Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Мюнхенские разногласия. Почему США и Европа не понимают друг друга

Мюнхенские разногласия. Почему США и Европа не понимают друг друга

Нежелание Европы платить за безопасность подрывает атлантизм больше, чем её недоверие к Вашингтону

31

Когда вице-президент США Майк Пенс, выступая на Мюнхенской конференции по безопасности, взял паузу, чтобы дождаться аплодисментов после слов "Я передаю приветствие 45-го президента Соединённых Штатов Америки Дональда Трампа", ответом ему была гробовая тишина. Ни единого хлопка. Спустя пять секунд, которые в подобной ситуации могут показаться вечностью, Пенс продолжил свою речь. Это было самой красноречивой иллюстрацией пропасти, наметившейся внутри союзников по обе стороны Атлантики. Или, если воспользоваться термином авторитетной Financial Times, демонстрацией "истощившегося атлантизма".

Доводы Пенса

Майка Пенса не назовёшь выдающимся дипломатом, поскольку выдающиеся дипломаты не заканчивают речь, адресованную своим союзникам, словами "Боже, благослови Соединённые Штаты Америки!" Как выразилась Аманда Слоат, старший научный сотрудник исследовательского центра Брукингского института: "Это больше похоже на то, как если бы он выступал на митинге сторонников Трампа, а не перед трансатлантистами в Европе". Однако, в сущности, Пенс говорил абсолютно здравые вещи.   

Если оставить за скобками некоторое бахвальство по поводу американского лидерства, то вот основные положения его выступления.

Соединённые Штаты обеспечивают безопасность Европы, поскольку сильная экономика позволяет больше тратить на армию и вооружение. Увеличить расходы на оборону должны и союзники. "США ожидают, что каждый член НАТО разработает план по повышению расходов до 2%, — заявил Пенс, — и 20% из этого будут направляться на закупки (вооружений. — Фокус)".

Вашингтон занял жёсткую позицию в отношении "Северного потока – 2" и надеется на такой же подход со стороны европейских партнёров.

"Мы не сможем защитить Запад, если союзники зависят от закупки вооружений на Востоке" — ещё один тезис Пенса с конкретным адресатом, Турцией, намеревающейся приобрести российские ракетные комплексы С-400.  

Иранская тема в исполнении американского вице-президента звучала так: "Настало время стать нашими союзниками, чтобы побороть Иран, действовать вместе, оказывать политическое и экономическое давление, чтобы наступили безопасность и свобода, которые эти люди заслужили".

Претензия Европы на оборонную самостоятельность ставит её в положение пубертатника: ему хочется быть взрослым, но даже на покупку пары носков приходится клянчить деньги у родителей

Венесуэла. Хуана Гуайдо всем следует признать по примеру Вашингтона легитимным правителем. Поскольку "мы все должны поддержать стремление народа Венесуэлы к свободе и демократии".

Россия. Она нарушила договор по нераспространению ракет средней и малой дальности, произвела "силовое изменение" границ Украины. Отравила Скрипалей в Лондоне. И Трамп за это пытается привлечь Москву к ответственности.

Менторский тон, конечно, может раздражать, но Пенс не сказал ничего, что можно было бы трактовать исключительно как реализацию девиза Трампа "Америка прежде всего". Однако большинство немецких изданий сделали акцент именно на противопоставлении "эгоистичной" позиции Вашингтона, озвученной им, и проповедью многовекторности, с которой выступила Ангела Меркель.  

"Троянский конь" мультилатерализма

Речь канцлера Германии, удостоенную бурных аплодисментов, большинство немецких СМИ преподнесли как её политическое завещание. А заявленный мультилатерализм (организация международных внешнеэкономических отношений, позволяющих каждой стране пользоваться привилегиями в отношениях со всеми партнёрами) — как направление, сторонники которого, по мнению еженедельника Die Zeit, "вновь решительно взяли инициативу в свои руки". Однако в такой позиции можно увидеть и известное лукавство. Особенно там, где дело касается взаимоотношений с Москвой. Даже в Берлине нашлись издания, заявившие, что госпожа канцлер нарушает принципы, за которые ратует. "Германия железной хваткой держится за проект прокладки газопровода в Балтийском море, хотя против него выступают американцы, восточные европейцы и Франция", — написала Die Welt.

