Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Дипломатическое расчленение. Переживет ли альянс Саудовской Аравии и США кровавую расправу над саудовским журналистом

Дипломатическое расчленение. Переживет ли альянс Саудовской Аравии и США кровавую расправу над саудовским журналистом

В мире набирает обороты скандал вокруг убийства оппозиционного журналиста спецслужбами Саудовской Аравии. И хотя отношения королевства и США пережили много скандалов, связанных в т.ч. с поддержкой терроризма и нарушением прав человека, этот случай вполне может стать соломинкой, способной сломать спину верблюду

1440

На минувшей неделе гражданин Саудовской Аравии Джамаль Хашогги, оппозиционный журналист, писавший материалы для The Washington Post и перебравшийся в США в прошлом году (после того как саудовские власти развернули борьбу с диссидентами), зашел в здание консульства своей страны в Стамбуле и исчез. В дипмиссии он должен был получить документ, необходимый для заключения брака. Однако его невеста, гражданка Турции, так и не дождалась его у выхода из консульства. Агентство Reuters, ссылаясь на турецкого чиновника, опубликовало информацию о том, что Хашогги убили, преступление было преднамеренным, а тело затем вывезли с территории дипмиссии. Издание The New York Times, также со ссылкой на турецкие источники, добавило к этому леденящую душу подробность: чтобы избавиться от тела журналиста, его предварительно расчленили.

Белый дом отреагировал на данные сообщения вяло и с заметным опозданием. Дональд Трамп заявил, что ему "не нравится слышать об этом". Реакция сенаторов была и более быстрой, и более жесткой. Республиканец Марк Рубио написал в Twitter, что если эта тревожная новость подтвердится, "Соединенные Штаты и цивилизованный мир должны решительно отреагировать, и я рассмотрю все варианты в сенате".

Инцидент произошел на фоне попытки Саудовской Аравии выйти из-под опеки США. Такой выход действительно может состояться, однако после убийства Хашогги вместо обретения самостоятельности он рискует стать для Эр-Рияда холодным душем, за который придется заплатить дорогую цену. 

Нефть в обмен на безопасность

На минувшей неделе президент Трамп, выступая в штате Миссисипи, объяснил, какими ему видятся взаимоотношения Вашингтона и Эр-Рияда: "Я люблю короля Салмана, но я сказал: "Король, мы тебя защищаем. Ты бы не смог продержаться и двух недель без нас. Ты должен платить за свою армию". К этой тираде, конечно, был подмешан пафос предвыборной риторики (в начале ноября в США пройдут промежуточные выборы в конгресс), но в королевстве ее расслышали. И дали ответ. Сделал это наследный принц Мухаммед бен Салман Аль Сауд, которого на Западе называют "Господин Все" — за средоточие в его руках контроля над важнейшими направлениями политики королевства.

Из 19 человек, поднявшихся на борт четырех самолетов-смертников 11 сентября 2001 года, 15 были гражданами Саудовской Аравии. Но даже после этого двусторонние отношения устояли

"За нашу безопасность мы платить ничего не будем, — сказал принц. — Считаем, что все оружие, которое мы получили от США, было оплачено, это не безвозмездные поставки. С начала установления отношений между Саудовской Аравией и США мы все покупаем за деньги". Форма ответа свидетельствовала о том, что в королевстве готовы к пересмотру формулы двусторонних отношений, которой пользовались почти 80 лет: нефть в обмен на безопасность.

Накануне Второй мировой вой­ны король Абдул Азиз предоставил свои нефтяные запасы американским нефтяным компаниям для обеспечения безопасности правления семьи Сауда в стране. Взаимная приязнь на этой почве усилилась после того, как американский геолог Маккой заявил, что к 1941 году в самих Соединенных Штатах нефть иссякнет. Это было сказано в эпоху, когда доля добычи нефти США в мире составляла 60%, а в Саудовской Аравии — менее 1%, поскольку у нее не было соответствующей техники. Так начиналась американо-саудовская "дружба". Вашингтон участвовал в ней деньгами. В 1943 году, например, из американского федерального серебра отчеканили саудовские реалы. А в начале 1950-х королевству была оказана помощь в размере $5 млн, деньги пошли на развитие добывающей отрасли, транспорта и сельского хозяйства. Взамен Эр-Рияд допустил в страну финансовую миссию США, а Агентство денежного обращения королевства возглавил американец. После войны ввели в действие американскую военно-воздушную базу Дархан, и Саудовская Аравия стала для Вашингтона одновременно плацдармом в регионе. 

