Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Союзное направление. Как польская пресса реагирует на возможную аннексию Беларуси

Союзное направление. Как польская пресса реагирует на возможную аннексию Беларуси

Накануне 2019 года многие в Европе с тревогой прислушивались к сообщениям из Минска, а в новогоднюю ночь внимательно слушали обращение Александра Лукашенко. А вдруг объявит о более тесной "интеграции" с Россией? Особые причины для волнений имеют соседи Беларуси – Украина, Литва и Польша. Фокус узнавал, как польские журналисты и эксперты понимают сложившуюся ситуацию

2010

Россия и Беларусь создадут рабочую группу на правительственном уровне для согласования вопросов, касающихся дальнейшей интеграции, и для разрешения спорных вопросов, возникших между странами. Такое сообщение пришло из Москвы, где перед Новым годом встречались Владимир Путин и Александр Лукашенко.

На практике это означает, что на самом деле в вопросе межгосударственных взаимоотношений окончательно ничего не было согласовано, но также и то, что президенты не пошли на обострение. Аннексии Беларуси не будет, по крайней мере, в ближайшие месяцы, пишет Ягенка Вильчак в еженедельнике Polityka. Это старый проверенный метод – создание комиссии, которая будет изучать и согласовывать.

Как осложнялись отношения между Россией и Беларусью

Обычно к концу года российско-белорусские отношения накаляются. Однажды остро встал вопрос обмена белорусских денег на рубли, что означало бы потерю суверенитета. В другой раз распространились слухи, что Беларусь будет включена в границы РФ, что, по мнению оппозиции, было даже задекларировано, поскольку интеграция предусматривается соглашением об отношениях Содружества Независимых Государств или Союзного Государства Беларуси и России. Каждый визит Лукашенко в Кремль интерпретировался как шаг к такой интеграции. Борис Ельцин похлопывал Сашу по спине и расстилал перед ним красную дорожку. Лукашенко же понимал интеграцию как получение разрешения на власть в Кремле. 

Когда к власти пришел Владимир Путин, Лукашенко изменил свою политику: он подчеркивал независимость Беларуси и свою собственную. Об интеграции как бы забыли, потому что она означала, что он потеряет кресло президента. Путин также не стремился к поглощению Беларуси, да и зачем? У него и так Минск был в кармане, потому что белорусская экономика была и остается абсолютно зависимой от России. Без российских кредитов, дешевой нефти и газа она не продержалась бы и года.

Секрет белорусского экономического успеха заключается, главным образом, в том, что Москва продавала Минску дешевую нефть, а нефтеперерабатывающие заводы перерабатывали ее и продавали продукты переработки на Запад по европейским ценам

С другой стороны, Лукашенко умело маневрировал, и когда казалось, что страна обанкротится, он всегда находил какой-то источник питания и брал ситуацию под контроль. Он не позволил государству обанкротиться уже несколько раз. Москва и в самом деле урезала кредиты, но потом проявляла снисхождение и вновь открывала карман. Ей также было невыгодно банкротство Минска.

Лукашенко пользовался независимостью. Он не поддержал, например, аннексию Крыма или интервенцию на Донбассе, он не осудил однозначно Майдан, то он подмигивал Европе (выпуская политзаключенных), то Кремлю. Однако его воспринимали как диктатора и не приглашали в европейские столицы, хотя его это мало волновало. Он подчеркивал, что Беларусь стабильна и безопасна, доходы бюджета растут, производство растет, уровень жизни растет, и вообще все супер. Милиция или армия не стреляют в граждан, как в Киеве. А белорусы любят мир любой ценой. Пусть даже Лукашенко будет править вечно.

И тот факт, что он организовал мирные переговоры по проблеме Донбасса, что он принимал ведущих европейских политиков, что Минск попал на первые полосы газет, на этот раз в положительном контексте, позволил ему вернуться в европейскую политику, ему снова подают руку. В конце концов, что он за диктатор по сравнению с Эрдоганом, который посадил десятки тысяч людей в тюрьмы? Никто уже не называет его диктатором. Так где же диктатура? Это чистая демократия, иронизирует Вильчак.