Канцлер Германии — фигура знаковая для европейской и мировой политики. И её речь проливает свет на существенные расхождения в подходах к безо­пасности в Европе и США. В то время как Вашингтон считает, что тех, кто угрожает благополучию его и его партнёров, нужно "принуждать к миру", Берлин — признанный европейский лидер — полагает, что с ними следует договариваться. Из первого вытекает и второе явное разногласие. Принуждение к миру предполагает наличие весомых аргументов в виде мощного оружия, способного сдержать пыл потенциального агрессора. И если оппонент начнёт платить той же монетой, в Белом доме не видят в этом ничего страшного.

Трамп в течение 2017 года не уставал повторять: "Пусть будет гонка вооружений… Мы обгоним их на любом направлении и выдержим дольше, чем они". Отсюда призыв Трампа, в очередной раз ретранслированный Пенсом, увеличить траты на оборону до 2% от ВВП. Гонка так гонка. В Старом Свете с этим вроде как не особо и спорят, но и выполнять не торопятся. Ангела Меркель в своём выступлении сообщила, например, что в Германии "уже нарастили военные расходы с 1,18% до 1,30%, и это для нас значительно". Но, с другой стороны, если есть надежда договориться с потенциальным противником, тогда куда торопиться? А если договоришься, ещё ведь можно и получить выгоду от сотрудничества.

В Германии и во Франции большинство, 49% населения, видит главную угрозу именно в США. Что касается России, то её опасаются лишь 30% немцев и 40% французов

Россия и Иран — страны, с которыми Европа именно так пытается выстраивать отношения. Хотя прекрасно знает, что первая — агрессор, способный успешно вести гибридные войны. А второй и не думал сворачивать ядерную программу, продолжает испытания ракет, вызывая у тех же оптимистичных европейских лидеров постоянную изжогу беспокойства. Но бизнес на дешёвых энергоносителях оказывается важнее принципов.

На этом фоне довольно странно выглядят дискуссии о создании взамен НАТО какой-то новой, сугубо европейской структуры. Платить за безопасность Европа сегодня не готова. Поэтому претензия на оборонную самостоятельность ставит её в положение пубертатника: ему хочется быть взрослым, иметь право голоса, но даже на покупку пары носков приходится клянчить деньги у родителей.

То, что положение дел в сфере оборонной политики обстоит именно так, подтвердил и председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер. "Наша зависимость от военной силы США неотъемлемо связана с безопасностью Европы и Германии в ближайшей, среднесрочной и долгосрочной перспективе, — сказал он в интервью Berliner Morgenpost накануне форума. — Мы слепы, глухи и недееспособны без американских партнёров".

Это признание, впрочем, напоминает внешнеполитический реверанс. Для внутреннего пользования в европейских странах, судя по всему, задействуются иные аргументы — далеко не американоцентричные. Во всяком случае, об этом свидетельствуют данные опросов, опубликованные в почти 100-страничном докладе "Великий пазл: кто соберёт его кусочки", подготовленном в преддверии конференции. В соответствии с ними в Германии и Франции большинство, 49% населения, видит главную угрозу именно в США. Что касается России, то её опасаются лишь 30% немцев и 40% французов. Одно из двух: либо точки зрения политиков и народа по этому поводу разнятся, либо мнение политиков очень умело донесли до этого самого народа. Последнее кажется куда более вероятным.

