Часики тикают. Как благие намерения большевиков заложили в Нагорном Карабахе мину замедленного действия

Фото: Ростислав Камеристов

Конфликт в Нагорном Карабахе длится не одно столетие. Но в ­1920-х советская власть сделала всё, чтобы он стал неразрешим.

Военная операция Азербайджана в Нагорном Карабахе в сентябре-октябре нынешнего года, длившаяся 44 дня, закончилась. В регион вошла российская армия, конфликт поставлен на паузу.

Тем не менее каждая из сторон заявляет права на эту территорию, считая её своей. Армяне утверждают, что Карабах (или Арцах) как часть Армении упоминается с VI века до нашей эры в работах Плиния Старшего, Плутарха и Клавдия Птолемея. Азербайджанцы же возражают, что этот исторический район описан в источниках 1300-летней давности, а его название происходит от азербайджанских слов "гара" — черный и "бах" — сад.

По окончании русско-персидской войны, в 1813 году, Карабах оказался в составе Российской империи, но после октябрьского переворота ­1917-го приглянулся сразу нескольким странам.

Закавказская демократическая федеративная республика

Ситуация на Кавказе обострилась 6 января 1918 года, когда большевики принудительно распустили Всероссийское учредительное собрание под предлогом реванша "прислужников буржуазии". Произошло это так. Вечером, после первого заседания собрания, Ленин приказал запереть двери Таврического дворца, а у входа выставить караул с пулемётами и артиллерийскими орудиями. В результате делегаты, большинство из которых составляли эсеры, на собрание не попали, и 9 января ВЦИК опубликовал декрет о роспуске Учредительного собрания. Так в стране установилась диктатура большевиков.

В интересах большевиков было создать тер­ри­то­ри­аль­ное образование, в котором мирное со­существование народов возможно лишь при сильной вертикали власти, жёсткой руке

Делегаты от Кавказа с таким положением вещей мириться не захотели, поэтому Закавказский комиссариат созвал собственный сейм, куда вошли представители трех народностей: грузины, армяне, азербайджанцы. 22 апреля 1918 года они провозгласили Закавказскую демократическую федеративную республику. В её составе оказались земли бывшей Российской республики, в том числе Карабах.

Важно заметить, что ситуация в этом регионе не поддавалась контролю. Первая мировая война продолжалась. Турция отвоевала значительную часть территорий, потерянных в начале войны, и продолжала наступать. Она заявила претензии на две третьих территории Эриванской губернии, Ахалцихский и Ахалкалакский уезды Тифлисской губернии, а также объявила о взятии под контроль Закавказской железной дороги.

ПОД СОВЕТСКИМ КОНТРОЛЕМ. Вошедшая в Баку Красная армия, 1920 г.
ПОД СОВЕТСКИМ КОНТРОЛЕМ. Вошедшая в Баку Красная армия, 1920 г.

Спасая положение, Грузинский национальный совет обратился за помощью к Германии, которая охотно согласилась, поскольку еще в апреле ­1918-го подписала с Турцией секретное соглашение о разделе сфер влияния в Закавказье. Согласно ему Тифлисская и Кутаисская губернии должны были отойти к сфере влияния Германии. Поэтому её представители посоветовали Грузинскому национальному совету незамедлительно провозгласить независимость и официально просить Германию о покровительстве. Это предложение приняли 25 мая, а на следующий день Закавказский сейм объявил о самороспуске. Так ЗДФР распалась на три государства: Грузинскую Демократическую Республику, Азербайджанскую Демократическую Республику и де-факто Республику Армения. Одна проблема: точные границы между новыми государствами никто не проводил, а Османская империя продолжала наступать.

Моментом неопределенности воспользовались большевики. Именно в эти дни Александр Цюрупа (один из организаторов ­про­­дотрядов, автор концепции пятилеток) рекомендует Ленину отправить на Северный Кавказ Иосифа Сталина — идеолога национальной политики коммунистов. Ленин согласился.

Оговорка по Орджоникидзе

Завладеть Нагорным Карабахом и Занзегуром — районами со смешанным населением — Азербайджан пытался с мая ­1918-го. Ему помогала Турция, но в конце года она капитулировала в Первой мировой войне, а спустя несколько недель в Карабахе расположились азербайджанские гарнизоны и британская военная миссия. Статус региона должны были определить на Парижской мирной конференции, но не успели: в апреле 1920-го в Баку вошла Советская Россия — и независимый Азербайджан перестал существовать. Одновременно претензии на Карабах предъявила Армения. Начались столкновения, покуда в регион не вошла 11-я дивизия Красной армии. С тех пор Кавказ стал "красным", и вопрос "Чей Карабах?" принялись решать не народы Кавказа, а Ленин со товарищи.

Так чей же он?

— Конечно, ваш! — такое обещание большевики дадут и Армении, и Азербайджану.