Между тем, секрет белорусского экономического успеха заключается, главным образом, в том, что Москва продавала Минску дешевую нефть, а нефтеперерабатывающие заводы перерабатывали ее и продавали продукты переработки на Запад по европейским ценам. Дешевый российский газ позволял снизить затраты на химическое производство, в частности, минеральные удобрения, также реализуемые за рубежом. Цены для индивидуальных потребителей не возрастали, что давало ощущение стабильности.

Теперь же, совершенно неожиданно, существующие отношения перестали устраивать Путина. Он объявил об окончании эпохи дешевых энергоносителей, нефти и газа, потребовал быстрой интеграции, провести которую Лукашенко обязался, подписав в 1999 году документы при ярком свете софитов.

Но это было раньше. Сегодня Лукашенко возмущается угрозами, исходящими из Кремля, он говорит весьма самоуверенно и, угрожая в ответ, ставит условия, требует компенсации за возможные потери ВВП. В конце концов, в Беларуси есть российские базы и военная техника, и он также может поднять цены на аренду.

О готовности выполнить положения союзного договора 1999 года, более глубокой интеграции, единой валюте, судах или других институтах Лукашенко не вспоминает, так как сегодня такой вектор изменений его совсем не интересует. События в Украине заставили много о чем задуматься, и Лукашенко, очевидно, делает выводы. Чему-то в политике на протяжении многих лет он все-таки научился...

Почему Путин именно сейчас решил вплотную заняться отношениями с Беларусью? Возможно, это реакция на ситуацию в Украине, которая вышла из всех совместных организаций, и даже расторгла договор о дружбе и сотрудничестве с Россией. И на позицию белорусского президента. Ведь если интеграция состоится, Лукашенко не сможет дальше демонстрировать свою позицию в отношении аннексии Крыма, так как будет вынужден придерживаться той же линии, что и Кремль. Порошенко стоит лишить даже такой поддержки.

В споре с Москвой у Лукашенко мало возможностей для маневра

Отделение Украинской православной церкви от Москвы также очень болезненно восприняли в Кремле. Украина открыла новый путь к независимости. А если Беларусь попробует то же самое? Это не только финансовые потери для Москвы, но и унижение. Путин не может этого допустить. Попытается ли он предотвратить это с помощью интеграции? Решится ли применить силу против Лукашенко – не столько военную, сколько экономическую? Скорее всего, созданная рабочая группа предотвратит драматические события, и отношения вернутся в свою колею, считает Вильчак.

Кремль выставляет счет Беларуси

В споре с Москвой у Александра Лукашенко мало возможностей для маневра. За 20 лет он полностью сделал страну зависимой от российского соседа, пишет Руслан Шошин в газете Rzeczpospolita.

В первой половине 2018 года Беларусь импортировала из России 9 млн тонн сырой нефти по цене $377 за тонну (чуть более $50 за баррель). В тот же период средняя цена российской нефти Urals на мировом рынке составляла до $68,8 за баррель. Беларусь закупает у России около 18 млн тонн сырья в год, без уплаты каких-либо пошлин. Для внутренних нужд потребляется всего около 6 млн тонн, остальная часть в виде готовой продукции (мазут, дизельное топливо, бензин) идет на экспорт, в основном – в ЕС.

Собственную нефть (Беларусь добывает около 1,6 млн тонн в год) Минск полностью экспортирует на Запад, в этом году ее цена составила $487 за тонну. От российской нефти зависит судьба не только двух белорусских НПЗ (в Мозыре и Новополоцке), но и всей экономики страны. Экспорт топлива, произведенного из дешевого российского сырья, является основной и наиболее важной статьей белорусского экспорта.

Проблема Беларуси в том, что бюджет 2019 года уже принят, но потери из-за так называемого российского налогового маневра в нем не учтены. Лукашенко уже дал правительству распоряжение "затянуть пояс". В Минске не скрывают, что бюджетного секвестра будет трудно избежать.

"Российский так называемый налоговый маневр означает, что Беларусь в итоге будет покупать российскую нефть по мировым ценам. Если так случится, то в 2024 году белорусы будут платить за топливо так же, как, например, поляки. Власть в Минске рассчитывает на компромисс с Москвой и не рассматривает других вариантов", – говорит в комментарии газете Rzeczpospolita белорусский экономист, который сохраняет анонимность.