Даже в периоды весьма непростых извивов истории Эр-Рияд был неизменным союзником Вашингтона. В 1970-е, во время "нефтяного эмбарго", когда арабские страны — члены ОАПЕК, а также Египет и Сирия заявили, что не будут поставлять нефть государствам, поддержавшим Израиль в Войне Судного дня, саудиты под нажимом США вскоре отказались от продолжения бойкота. Формат партнерских отношений "нефть vs безопасность" был восстановлен.

В начале 1980-х, когда Ирак вторгся в Иран, правители Саудовской Аравии развязали войну цен на нефть против Тегерана. Стоимость барреля упала ниже $10. Это нанесло ущерб странам — экспортерам нефти, в том числе и самой Саудовской Аравии, но привело к подъему экономик США и Европы. Спустя считаные годы Эр-Рияд уже играл ключевую роль в войне против Саддама, а саудовские военные базы были в полной мере использованы США в военных действиях в Персидском заливе.

Двусторонние отношения выстояли даже после теракта 11 сентября 2001 года. Тогда общественное мнение в Америке было настроено враждебно по отношению к саудитам. Причем с полным на то основанием: из 19 человек, поднявшихся на борт четырех самолетов-смертников, 15 были гражданами Саудовской Аравии. А в выпущенной чуть ранее фетве Усамы бен Ладена (к тому времени врага №1 США), призывавшей убивать американцев повсюду, был указан и один из мотивов для такой беспощадной расправы: присутствие джи-ай на территории королевства. Чуть менее года спустя между Соединенными Штатами и Саудовской Аравией развернулась настоящая психологическая война. В Эр-Рияде возмутились тем фактом, что 600 граждан США не только подали триллионный долларовый иск в федеральный суд, но и указали в числе 80 ответчиков, обвиняемых в финансировании бен Ладена, членов королевской семьи.

После "казуса Хашогги" Сара Лиа Уитсон из Human Rights Watch написала, что каждый из саудовцев, которых она знает, боится: "Правительство Саудовской Аравии способно убить любого из них в любом месте"

Постепенно буря улеглась. Ее новый всплеск случился под занавес правления Барака Обамы, когда в сентябре 2016-го конгресс США принял закон, разрешающий американцам подавать иски против властей Саудовской Аравии по обвинению их в причастности к терроризму. Уже в октябре того же года первый такой иск подали, и Обаме оставалось лишь выражать сожаление. Саудиты, в свою очередь, пообещали вывести из американской экономики активы на сумму $750 млрд и напомнить Вашингтону о долге, объем которого также исчислялся сотнями миллиардов долларов.

Дальше угроз дело тогда не пошло. Партнерство сохранилось. Этим наследством сумел воспользоваться нынешний глава Белого дома. Побывав в 2017-м с визитом в Эр-Рияде, Трамп подписал контракты на сумму более $450 млрд, из которых $110 приходятся на оборонный сектор. Стоит ли удивляться, что после такой сделки он даже сплясал танец с мечами вместе с саудовскими принцами.

Баснословные цифры сделок могут произвести превратное впечатление: будто между двумя странами достигнуто что-то вроде "сердечного согласия". Однако в действительности ни о чем подобном речь не идет. Положение дел уже давно не то, что было несколько десятков лет назад. Изменился мир. Изменилась ситуация вокруг нефти. Изменились политические расклады и в США, и в Саудовской Аравии.

