Рокировка по-кремлевски. Кому выгодно затягивание протестов в Беларуси и чем они закончатся

Какую стратегию выбрал Кремль по отношению к Беларуси, и есть ли еще у белорусских протестующих шанс свергнуть авторитарную власть. Ключевым фактором в этой ситуации является время.

Авторитарное правительство президента Беларуси Александра Лукашенко усилило репрессии против оппозиции, поскольку протесты продолжают вспыхивать по всей стране после фальсификации президентских выборов. Иностранные журналисты были массово выдворены, а сам президент, похоже, все больше склоняется в сторону России. В свою очередь, Владимир Путин оказывает все более сильную поддержку своему коллеге-автократу, подбадривая Лукашенко на более жесткие действия, даже когда десятки тысяч протестующих скандируют "Трибунал!" под его резиденцией. Но Лукашенко, возможно, не правильно понимает, насколько далеко готов зайти Путин, и кому было направлено его послание. Об этом пишет Foreign Policy.

Третье воскресенье подряд Минск был переполнен протестующими с красно-белыми национальными флагами. Огромная численность защитила самих протестующих от широкомасштабного насилия и дала понять, что Лукашенко не сможет просто все пересидеть. В это же время, вторую неделю подряд Лукашенко можно было увидеть с оружием в руках и форме спецназа.

Когда протестующих были единицы, силы безопасности уверенно применяли силу. Например, когда около 100 протестующих пытались скрыться в католическом Костеле Святого Симеона и Святой Елены, силы безопасности быстро забаррикадировали двери и заперли всех внутри. Несколькими днями ранее, сразу после протестов на выходных, католическому архиепископу-митрополиту Тадеушу Кондрусевичу запретили возвращаться в страну после поездки в соседнюю Польшу.

"Запрет для лидера католической церкви в Беларуси (гражданина Беларуси, что делает его изгнание неконституционным) напоминает организованное подавление религии коммунистическими властями. Это также неизбежно разбивает все надежды белорусских церквей, одной из немногих драгоценных сил, независимых от государства, действующих в качестве потенциальных посредников между правительством и оппозицией", – говорится в статье.

Ранее на этой неделе были задержаны лидеры оппозиции, такие как член президиума Координационного совета белорусской оппозиции Сергей Дылевский и помощницу кандидата от оппозиции Светланы Тихановской Ольгу Ковалькову. Лауреат Нобелевской премии по литературе 2015 года Светлана Алексиевич была демонстративно вызвана в Следственный комитет для дачи показаний, что продлилось всего 15 минут.

"Судьба Беларуси, которая имеет полностью открытые границы и соседствует с Россией, является одним из основных интересов Москвы. Насколько далеко Кремль будет готов зайти, чтобы вмешаться от имени Лукашенко, с которым у Путина острые личные отношения, было открытым вопросом в течение первых двух недель политического кризиса", – отмечает автор.

Но заявление Путина о создании резервных полицейских сил, которые будут на связи, если власти в Минске когда-нибудь обратятся за помощью, было решающим, хотя и не сколько двусмысленным заявлением о позиции Москвы, подчеркивает FP. Путин заявил, что еще не пришло время для отправки такой помощи и что это будет сделано только в случае, если "экстремистские элементы" – явный намек на протесты украинского Майдана 2014 года – начнут нарушать порядок. Москва также продемонстрировала свою готовность оказать помощь, направив своих специалистов для управления белорусскими пропагандистскими каналами. Это произошло после того, как некоторые работники СМИ перешли на сторону оппозиции и покинули каналы. Возможно, это заявление было сделано для того, чтобы публично показать, что Лукашенко со всеми требованиями Москвы, а также будет более сговорчивым в будущем.

"Тем не менее, относительная двусмысленность комментариев Путина заставила наблюдателей за Россией разобраться в том, каковы были его настоящие намерения – в чем был смысл. Глубокая непопулярность режима Лукашенко делает перспективу его поддержки, вопреки воли непокорного большинства, сопряженной с риском и дорогостоящим предприятием. Симпатия к России у протестующих в Минске с каждым днем ослабевает. Возможно, Кремль остановился на мысли о том, что Лукашенко это нужно больше, чем России", – подчеркивает автор.

Было ли это открытым заявлением о готовности Москвы поддержать Лукашенко, или это была неявная гарантия белорусским протестующим, что интервенция не состоится, если протесты останутся мирными и управляемыми? Российское население, которое может быть не в восторге от того, что их детям приказывают стрелять в русскоязычных православных славян в Беларуси, должны быть надлежащим образом подготовлено Кремлем к вторжению, отмечается в статье.

Европейский Союз и США заняли сдержанный подход к белорусскому политическому кризису (за исключением энергичных усилий соседней Литвы), а скудность проевропейских лозунгов и флагов ЕС на улицах Минска указывает на малые шансы, что какой-либо преемник Лукашенко поведет страну по четкому антимосковскому пути.

"Большинство белорусского населения больше измучено унижениями 26-летней автократии и, неявно, отсутствием прогресса в развитии нации в каком-либо направлении, чем своим геополитическом положении. Российское население в целом будет еще меньше воодушевлено перспективой прямого вмешательства в Беларусь, чем это было в Украине, когда долгая война измотала общественность, несмотря на энтузиазм по поводу захвата Крыма. Кремль возможно, прощупывал мнение населения России с помощью заявлений Путина", – пишет автор.

Также отмечается, что ресурсы Москвы были истощены пандемией COVID-19, что в сочетании с катастрофическим падением мировых цен на газ и нефть, европейскими санкциями и неопределенностью с президентскими выборами в США. Тратить ресурсы на популярного Лукашенко и понести репутационные издержки, связанные с этим, определенно не является первоочередной задачей для России, пишет FP.

"Обеспечение упорядоченного перехода в Минске к прагматичной и приемлемой фигуре оппозиции, которая не станет радикально менять существующие договоренности, является наилучшим возможным выходом для Москвы. Поскольку белорусская экономика начала разваливаться, белорусский рубль неумолимо падает на валютных рынках, а технологические компании уходят из Минска, премьер-министр РФ и Беларуси объявили о начале переговоров по рефинансированию долга Минска. Дисциплинированное мирное поведение протестующих говорит об их широко распространенном понимании того, что такая тактика необходима для успокоения Кремля. Рабочие со дня на день перейдут на их сторону, считают протестующие, и режим быстро рухнет", – отмечается в статье.

В любом случае становится все очевиднее, что время явно не на стороне белорусских протестующих, пишет автор. Меры по экономии времени – главный аргумент Лукашенко. Чем дольше будет продолжаться противостояние между Лукашенко и оппозицией, удерживающей улицы во всех городах Беларуси, тем больше вероятность того, что будущее нации будет решаться в Москве, а не в Минске.