Сложно представить польские цены на топливо в Беларуси, где средняя заработная плата по стране составляет всего 1600 злотых (около 11800 грн), замечает Шошин. В настоящее время белорусы за литр бензина E95 платят около 1,5 руб. (около 19,30 грн), за литр солярки – 1,6 руб. (около 20,50 грн), газа – 0,8 руб. (около 10,30 грн).

Поддержка Россией Беларуси в виде дешевого сырья, кредитов и многочисленных явных и неявных дотаций на протяжении последних 20 лет уже превысила $100 млрд

О зависимости Беларуси от российского сырья Путин напомнил Лукашенко в начале декабря в Санкт-Петербурге во время саммита Евразийского союза. Тогда президент России в присутствии телекамер заявил, что без интеграции с Россией Беларусь платила бы не $127 за тысячу кубометров газа, а $200. Немцы платят $250, заявил Путин, на что Александр Лукашенко ответил, что Берлин не является главным стратегическим партнером Минска. К счастью или к сожалению, – добавил он. Путин дипломатично оборвал эту полемику и предложил продолжить дискуссию за закрытыми дверями.

По существующим оценкам, поддержка Россией Беларуси в виде дешевого сырья, кредитов и многочисленных явных и неявных дотаций на протяжении последних 20 лет уже превысила $100 млрд. Важным является тот факт, что более 80% белорусских производителей напрямую зависят от российского рынка.

"Белорусская экономика похожа на карточный домик: она может очень быстро развалиться, если в Минске не начнут системных реформ. Власть должна решиться на приватизацию и допустить для участия в ней западных инвесторов", – говорит газете Rzeczpospolita известный белорусский экономист Ярослав Романчук.

Другие белорусские экономисты утверждают, что, в крайнем случае, Александр Лукашенко может использовать деньги из так называемого президентского фонда. На протяжении многих лет в нем аккумулировались средства, в том числе, за счет профицита бюджета. Проблема в том, что никто в Беларуси не знает, насколько велик президентский фонд, лишь немногие из наиболее доверенных людей имеют о нем полное представление. Время от времени белорусские государственные СМИ передают, что средства этого фонда Лукашенко использует, например, для спасения обанкротившихся предприятий. Но хватит ли его, чтобы спасти государство? – ставит скорее риторический вопрос Шошин.

Президент одной из компаний, инвестирующих в Беларуси, в интервью газете Rzeczpospolita признает, что последние предложения Москвы уже охладили инвестиционную привлекательность Минска. "Любое подобное политическое беспокойство неблагоприятно для Беларуси. Остается только надеяться, что дальнейшая интеграция Беларуси с Россией не повлияет на бизнес, – говорит он. Нынешний климат для иностранных предпринимателей в Беларуси он считает образцовым. – С Россией это даже нельзя сравнивать", – утверждает он.

В данное время более 400 польских предприятий уже инвестировали в Беларусь. Среди них в основном средние и малые компании. Инвестировать в Беларусь они решились благодаря либеральным принципам, а также из-за близости и емкости этого рынка, отсутствия языковых трудностей. Но свои заводы за Бугом имеют также крупные польские компании, такие как Atlas, купивший белорусский "Тайфун", Decora, Śnieżka, Inco Food или Trasko-Inwest.

Только в первой половине 2018 года польские инвестиции в Беларусь достигли $11 млн. В общей же сложности польские инвестиции в эту страну достигают полумиллиарда долларов. А в списке крупнейших инвесторов в Беларуси Польша входит в первую десятку.

В некоторых кругах Москвы бродит идея превращения Беларуси в часть Российской Федерации

Для польских компаний, решившихся на бизнес в Беларуси, важными являются не только рабочая сила, которая значительно дешевле, чем в Польше, и хорошо функционирующие специальные экономические зоны, но также близость российского рынка и факт таможенного союза с государствами СНГ. Это, в свою очередь, позволяет осуществлять дешевый импорт сырья и беспошлинный экспорт в Россию. Имеет значение и то, что Беларусь является эффективным логистическим центром.

Инвестировать в Беларуси и участвовать в приватизации белорусских компаний призывал польские фирмы два года назад Матеуш Моравецкий, в то время вице-премьер. Тогда упоминались такие отрасли как косметика, машиностроение, переработка нефти и строительство.