"Аравийский Сталин"

В декабре 2017 года принца Мухаммеда бен Салмана объявили "человеком года" по версии читателей журнала Time. А в мае 2018-го Forbes поставил его на восьмую строчку рейтинга самых влиятельных людей мира. Хватило буквально нескольких месяцев после прошлогоднего судьбоносного решения 81-летнего правителя Саудовской Аравии о назначении принца наследником, чтобы о нем заговорили как о серьезной политической фигуре.

Имя "арабского Сталина" к Мухаммеду приклеилось с легкой руки некоторых арабских комментаторов. Свою роль сыграло то, что этот "без пяти минут король" Саудовской Аравии (а помешать ему стать полноценным монархом, по его собственным словам, может только смерть) объявил о форсированной модернизации, в которой ряд аналитиков (возможно, преждевременно) заметили схожесть со сталинской индустриализацией. Кроме того, он занялся экспроприацией средств у коррупционеров из высших слоев общества, в том числе принцев. Наконец, принялся реализовывать жесткую репрессивную политику, хотя при этом всячески старается провозгласить новый курс, который бы уводил страну от ваххабизма.

В октябре 2017 года на международной конференции по инвестиционным инициативам в Эр-Рияде принц заявил: "Мы не станем терять 30 лет нашей жизни, взаимодействуя с экстремистскими идеями. Мы их уничтожим прямо сегодня". Однако уничтожение идей почти неизбежно связано с уничтожением людей, являющихся их носителями. Более того: к лику врагов саудовской "перестройки" могут причислить всех, кто критикует принца и его подходы.

Ничего особо радужного подобное развитие событий саудитам не сулит. Такого союзника, как США, заменить им будет некем 

Журналист Джамаль Хашогги был как раз из их числа. После его исчезновения, обросшего ужасающими подробностями, в американской прессе заговорили о связи политики нынешнего короля и его наследника с методами, которыми она может быть реализована. Чего добивается руководство Саудовской Аравии во внешней политике? По мнению британского ученого с арабскими корнями Мадави аль-Рашида, основная цель — сделать Эр-Рияд "единственным арбитром арабских дел и главной точкой входа в регион для всех держав". События в Йемене, где Саудовская Аравия в марте 2015-го при поддержке ряда соседних стран начала боевую операцию под кодовым названием "Буря решимости", показывают, что проблема пролитой крови для правителей королевства не стоит чересчур остро.

В докладе Организации Объе­диненных Наций прозвучала критика этих действий саудитов, начатых без международного мандата и приведших к многотысячным жертвам среди мирного населения. В ответ Эр-Рияд пригрозил разрывом всех отношений с ООН и прекращением финансирования ее контртеррористических программ, а также программ по гуманитарной поддержке. А кроме того, заявил о намерении призвать остальные арабские государства последовать такому примеру. В результате генсек ООН Пан Ги Мун вычеркнул Саудовскую Аравию из черного списка, о чем впоследствии сожалел как об "одном из самых тяжелых и горьких решений", которые ему когда-либо приходилось принимать.

Авантюра в Йемене началась как раз тогда, когда нынешний наследник престола Мухаммед был назначен его отцом Салманом, ставшим королем, на пост министра обороны. Сегодня, обладая еще более широкими полномочиями, принц не собирается заканчивать войну, у которой не вышло стать ни маленькой, ни победоносной. Не слишком утешительны и результаты дипломатической блокады Катара. Доха в ответ на нее еще больше сблизилась с Тегераном. И сегодня по милости амбициозного принца ирано-саудовские отношения накалены до такой степени, что пахнут серьезной региональной войной.

Внутренняя политика принца Мухаммеда также напоминает ломание палки через колено. Принц подмял под себя МВД. После чего установил контроль над Национальной гвардией, еще одним центром силы государства, учрежденным предыдущим королем Абдаллой. Мало того, что под эгидой борьбы с коррупцией арестованы принцы, министры и крупные бизнесмены, власть Мухаммеда все больше приобретает черты тотальной. После "казуса Хашогги" Сара Лиа Уитсон из Human Rights Watch написала, что каждый из саудовцев, которых она знает, боится: "Правительство Саудовской Аравии способно убить любого из них в любом месте. Побег невозможен".

