Земельная мощь. Как олигархи-аграрии прошлого влияли на политическую жизнь Украины

2019-02-24 12:00:00

2482 37
Земельная мощь. Как олигархи-аграрии прошлого влияли на политическую жизнь Украины

Фото: Getty Images, Ростислав Камеристов

Тот, кто владел гривней, злотым, рублем и червонцем, издавна в той или иной мере определял государственную политику в нашей стране. Сегодня речь пойдет об украинских богачах-сельскохозяйственниках, чье слово было весомым, а иногда — решающим для Украины

Предвыборные обещания многих кандидатов в президенты Украины пестрят популистскими лозунгами в стиле "покончу с олигархами!" и "разберусь с монополистами!" Меж тем тот, кто владел гривней, злотым, рублем и червонцем, издавна в той или иной мере определял государственную политику в нашей стране. Сегодня речь пойдет об украинских богачах-сельскохозяйственниках, чье слово было весомым, а иногда — решающим для Украины. Сколотив огромные состояния на аграрном бизнесе, они финансировали другие отрасли, избирались в правящие и судебные органы власти, а также были дипломатами.

Юрий Немирич. Серый кардинал Гетманщины

1612–1659 гг.

Он был одним из самых образованных людей своего времени. Магистр права Сорбонны Юрий Немирич занимался вопросом сравнения правовых систем Речи Посполитой и Московского царства. Стажировался в университетах Англии, Франции, а также Амстердама. Фундатор Арианского университета в Кисилине и второй земельный магнат после Яремы Вишневецкого в Украине по состоянию на 1640 год. Во владении Юрия Немирича находилось 12 городов и 75 сел.

При таком капитале аграрный вельможа был еще и сильнейшей политической фигурой в стране. Примечательно, что долгое время Немирич не поддерживал военную кампанию Богдана Хмельницкого против Польши и даже в 1649 году выступил со своими военными подразделениями против казачьего войска. Противостояние закончилось победой казаков и Зборовским договором, по которому за Украиной закрепилась автономия. В целом Немирич вообще не хотел вой­ны. Он свято верил в то, что Речь Посполитая может стать лояльной к казачеству без лишней крови, нужно лишь найти компромисс. Однако позже магнат понял, что переоценил благородство Сейма. Так что в 1655-м, за два года до смерти Хмельницкого, стал одним из самых близких соратников гетмана. Более того, сумел перетянуть на сторону казачества многих влиятельных шляхтичей.

Как человек блестящих дипломатических качеств, Немирич запомнился проведением переговоров, повлекших за собой международное признание независимости Украины со стороны Шведского королевства по Корсунскому договору 1657 года — именно его подпись стоит здесь, а также договорился с венгерским князем Юрием ІІ Ракочим, в результате чего венгры стали союзниками казаков в походе против Польши. Богдан Хмельницкий незадолго до смерти наградил Немирича за дипломатические заслуги огромной суммой.

После кончины Хмельницкого, понимая, что гетманский сын Юрий долго не удержит булаву, Немирич становится главным писарем Ивана Выговского — фактического правителя Украинской державы. Параллельно Выговский подтверждает и удваивает владения Немирича в Украине.

Сам же магнат значится разработчиком проекта Гадяцкого договора 1659 года с Речью Посполитой, по которому создали Великое княжество Русское. Он даже возглавляет делегацию в Сейм для ратификации документа, но терпит фиаско, несмотря на поддержку польского короля — польский парламент выступил против. Начинается Руина, сопровождающаяся агрессией не только Польши, но и Московии. Немирич вынужден воевать. Вместе с Выговским он одерживает победу над московским вой­ском в битве под Конотопом. Но во время выступа промосковских сил под предводительством полковников Василия Золотаренко и Тимофея Цецюры Юрий Немирич погиб в Нежине от рук заговорщиков.

Богдан Ханенко. Сахарозаводчик. Банкир. Промышленник

1849–1917 гг.

Богдан Ханенко вместе с женой Варварой наиболее известен тем, что собрал уникальную коллекцию произведений искусства. Но в общественно-политической деятельности этот человек, как бы сказали теперь, "держал" Киев с конца 1890-х годов вплоть до Октябрьского переворота. Без него не принимались никакие важные для города, а также для развития промышленной и аграрной отраслей в Киевской губернии решения.