В своей речи "Да здравствует Советская Армения!" Сталин заявит, что армянский вопрос решён в их пользу: "1 декабря Советский Азербайджан добровольно отказывается от спорных провинций и декларирует передачу Советской Армении Зангкезура, Нахичевани, Нагорного Карабаха". Но он скрывает, что в это же время в Петрограде готовятся заключить Московский договор о дружбе с Турцией, где Ленин пишет совсем другой сценарий Карабаху — в пользу Азербайджана.

ВЕРШИТЕЛИ СУДЕБ. Ленин и Сталин, разыгравшие ­карабахскую карту
ВЕРШИТЕЛИ СУДЕБ. Ленин и Сталин, разыгравшие ­карабахскую карту
ПО РУКАМ. Делегации Турции и РСФСР на подписании Московского договора, 1921 г.
ПО РУКАМ. Делегации Турции и РСФСР на подписании Московского договора, 1921 г.

4 декабря выходит Дополнение к проекту директивы Политбюро ЦК РКП(б) по турецкому вопросу: "Не верьте кемалистам, не давайте им оружия, направляйте все усилия на советскую агитацию среди турок и на подготовку прочной и способной победить своими силами советской партии в Турции". Из этих слов видно, что Ленин надеялся на победу социалистической революции в Турции, а то и на создание Турецкой Советской Социалистической республики. Поэтому ему было выгодно показать турецкому обществу, что Карабах присоединяют к мусульманскому Азербайджану. Когда же в марте 1921-го Турция и РСФСР заключали Московский договор, то записали: "Нахичеванская область в границах, указанных в приложении, образует автономную территорию под протекторатом Азербайджана при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората третьему государству". После этого стало очевидным, что популистские обещание Сталина отдать Карабах Армении было блефом.

Интересен ещё один факт, подтверждающий, что Азербайджан и Армения оставались пешками в этой геополитической игре. Ещё 2 декабря 1920 года Григорий Орджоникидзе телеграфировал Ленину и Сталину о том, что Азербайджан декларирует в пользу Армении Нахичевань, Зангезур и Нагорный Карабах. Спустя два дня (одновременно с тем самым ленинским дополнением к директиве) эта новость даже выходит в газете "Правда". Но позже председатель СНК Азербайджана Нариман Нариманов заявит, что ничего подобного не было, а жителям Кавказа большевики скажут, что Орджоникидзе "случайно оговорился".

Автономия по-сталински

В июне 1921-го на заседании Кавказского бюро компартии рассматривали секретный протокол с таким текстом: "Указать в декларации Армянского правительства о принадлежности стране Нагорного Карабаха». После этого Армения издала декрет: "На основании решения ревкома Азербайджана и договоров между республиками Азербайджан и Армения отныне Нагорный Карабах является частью ССР Армения". В ответ Азербайджанский совет народных комиссаров и председатель ревкома Нариманов высылают из Нагорного Карабаха официального представителя Армении, а декрет не признают.

Спустя месяц на заседании того же Кавказского бюро, где теперь присутствовали Сталин и Орджоникидзе, вопрос подняли снова. Прозвучали два предложения. Первое: оставить весь Карабах Азербайджану, а в Нагорном Карабахе провести референдум о присоединении к Армении. Второе: отдать Нагорный Карабах Армении без референдума, а остальной Карабах — Азербайджану. В результате по рекомендации Сталина Нагорный Карабах оставляют Азербайджану, причём без референдума. По настоянию Сергея Кирова регион вошёл в состав Азербайджана на правах автономии, а спустя два года, 7 июля 1923-го, ЦИК Азербайджана образовал "Нагорно-Карабахскую автономную область" (НКАО).

Россия даже после развала СССР использует горячую точку Нагорного Карабаха как механизм контроля и воздействия на незави­си­мые страны Кавказа

Мог ли не понимать Сталин, что национальные конфликты в искусственно созданной на Кавказе автономии неизбежны? Нет. Но в интересах большевиков как раз и было создать территориальное образование, в котором мирное сосуществование народов возможно лишь при сильной вертикали власти, жесткой руке. В противном случае при любой попытке того или иного народа восстановить свой суверенитет и выйти из состава СССР должны были возникнуть непреодолимые трудности.

При этом публично Сталин включал марксистскую риторику, убеждая всех, что национальные разногласия остались далеко в буржуазном прошлом, а в новом, социалистическом мире таких проблем не будет.

В докладе о национальных моментах в партийном и государственном строительстве на XII Съезде РКП(б) он заявляет: "Вы знаете грузино-армянскую войну. Резня в начале и в конце 1905 года в Азербайджане вам тоже известна. Я могу назвать целый ряд районов, где большинство армян всю остальную часть населения, состоящую из татар [так Сталин называет азербайджанцев], вырезали, — например, Зангезур. Могу указать на другую провинцию — Нахичевань. Там татары преобладали, и они вырезали всех армян. Это было как раз перед освобождением Армении и Грузии от ига империализма".

