора, все территориальные споры относительно принадлежности антарктических территорий должны решаться мирным путем с привлечением в случае необходимости Международного суда ООН. Участники обязались не выдвигать новых территориальных претензий в Антарктике до тех пор, пока договор остается в силе.

Сейчас территориальные претензии в Антарктике предъявляют семь стран: Австралия (с 1943), Аргентина (с 1933), Великобритания (с 1908), Новая Зеландия (с 1923), Норвегия (с 1929), Франция (с 1924) и Чили (с 1940). Особую позицию занимают США и РФ, которые не заявляли конкретных территориальных претензий на Антарктику, но объявили ее зоной своих интересов. При этом оба государства не признают претензии других стран, так же как и претензии друг друга.

Сейчас территориальные претензии в Антарктике предъявляют семь стран, не считая США и России

В 1939–1945 годах Германия претендовала на территории так называемой Новой Швабии, где немецкие ученые проводили большое количество научных исследований. В настоящее время Германия не заявляет претензий на антарктические территории.

С 1986 года, вопреки запрету на выдвижение новых территориальных претензий, часть Антарктики была неофициально включена в "зону интересов" Бразилии.

Таким образом, Договор об Антарктике — это длительное замораживание территориальных претензий отдельных стран. Но это не означает замораживания навсегда. То есть ни одно из этих семи государств не отказалось от своего права впредь, в случае прекращения действия Договора об Антарктике и неподписания нового документа снова выдвинуть свои претензии на Антарктические территории. И это очень заметно, отмечает Дикий: "У таких стран, как Аргентина и Чили, даже антарктические научные институты подчинены не министерству образования или министерству экологии, как во многих других государствах, а министерствам иностранных дел. То есть совершенно ясно, что для них Антарктида является частью их внешней политики. А логистику их полярных станций обеспечивают военно-морские и военно-воздушные силы".

Однако и те государства, которые территориальных претензий в Антарктике не имеют, используют или предусматривают в будущем использование природные ресурсов этого региона. Но Антарктида — это также потенциальные минеральные ресурсы в будущем, на эксплуатацию которых в настоящее время установлен мораторий, отмечает польский полярник профессор Станислав Ракуса-Сущевский.

Наука vs. политика

"Когда собирается Секретариат Договора об Антарктике, где присутствуют дипломаты, то там политическая составляющая очень чувствуется"

и. о. директора Национального антарктического научного центра Евгений Дикий

Очевидно, что любые научные исследования сегодня не могут вестись какой-то ограниченной группой ученых или замыкаться в пределах какой-либо страны. В Антарктике развернута научная кооперация и международное сотрудничество ученых. Такую кооперацию обеспечивает SCAR — Научный комитет по антарктическим исследованиям, в который сейчас входят 43 страны. Часть из них — это ассоциированные страны, наблюдатели без права голоса. Украина же имеет право голоса и представлена на должном уровне. Насколько здесь ощутима политическая составляющая?

"На уровне SCAR, где собирается научное сообщество, она практически не ощущается, — объясняет Фокусу Евгений Дикий. — Там действительно наука почти полностью вне политики. А вот когда собирается Секретариат Договора об Антарктике, где присутствуют дипломаты, то там политическая составляющая очень чувствуется".

Разный статус и различные интересы стран — участников Антарктического договора определяют и их политику в сфере полярных исследований. "Когда в 1999 году Польша вступила в НАТО, она стала союзником Великобритании, претендующей на те же территории в Антарктике, на которые претендуют также Аргентина и Чили. Соответственно, роль Польши изменилась, — отмечает профессор Станислав Ракуса-Сущевский. — Европейскому союзу в территориальных вопросах в Антарктиде особо сказать нечего, учитывая присвоение крупной антарктической территории такими странами, как Великобритания, Франция и Норвегия, и разницу интересов этих стран и других стран ЕС, не заявляющих территориальных претензий. Таким образом, на логистическую помощь этих государств в содержании станции поляки рассчитывать не могут, поскольку наличие станции есть или может стать в будущем основанием для территориальных претензий.

Политический аспект является одним из важнейших аргументов польского присутствия и продолжения исследований в Антарктике. Эта деятельность находится под контролем министерства иностранных дел. Политическое сотрудничество, однако, не означает бескорыстной материально-технической помощи, и отношения базируются на принципах взаимных услуг или оплаты, с учетом финансовых и организационных возможностей", — подчеркивает польский полярник.