Богдан Ханенко участвовал в работе многочисленных коммерческих организаций и просветительских учреждений. Был главой Южно-Русского общества поощрения земледелия и сельской промышленности. Возглавлял "Земледельческий синдикат" и был главой правления Общества свекольно-сахарных и рафинадных заводов братьев Терещенко. Ханенко также входил в управления нескольких киевских банков, был выборным членом Государственного совета от промышленников.

Перед ним стояла задача не только удержать империю Терещенко (он был женат на дочери Николы Терещенко), но и приумножить ее состояние. Для этого он умело договаривался с государственными мужьями об установлении монополии в Киевской губернии на сахарный промысел, спирт и другие товары. Отметим, что свою систему взаимоотношений с властью Ханенко, как и подобает олигарху, выстроил путем уступок и компромиссов в менее конкурентных для него сферах. Но что касается его главного бизнеса, то здесь он был жестким бизнесменом.

Киевское правительство не могло не поддерживать Богдана Ивановича, ведь именно в его банках представители власти держали свои деньги. Ханенко продолжил и приумножил империю Терещенко, попутно дав зеленый свет среднему классу фермеров, который позже привел к власти Павла Скоропадского.

Федор Лизогуб. Премьер-министр переломных времен

1851–1928 гг.

Федор Лизогуб, чьи огромные земельные владения располагались на Полтавщине и Черниговщине, дважды формировал правительство Украинской державы Павла Скоропадского. Именно на его плечи легли непопулярные, но очень нужные державе политические реформы. Лизогубу удалось, казалось бы, невозможное — вернуть себе помещичьи земли, ранее отобранные Центральной Радой.

В 1915–1917 годах служил советником наместника на Кавказе по вопросам внедрения в крае земской реформы, а при Временном правительстве работал начальником отдела в Министерстве внутренних дел. После Октябрьского переворота возвратился в Украину. В политических взглядах принадлежал к партии октябристов, которая на выборах в Учредительное собрание 1917 года передала свой электорат кадетам.

В самой Украине Федор Лизогуб с головой окунулся в политическую жизнь страны. В мае 1918-го стал премьер-министром Украинской державы Павла Скоропадского. Приоритетной задачей правительства Лизогуба стало проведение аграрной реформы. Его фраза "Наш лозунг — работа, а не политика" в интервью берлинской газете Berliner Tageblatt сейчас, наверное, звучала бы как "Мы реформаторы — они популисты".

Заседания Совета министров проходили каждый день, кроме воскресенья. Журналы заседаний свидетельствуют, что дебаты нередко затягивались до утра. В таком напряженном режиме Лизогуб работал все лето. Только в конце сентября частоту заседаний сократили до четырех в неделю.

С 20 мая по 20 октября обговорено и принято более 400 законов. Возможно, Федор Лизогуб понимал, что, подготавливая удобный для себя фундамент, можно не только защитить средних и крупных землевладельцев, но и приумножить их состояние. Работая с риском постоянной отставки (сам Скоропадский не очень был доволен премьером, упрекая того в медлительности проведения реформ), он все-таки сумел организовать слаженную работу членов Кабинета министров, функционирование правительственного аппарата, совершенствовал институт государственной службы, полностью изменил структуру местных администраций.

Федор Лизогуб остался патриотом до конца существования Второго Гетманата. После прихода республиканских сил Директории УНР он принципиально ушел из политики, не разделяя взглядов новой власти. И, оставив свои владения, выехал в Югославию.

Иосиф Потоцкий. Хозяин железной дороги, друг и враг Столыпина

1862–1922 гг.

Имея самые большие земельные владения на Волыни, этот олигарх отчаянно препятствовал аграрной реформе Петра Столыпина. Он, как никто другой, был заинтересован в том, чтобы быть полноправным хозяином своих угодий. Инициатива же Столыпина отдать полномочия крестьянской общине, которая будет на собраниях решать, как распоряжаться землей, с интересами Потоцкого, как и других земельных магнатов, никак не вязалась.