ВОЕННЫЙ МАНДАТ. Британцы в Карабахе, 1919 г.
ВОЕННЫЙ МАНДАТ. Британцы в Карабахе, 1919 г.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ. Встреча Красной армии в Ереване, 1920 г.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ. Встреча Красной армии в Ереване, 1920 г.

"Это не советская форма разрешения, — подчеркивает он. — В этой обстановке взаимной национальной вражды русские рабочие, конечно, ни при чем, ибо борются татары и армяне, без русских". Сталин утверждает, что взаимоотношения между пролетариатом бывшей державной нации и трудящихся всех остальных национальностей представляют три четверти всего национального вопроса: "Но одну четверть этого вопроса надо оставить на долю взаимных отношений между самими ранее угнетёнными национальностями".

Однако с позицией Иосифа Сталина категорически не соглашается всё тот же Нариманов, который занимал должность председателя ЦИК СССР от ЗСФСР. В письме Сталину он заявляет, что Нагорный Карабах — это "мина замедленного действия", и она сработает, как только Советская Россия покинет Кавказ: "Нагорный Карабах под усиленным давлением Мирзояна объявлен автономной областью. При мне это не удалось не потому, что я был против этой автономии, но потому, что сами крестьяне-армяне не хотели этого". Спустя десять месяцев Нариман Нариманов умрет при странных обстоятельствах — у полного сил кавказца внезапно случится сердечный приступ посреди улицы в Москве.

Передать нельзя оставить

Мина замедленного действия сработала во время перестройки. В 1987-м в Нагорном Карабахе собрали подписи за воссоединение с Арменией, но руководство СССР от просьбы отмахнулось. В июле следующего года облсовет Нагорного Карабаха принял решение о выходе из состава Азербайджана. После этого президиум Верховного Совета СССР постановил, что передать НКАО Армении невозможно.

НАРИМАН НАРИМАНОВ. Один из немногих в рядах большевиков, кто критиковал  сталинское решение национального вопроса в Карабахе
НАРИМАН НАРИМАНОВ. Один из немногих в рядах большевиков, кто критиковал сталинское решение национального вопроса в Карабахе

Спустя полтора года, в декабре 1989-го, Верховные советы Армянской ССР и НКАО приняли постановления о воссоединении. В Кремле их назвали неконституционными, а уже через несколько недель на границе Армении и Азербайджана начались бои. Весной 1991-го СССР попытался взять ситуацию под контроль, начав операцию "Кольцо", но в августе Азербайджан принял декларацию о независимости, а Нагорно-Карабахский облсовет и Шаумяновский райсовет провозгласили Нагорно-Карабахскую Республику, входящую в состав Советского Союза. В регионе начались масштабные военные действия, которые руководство умирающей империи уже не контролировало. Накануне Нового 1992 года из Нагорного Карабаха вывели все внутренние войска и воинские части СССР.

Жёсткое вооруженное противо­стояние длилось до подписания Бишкекского протокола в мае ­1994-го. В результате той вой­ны Азербайджан заявил о более 11 тыс. погибших, Армения — о более 6 тыс. Но постоянного мира не слу­чи­лось. Столкновения происходи­ли все время, а в сентябре-октябре нынешнего года война закончилась победой Азербайджана. Но точка не поставлена, Армения обещает мстить.

100 лет — ответа нет

История с Нагорным Карабахом — ярчайший пример того, что границы СССР и её республик формировались исходя не из пожеланий этносов, населяющих те или иные территории, но исключительно из интересов партии. Ленинско-сталинский принцип классовой борьбы не заканчивался лозунгом "Бей буржуазию!". Для удержания диктатуры пролетариата они придумывали конфликт, а потом пользовались любой неразберихой: будь-то территориальной, языковой или национальной. Чем ее больше — тем лучше. Задача была создать условия, при которых из ловушки советской системы нельзя было выйти без трудностей и кровопролития. Многие локальные конфликты на постсоветском пространстве подогреты именно этим фактором.

ДУХ ПЕРЕСТРОЙКИ. В конце 1980-х Армению захлестнули митинги в поддержку Нагорного Карабаха
ДУХ ПЕРЕСТРОЙКИ. В конце 1980-х Армению захлестнули митинги в поддержку Нагорного Карабаха

Россия же даже после развала СССР использует горячую точку Нагорного Карабаха как механизм контроля и воздействия на независимые страны Кавказа. При этом равные и беспосреднические переговоры Азербайджана и Армении для разрешения конфликта выглядели бы куда более цивилизованным решением, нежели арбитраж со стороны страны-наследницы большевизма. Безо всяких "оговорок Орджоникидзе" и деклараций Ленина — Сталина о национальном вопросе, 100 лет назад включивших в Нагорном Карабахе часовой механизм мины замедленного действия.