Ядерный зонт Франции и "рак" внутри НАТО

Действия Вашингтона в качестве "мирового полицейского" раздражали Европу ещё во времена Шарля де Голля. Тот как-то заметил: "США пытаются утверждать, что не соглашаться с ними означает подрывать Атлантический союз и ставить под угрозу свободу Запада… Весь мир должен строиться в колонну по двое за дядей Сэмом". Как бы ни менялись глобальные политические расклады, неизменным остаётся одно: способность или неспособность Европы защитить саму себя. Особенно с учётом гонки вооружений, которая всегда её пугала.

Клаус Науманн, немецкий генерал в отставке, бывший начальник штаба вооружённых сил страны, считает, что ЕС стоит подумать о формировании собственного "европейского ядерного потенциала". При этом главная надежда здесь на Париж. Ещё в 2007 году, в год знаменитой мюнхенской речи Путина, президент Франции Николя Саркози предлагал Германии участие в их ядерной программе взамен на покрытие немцами части расходов. Однако тогда Ангела Меркель отказалась.

Сегодня часть авторитарной угрозы для НАТО исходит изнутри альянса от таких стран, как Венгрия и Польша

После завершения Брексита Франция остаётся единственной страной Евросоюза, обладающей ядерным оружием. Кроме того, у Франции — опять-таки единственной из стран ЕС — есть постоянное место в Совете Безопасности ООН. Всё это может привести к тому, что в будущем Париж станет играть в ЕС ведущую роль в сфере обороны и политики безопасности.

Тот же Ишингер полагает, что следует задуматься о "европеизации французского ядерного потенциала". Однако пока непонятно, каким образом может быть всё это организовано, чтобы под ядерным зонтиком Франции оказалась не только она сама, но и её партнёры. И второе — готовы ли другие страны внести свой вклад в это общеевропейское дело, зная, что ситуация — так же, как и в случае с НАТО и Вашингтоном, — будет описываться словами из "Скотного двора" Оруэлла: "Все животные равны, но некоторые равнее других"? В конце концов, говорит Ишингер, Европе придётся смириться с тем, что конечное решение о возможном применении ядерного оружия должно приниматься не Еврокомиссией, а президентом Франции. 

Однако всё это в значительной мере остаётся гаданием на кофейной гуще. Поэтому когда министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан высказался в том духе, что США, мол, не должны видеть в европейской армии конкурента НАТО, то получил довольно жёсткий ответ от американского сенатора-республиканца Линдси Грэма: "Меня, как и Дональда Трампа, интересуют результаты, и мне всё равно, как вы их достигнете". Пока что результатов нет. 

Ситуацию усугубляет тот факт, что нынешние проблемы альянса отличаются от тех, что были связаны с кризисами в минувшем столетии — например, Суэцким в 1956-м или спровоцированным размещением "Першингов" в 1980-м. Так считают Николас Бернс и Дуглас Льют, бывшие представители США в НАТО, авторы недавно подготовленного доклада "НАТО в 70: Союз в кризисе". На этот раз, говорят они, проблема в основном внутренняя.

  • Читайте также: Украинский интерес. Как мюнхенская конференция стала "Давосом по безопасности"
    • ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОСЛЕ РЕКЛАМЫ

      "В 1949 году стало ясно, что существуют демократическая часть Европы и авторитарная часть Европы", — сказал Бернс в интервью. НАТО было создано для защиты демократических наций. Такое же разделение существует сегодня, только теперь часть авторитарной угрозы исходит изнутри альянса от таких стран, как Венгрия и Польша.

      Двое бывших дипломатов предложили наказать правительства стран НАТО, которые отклоняются от демократического пути. Но при этом их оптимизм всё равно оставлял желать лучшего. "Это рак", — сказал Бернс. Едва ли ошибаясь в диагнозе.

      4
      Делятся
      Show
      Загрузка...
      Подписка на фокус
      Погода

      ФОКУС, 2008 – 2019.
      Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов сайта необходимо указать гиперссылку на новость или статью, размещенную на этом ресурсе. Гиперссылка должна находиться внутри текста, не ниже третьего абзаца.

      Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

      Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

      Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

      Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке", "Ситуация" публикуются на коммерческой основе.