В Первой Государственной Думе депутаты, в числе которых был и Иосиф Потоцкий, объединились в Парламентскую группу западных окраин (Koło Krajowe Litwy i Rusi) и назвали себя сторонниками либерально-консервативного направления "краевой идеи". Столыпинская мысль о том, что в западных губерниях необходимо создать местное самоуправление, Потоцкому была близка. Несмотря на то что против этой инициативы выступали представители правых сил и сам Николай II, волынский магнат всячески содействовал Петру Столыпину в этом начинании.

Потоцкий вкладывал деньги в технический прогресс. "Ведь если действительно провести массовую механизацию зерновых угодий да правильно обустроить элеваторное хозяйство, потери хлеба при хранении сократятся в разы. Прибыток налицо!" — считал он. Но главная его заслуга заключается, пожалуй, в лоббировании строительства железной дороги на Волыни. Поскольку государство не выделило обещанных на это денег, Потоцкий взял дело в свои руки. Дружба со Столыпиным не была напрасной: благодаря связям в высших кругах, в 1908 году он победил в конкурсе проектов на строительство железной дороги Каменец-Подольский — Проскуров — Шепетовка, став председателем Общества Подольской железной дороги, а по факту — ее хозяином.

Иосиф Потоцкий был неординарным человеком. Например, он в числе первых европейцев достиг Голубого Нила и даже опубликовал несколько книг о своих путешествиях на Дальний Восток, Цейлон, в Индию и Африку. Много сделал для развития науки и книгоиздания, но, увы, уже не на родине. Как и большинству представителей украинской элиты, ему пришлось доживать свой век за границей, спасаясь от большевизма.

Михаил Терещенко. Отец офшоров

1886–1956 гг.

Наследник сельскохозяйственно-промышленной империи известного агрария и промышленника Николая Терещенко, Михаил с детства был обеспечен до конца своих дней и, казалось бы, мог не утруждать себя заботами. Но он подался изучать экономику в университетах Европы, мечтая создать у себя на родине систему, в которой все будет работать на прибыль четко и без особенного вмешательства.

Революция 1905 года разрушила эти планы. Грабили заводы, имения. Для защиты от народного бунта Терещенко нанял казаков, тем самым обзаведясь небольшой частной армией. Это помогло избежать больших убытков.

Во время Первой мировой вой­ны Михаил Терещенко активно помогал на передовой, был уполномоченным передового отряда Красного Креста на Юго-Западном фронте. Одна из его главных заслуг заключается в том, что с июля 1915-го Терещенко стал председателем Киевского военно-промышленного комитета и членом Особого совещания по обороне, благодаря чему успешно продолжился Брусиловский прорыв и Русская императорская армия одержала едва ли не единственную большую победу в Великой войне.

Он был противником монархии, ратуя за ее реформирование в сторону парламентаризма. Успел послужить на посту министра финансов, министра внутренних дел в правительстве Керенского. Когда возникли серьезные трудности с финансами, Терещенко получил кредит для Российской республики от международного сообщества банков под продолжение войны с Германией и окончательный ее разгром. Именно он подписал гарантийное обязательство России, так как честному слову Терещенко в мире банкиров верили.

Еще одна важная заслуга олигарха: 2 июля 1917 года Терещенко совместно с министром почты и телеграфа Ираклием Церетели провел успешные переговоры о разграничении полномочий Центральной Рады и Исполнительного комитета Киевской городской Думы. Таким образом, благодаря Терещенко, Временное правительство признало законодательные полномочия Центральной Рады.

После Октябрьского переворота его осудили и отправили в Петропавловскую крепость. Смерти избежал чудом: ему устроили побег, щедро подкупив Льва Троцкого.

Терещенко осел в Норвегии. Его донимали кредиторы, дававшие деньги России по подписанному им гарантийному обязательству, но как истинный потомок олигархов и сам олигарх в недалеком прошлом он сумел рассчитаться с долгами.

Благодаря Терещенко мир узнал, что такое офшоры. Накануне аншлюса он перевел все активы в Монако, показав Гитлеру большой кукиш вместо австрийских денег, создав тем самым первый в мире офшорный банк. После войны эти шиллинги пришлись весьма кстати.

Страстью богача были азартные игры — он умер за игорным столом в казино Монако в возрасте 70 лет.

Loading...