ПРИЗЫВЫ ОТЧАЯНИЯ. Требование "Освободить Джамаля Кашогги" скоро, похоже, сменится на жесткий вопрос: кто и по чьему указанию убил журналиста?

Ценности и технологии

Вероятно, Трамп с его почти патологической любовью к диктаторам мог бы смотреть на происходящее в Саудовской Аравии отстраненно. Однако уже сейчас, по реакции медиа и влиятельных политиков США, ясно, что ему это будет сделать не менее трудно, чем демонстрировать теплые чувства к Путину. Это тот случай, когда взгляды конгрессменов и президента рискуют вновь не совпасть. И у последнего едва ли найдется возможность просто так отмахнуться от этого несовпадения. Как бы к этому ни относился бизнесмен от политики Трамп, жестокое убийство журналиста может стать причиной серьезного похолодания между двумя странами. При этом, как ни странно, западные ценности будут поставлены выше прагматики интересов. Моральные мотивы тут, разумеется, имеют значение. Но они бы мало чего стоили, если бы экономика Америки не могла позволить стране ими воспользоваться.

Буквально на днях советник президента США по экономике Ларри Кудлоу заявил: "Мы являемся доминирующей энергетической силой. Через пару лет будем производить 15 млн баррелей нефти в день. Мы обгоняем Саудовскую Аравию. Мы уходим в отрыв от России". После "сланцевой революции" такие заявления не кажутся шапкозакидательством. И те 10,5–11,5 млн баррелей в сутки, которыми ныне гордятся в Эр-Рияде и Москве, действительно могут остаться за спиной у движущегося вперед высокотехнологичного Вашингтона.

Страны ОПЕК с тревогой задумались об этом еще в начале текущего года, приступив к консультациям. На фоне ритуальных (но отнюдь не безобидных) стенаний Трампа о высоких ценах "монополии ОПЕК" и о том, что "мы это запомним". Параллельно с этим в Соединенных Штатах вернулись к обсуждению законопроекта под рабочим названием "Против картелей производителей и экспортеров нефти" (No Oil Producing and Exporting Cartels Act (NOPEC)). Если документ примут, США смогут вводить санкции против госкомпаний, связанных с ОПЕК, а также наказывать за сотрудничество с подсанкционными компаниями. В Эр-Рияде это вызвало панику. Там даже заключили контракт на сумму $250 тыс. с известным американским адвокатом Тедом Олсоном, чьей задачей будет агитировать против принятия данного законопроекта.

Но кроме технологического прорыва и перспектив NOPEC у Вашингтона есть еще один антисаудовский козырь в рукаве. Они могут заморозить активы королевства в США. Те самые 700 с лишним миллиардов долларов, которые саудиты грозились вывести из экономики Соединенных Штатов пару лет назад. Пойдут ли в Америке на такой шаг? Наверняка сказать трудно, но от исхода дела Хашогги тут будет зависеть немало. Если в Вашингтоне сформулируют свои претензии к Эр-Рияду жестко и если ответ на них также будет жестким, тогда могут быть включены все возможные рычаги. Равно как и вытащены из политического шкафа, где хранится общее, отнюдь не безоблачное прошлое, все скелеты. В том числе те, которые там оказались после теракта 11 сентября.

Ничего особо радужного подобное развитие событий саудитам не сулит. Такого союзника, как США, заменить им будет некем. А иметь Вашингтон в качестве врага, да еще тогда, когда у тебя полно нерешенных проблем внутри мусульманского мира, — это вообще смахивает на кошмарный сон. Но, в конце концов, заказал его себе сам Эр-Рияд. Тогда, когда решил мерзко расправиться с Джамалем Хашогги. Вопрос лишь в том, можно ли каким-то образом выбраться из этой щекотливой ситуации.

18
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.