Лучший Китай. Как Тайвань использует борьбу с Covid-19, чтобы вернуть влияние в мире

Непризнанное государство делает щедрые пожертвования западным странам, делится собственным опытом борьбы с коронавирусом и разоблачает интриги Китая в ВОЗ. Как Тайвань пытается вернуть себе влияние на международной арене, рассказывается в колонке на сайте влиятельного издания об Азиатско-Тихоокеанском регионе The Diplomat

Пандемия коронавируса привела не только к глобальным изменениям в сфере здравоохранения, но и внесла некоторые коррективы в мировую политику. Одним из последствий пандемии Covid-19 стало усиление непризнанного Тайваня на международной арене. Это государство не только одним из первых подняло тревогу в связи со вспышкой коронавируса в Ухане и указало на распространение Китаем недостоверной информации, но и активно помогало бороться с пандемией многим странам мира.

В качестве примера успеха авторы статьи приводят недавнее заявление председателя Европейской комиссии Урсулы фон дер Ляйен. Высокопоставленная европейская чиновница напрямую обратилась к Тайваню и поблагодарила за щедрую помощь в борьбе с пандемией COVID-19. Они подчеркивают, что ЕС всегда был привержен "политике единого Китая", на которой настаивают в Пекине и которая не признает независимость Тайваня.

"Щедрая помощь Тайваня западным странам и его эффективное сдерживание распространения вируса внутри страны, привлекли внимание к острову", – говорится в статье.

Правда, не у всех действия Тайваня вызвали положительную реакцию. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) обвинила Тайвань в расистских атаках на главу ВОЗ Тедроса Адханома Гебреесуса. В ответ Тайвань обвинил ВОЗ в предвзятости, а также игнорировании со стороны специализированного учреждения ООН важных наработок страны в области борьбы с коронавирусом.

Стоит подчеркнуть, что скандал разразился после того, как ряд политиков из разных стран мира высказались в пользу участия Тайваня в работе ВОЗ. В статье The Diplomat рассказывается, как глава организации Тедрос Адханом Гебреесус последовательно защищал реакцию Китая на вспышку заболевания и игнорировал предупреждения и передовые методы, которыми делился Тайвань. Такое поведение вызвало резкую критику со стороны мировых лидеров, одним из которых стал президент США Дональд Трамп. Он выразил сомнения по поводу эффективности работы ВОЗ в рамках пандемии, а позже заявил, что США приостанавливают финансирование организации.

"Тайвань поддерживает своих зарубежных партнеров в их стремлении укрепить системы здравоохранения. Недавняя помощь западным странам в виде товаров медицинского назначения является крайне необходимым ответом на глобальный кризис", – говорится в статье, в которой отмечается, что поведение Тайваня необходимо рассматривать в свете его последовательной политики в сфере мирового здравоохранения.

Тайваньская "прагматическая дипломатия", представленная в конце 1980-х годов, привела к резкому увеличению объема помощи, предоставляемой страной за рубеж. При этом наибольшая доля расходов приходилась именно на проекты в области медицины. Одним из ярких примеров такой дипломатии стала помощь Тайваня африканской стране Сан-Томе и Принсипи, которая боролась с проблемой малярии. Группа тайваньских эпидемиологов помогла снизить заболеваемость с 50% в 2003 году до 1,01% в 2015 году. Несмотря на это, в 2016 году Сан-Томе и Принсипи разорвало дипломатические отношения с Тайванем и признало Пекин "единственным законным китайским правительством".

Тайвань делился и медицинскими технологиями, чтобы помогать своим немногочисленным союзникам. В Парагвае Тайваньский фонд международного сотрудничества и развития поддержал систему цифрового здравоохранения и провел обучение медицинских сотрудников. Оказывается помощь и тем странам, с которыми у острова нет дипломатических связей. Например, Тайвань помогал бороться с ВИЧ, туберкулезом и повышенным давлением в Южной Африке и Малави. И хотя программа была признана успешной, это не привело к изменению дипломатического статуса с двумя африканскими странами.

"Это сотрудничество показало, что Тайвань перешел к другой модели оказания помощи, сосредоточившись не на взаимодействии с государствами, а на непосредственной помощи людям и обществу", — говорится в публикации. При этом гражданские организации Тайваня открыто сотрудничают с Государственным департаментом США и агентством ООН по делам беженцев.

В статье отмечается, что Китай также занимается финансированием многих развивающихся стран, в том числе в сфере здравоохранения, но такое кредитование позволяет забирать в качестве залогового имущества контроль над природными ресурсами, как это случилось, например, в Эквадоре. Долг этой страны перед Китаем составляет 38,7% ВВП страны и теперь до 90% экспорта сырой нефти направляется в Пекин.

"Растущее присутствие Китая в родной для главы ВОЗ Эфиопии также заслуживает внимания", – пишут эксперты.

Китай расширяет свое экономическое присутствие в Эфиопии, но поскольку долги страны продолжают расти, Пекин начал проявлять интерес к неиспользованным минеральным и газовым месторождениям страны. В свою очередь, Эфиопия за счет китайского финансирования развивает свою критически важную инфраструктуру, в том числе в области здравоохранения.

Коммунистическому правительству в этом деле помогают и крупные корпорации, такие как Alibaba, которые финансируют значительную долю медицинской помощи другим странам на фоне обвинений в низком качестве коммерческого экспорта медицинского оборудования и средств защиты.

"Сотрудничество в целях развития и гуманитарная помощь не являются проявлениями политического альтруизма. Это максимально политизированные виды деятельности, которые приносят политические выгоды странам-донорам, независимо от подхода к сотрудничеству. При моделе, ориентированном на государство, все упирается в политические последствия политически мотивированных сделок. Но Тайвань, приняв ориентированный на людей подход, эффективно занял нишу, в значительной степени игнорируемой Китаем", – подытожили авторы.