Отметим, что антарктическая станция им. Генрика Арцтовського в настоящее время принадлежит Институту биохимии и биофизики Польской академии наук и проводит исследования в тесном сотрудничестве с университетами и институтами ПАН.

Без "братского" сотрудничества

Прежде украинские ученые были тесно связаны с российскими коллегами. Однако со времени обретения Украиной независимости для наших полярников сотрудничество с россиянами стало неактуальным. Международное сотрудничество наших ученых достаточно широко и ведется со многими странами, но не с Россией.

На следующее лето украинские ученые приглашены на открытие новой канадской исследовательской станции в высокой Арктике, которая оборудована по последнему слову техники

"Украина в 1992 году официально обратилась к Российской Федерации выделить нам одну из антарктических станций, — рассказывает Евгений Дикий. — Ведь целая антарктическая инфраструктура создавалась всеми советскими республиками. Вклад, очевидно, был неодинаков, но как раз вклад украинцев являлся огромным. Россиян, украинцев и белорусов там было больше всего. То есть по крайней мере эти три республики имели полное право поделить между собой полярную инфраструктуру. Но почему-то Российская Федерация присвоила себе всю эту инфраструктуру, хотя создавали ее все вместе. И, кстати, все полярники советских времен помнят, на чем они осваивали ледяной континент — на снежных тракторах "Харьковчанка", которые собирались на Харьковском заводе тяжелого машиностроения им. Малышева. И первой жертвой, принесенной советской наукой на алтарь покорения Ледяного континента, стал украинец Виктор Хмара с Полтавщины, который трагически погиб во время первой советской высадки в Антарктиде.

На наше обращение к РФ не только пришел отказ, но впоследствии, когда Украина присоединилась в качестве полноправного члена к Договору об Антарктике, Россия высказала возражения на основании того, что Украина якобы "в 1992 году выразила претензии на одну из их полярных станций". И чтобы вступить в Договор об Антарктике, нам пришлось официально дать ноту МИДа, что мы уже имеем свою станцию "Академик Вернадский" и поэтому отказываемся от каких-либо претензий на прежнее советское имущество.

Но в действительности все, что ни делается, — к лучшему. То старое советское имущество уже давно в плохом состоянии. И если бы мы получили старую советскую станцию, а дальше почти не вкладывали в нее денег, то имели бы теперь с ней много проблем. А так, получив британскую станцию в прекрасном состоянии, с очень хорошей техникой и с огромным ресурсом, эти 22 года усиленной эксплуатации станция выдержала. Конечно, здесь большая заслуга и наших полярников, которые каждый сезон бережно ремонтировали то, что выходило из строя. Советская станция при таких условиях давно уже бы развалилась. Кстати, нынешние российские станции все в очень плохом состоянии. Наша же станция в значительно лучшем состоянии, хотя за все эти годы Украина не заменила ни одной системы жизнеобеспечения станции "Фарадей".

Полярные перспективы

Насколько же реально объединение антарктических и арктических исследований? Сейчас в научном сообществе очень активно внедряется термин "третий полюс": это высокогорные районы нашей планеты.

"С точки зрения измерений пульса, показывающего планетарные процессы, это имеет смысл. И эти три региона нужно охватывать синхронными однотипными исследованиями. Правда, есть страны, которые имеют отдельные антарктические институты, но это в основном страны с территориальными претензиями. Большинство же государств имеют полярные институты, которые одновременно отвечают за исследования в обоих полярных регионах. Самый яркий пример — аналог украинского НАНЦ — Французский полярный институт, отвечающий и за Арктику, и за Антарктику. Подобная организация работает в Италии, и вообще это стандартная европейская практика. А подобное учреждение в Канаде — PolarKnowledgeCanada", — говорит Евгений Дикий.

Харьковские радиоастрономы уже длительное время работают на Шпицбергене, а точнее — на архипелаге Свальбард. Другое наше направление в сторону Северного полюса — это сотрудничество с PolarKnowledgeCanada. На следующее лето украинские ученые приглашены на открытие новой канадской исследовательской станции в высокой Арктике,  которая оборудована по последнему слову техники и рассчитана на 120 исследователей. И уже сейчас украинские исследователи могут подавать проекты, которые можно было бы реализовывать на базе этой станции, которая готова нам открыть двери.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.