Белорусский оплот

Президент Лукашенко стал препятствием для великорусского имперского проекта и, таким образом, стал целью экономической войны, пишет Хуберт Козел в колонке газеты Rzeczpospolita.

Кратчайший маршрут из Киева в Вильнюс проходит через Минск. Все инициативы, объединяющие государства бывшей Речи Посполитой, несовершенны без Беларуси. Она может легко стать выдающимся российским клином, пересекающим пространство Междуморья, нацеленным на Варшаву и окружающим Украину с севера.

В некоторых кругах Москвы бродит идея превращения Беларуси в часть Российской Федерации. Этот сценарий, конечно, противоречит видению президента Беларуси Александра Лукашенко, который время от времени делает жесты, демонстрирующие, что он может позволить себе независимость. То он приглашает к себе европейских дипломатов, то не признает зависимые от России республики типа Южной Осетии, то играет роль посредника в российско-украинском конфликте. Однако эту стратегию реализовать ему все труднее.

Экономическое давление России на Беларусь растет. Москва заявляет, что она больше не хочет субсидировать своего соседа и особенно не скрывает своих намерений взять под контроль ключевые сферы белорусской экономики. Кто сказал, что в наши дни агрессия должна быть исключительно военной? Экономическая война может быть гораздо более эффективной. Особенно, если она принимает форму тихого вторжения. Команда Путина должна это прекрасно понимать, особенно после опыта, полученного в Украине.

Парадоксом является то, что в Беларуси, стране, называемой "последней диктатурой в Европе", многие польские предприниматели работают довольно свободно. Некоторые из них ценят условия ведения бизнеса там больше, чем в России или в Украине. Можно предвидеть, что в Беларуси, колонизированной Россией в экономическом отношении, эти условия изменятся. Инвесторы из Польши и других стран Европейского Союза могут оказаться в худшем положении, чем российский капитал.

"Александр Лукашенко рано или поздно скажет, что у него не было выбора, кроме как принять условия "братской России"

Станислав Шушкевич

Есть много негативных отзывов о команде Александра Лукашенко. За последние четверть века в Польше были написаны тысячи страниц публицистики, осуждающих белорусского лидера. Его критиковали за авторитарное правление, нарушение прав человека и конфликт с организациями польского меньшинства. Тем не менее, нарушения прав человека со стороны Лукашенко бледнеют в сравнении с путинскими "достижениями", а Беларусь не участвовала ни в одной войне. Лукашенко никогда не хотел участвовать в агрессивных действиях России, он хотел сохранить свое "удельное княжество". Именно поэтому белорусский президент становится все большим препятствием для имперских планов Кремля. Интересно, что среди простых россиян он очень популярен. Некоторые из них признают, что хотели бы жить в Беларуси, зарабатывая столько же денег, сколько в России.

"В наших стратегических интересах, чтобы "последний диктатор Европы" удерживал Москву как можно дольше", – подчеркивает Козел.

Сохранить власть любой ценой

"Лучшим механизмом для поглощения Беларуси Россией является именно то, что Александр Лукашенко хочет сохранить власть любой ценой. Шаг за шагом Беларусь может стать частью России. Все будет зависеть от того, есть ли у белорусского президента какие-либо механизмы противостояния России. Он должен защищаться самостоятельно. У Европейского Союза сегодня нет механизмов влияния на Россию, чтобы она не поглощала Беларусь", – пишет эксперт по международным делам доктор Павел Коваль, бывший заместитель главы польского министерства иностранных дел.

"Угроза независимости Беларуси постоянно растет. Только Россия может разрушить наш суверенитет, – говорит Станислав Шушкевич. – Путин однажды сказал, что распад СССР был величайшей геополитической катастрофой ХХ века. Медведев говорил о единой валюте, но что-то подобное трудно представить в цивилизованном мире. Польский злотый защищает польская конституция, а в Беларуси ничего подобного нет. Общая валюта с Россией означает подчинение российскому банку. Шаг за шагом мы теряем независимость.

Александр Лукашенко рано или поздно скажет, что у него не было выбора, кроме как принять условия "братской России", – продолжает Шушкевич. – Лукашенко сделает все, чтобы сохранить власть, и он останется губернатором только для того, чтобы иметь власть".

Перевел Богдан Олексюк

21
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2019.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.