Заспанный идол. Почему герой фильма "Жизнь" не похож на кинозвезду

Фото: valentinarish.livejournal.com
Фото: valentinarish.livejournal.com

В прокате байопик Антона Корбейна "Жизнь" — о голливудском символе "бунтующих пятидесятых" Джеймсе Дине

Среди работ режиссёра "Жизни" Антона Корбейна уже есть один байопик — о легендарном лидере Joy Division Иэне Кёртисе. Теперь пришла очередь ещё одной звезды — голливудского символа "бунтующих пятидесятых" Джеймса Дина.

История о том, как фотограф Деннис Сток, загоревшись идеей фоторепортажа для журнала Life о молодом актёре, снимает его в Нью-Йорке и даже едет с ним в глубинку, откуда тот родом, подкупает прежде всего тщательностью визуальной проработки. Интерьеры квартир голливудской богемы и домов средних американцев, ресторанчиков и сельских ферм, нью-йоркские улицы, которые создателям фильма удалось ненавязчиво "состарить", переносят зрителя в американские пятидесятые.

То же можно сказать и о героях фильма. Молодые американцы 1950-х годов у шестидесятилетнего Корбейна не похожи ни на хиппи 60-х, ни на героев лент о современности. А эпизодическая роль киномагната Джека Уорнера сыграна Беном Кингсли так мощно, что зритель будто сам оказывается между шестерёнок Голливуда, как герой Чаплина в "Новых временах". И только Дэйн ДеХаан, играющий главного героя, не обладает, увы, харизмой своего реального прототипа.

А ведь Джеймс Дин — фигура уникальная не только в истории мирового кино, но и мировой массовой культуры. И дело тут даже не в том, что он погиб в автомобильной аварии в 24 года и поэтому остался в памяти миллионов почитателей навсегда молодым бунтарём. (Самый известный из немногих фильмов, в которых он успел сняться, так и назывался "Бунтарь без причины"). Джеймс Дин и актёром-то был, по большому счёту, начинающим, и если вы сейчас посмотрите фильмы с его участием, профессиональным мастерством он вас не поразит.

Попасть в первую двадцатку самых выдающихся актёров мирового вино за всю его историю Дину помогло уникальное совпадение обстоятельств. Он оказался идеальным воплощением на экране образа нового поколения молодых американцев, которым была неинтересна American Dream — американская мечта. Да и не только американцев — после его смерти любого молодого европейского актёра, игравшего бунтаря против общепринятых правил, называли "новым Джеймсом Дином". Можно вспомнить хотя бы поляка Збигнева Цибульского, погибшего так же трагически и почти таким же молодым.

Молодые американцы 1950-х годов у режиссёра Корбейна не похожи ни на хиппи 60-х, ни на героев лент о современности. А эпизодическая роль киномагната Джека Уорнера сыграна Беном Кингсли так мощно, что зритель будто сам оказывается между шестерёнок Голливуда, как герой Чаплина в "Новых временах"

Тут сыграло роль и то, что по странной прихоти природы у этого паренька из американской глубинки было удивительное лицо типичного интеллигента-невротика — чётко вылепленное, худое, скуластое (что подчёркивалось его фирменным высоко взбитым "коком", на который, кстати, в фильме лишь намёк). Главное же в этом лице было в контрасте, когда сквозь эту невротическую интеллигентность проступала сильнейшая энергетика. Причём не брутальная энергетика молодых Марлона Брандо или Пола Ньюмана, а саморазрушительная для её обладателя — то, что вскоре вылилось в чеканную формулу "живи быстро, умри молодым". И феноменальная популярность актёра после его смерти объясняется именно тем, что он своей ранней смертью как бы точь-в-точь попал в канву вечного мифа — принёс в своём лице искупительную жертву за все последующие молодые поколения "бунтовщиков без причины".

Почти ничего этого в Дэйне ДеХаане, играющем Джеймса Дина, нет. Мы не видим не только харизмы реального протипа актёра, но даже внешнего сходства: вместо худого лица и острых скул — круглая и даже слегка пухлая и заспанная физиономия. Вместо противоречивости поведения невротика-интеллектуала — какая-то вселенская лень парня, которому просто не хочется ничего делать, а временами не хочется даже ничего хотеть.

Впрочем, есть и другой Джеймс Дин — в тех фильмах, где он успел сыграть. А "Жизнь" Корбейна будем считать дополнением к ним. Спорным, но необходимым.