"Чёрный квадрат" с белыми пятнами. Чем важен "киевский период" Казимира Малевича

2019-03-17 14:00:00

1422 158
"Чёрный квадрат" с белыми пятнами. Чем важен "киевский период" Казимира Малевича

Фото: Getty Images

Фокус поговорил с исследовательницей творчества Казимира Малевича Татьяной Филевской об украинском авангарде, художнике как национальном культурном бренде и о том, как продвигать национальное искусство в мире

В феврале в рамках выставки "Авангард: у пошуках четвертого виміру" прошел международный форум "Нова генерація", посвященный киевскому периоду жизни и творчества знакового для мировой культуры художника Казимира Малевича и его связям с Украиной. Диалог об "украинском" Малевиче на международном уровне — важный шаг для нашей страны как в свете происходящего в мире переосмысления истории искусства, так и в русле изменения геополитического вектора Украины. Имя Казимира Малевича одно из знаковых в истории мировой культуры, оно — синоним новаторства и прорыва, а его "Черный квадрат" — символ авангарда. Тем интереснее, что многие украинцы даже не подозревают, что Малевич родился и вырос в Киеве, а позднее преподавал здесь, а не только в Витебске, о чем широко известно. Еще меньше в мире знают об украинском авангарде, ошибочно относя его ключевых представителей к авангарду русскому. В этом году со дня рождения Малевича исполняется 140 лет.

Украинский Шекспир

Как и почему вы начали изучать творчество Казимира Малевича?

— Долгие годы я знала о Малевиче в очень общих чертах, несмотря на то что занималась современным искусством.

В 2009-м Польский институт основал в Украине художественную премию его имени. Я тогда работала в Центре современного искусства, и как партнеры премии мы организовывали ряд активностей по популяризации Малевича. Именно тогда узнала, что он родился в Киеве. Мне было стыдно, что, работая в культурной сфере, не знала такого элементарного факта. А ведь это действительно важно, потому что это наша топография, наш культурный ландшафт.

И одновременно опровержение имперского тезиса о том, что в Украине якобы никогда не происходило ничего культурно значимого.

— Конечно. Для меня открытие Малевича стало открытием новой украинской культуры. Он символизирует совершенно другую историю украинского искусства, построенную не на "садках вишневих" и вышиванках, а на новых принципах, которые мне, человеку XXI века, гораздо ближе народнических идеалов XIX века.

"К сожалению, термин "русский авангард" прочно врос в мировой академический дискурс. Переосмысление этого также должно происходить на международном уровне"

Малевич не просто знаковый художник, это человек, с которого началась история современного искусства. Он открыл ему двери. Этот художник стал для меня инструментом понимания того, как история искусства развивалась во времени и как она работает в целом.

Так я начала исследовать Малевича. Прочитала все, что было доступно по этой теме, начала общаться с украинскими исследователями, например, Дмитрием Горбачевым. По мере погружения в тему становилось все очевиднее, как много в ней белых пятен.

Малевич возник в массовом сознании украинцев всего несколько лет назад: в 2015-м отмечали 100-летие "Черного квадрата", в этом году — 140 лет со дня рождения художника. Шла речь и о переименовании аэропорта Борисполь в его честь. Свои национальные культурные герои есть во многих странах: Шекспир в Великобритании, Лист в Австрии, Шопен в Польше. Почему, на ваш взгляд, Малевич может стать таким образом для Украины?

— Мы не выбираем "бренд Малевича", он уже существует. Просто сложилась парадоксальная история, когда для всего мира Казимир Малевич — важное культурное имя, а Украина долгие годы отгораживалась от него. Это было очень недальновидно: мы фактически сами себя исключали из международного контекста.

Должен ли выбор таких нацио­нальных культурных героев быть предметом экспертного или общественного консенсуса?

— Тут стоит вспомнить историю с попыткой переименования аэропорта Борисполь, ставшую в этом смысле лакмусовой бумажкой. Тогда не доверились экспертному сообществу, выступавшему за переименование, а отдали решение на откуп общественности. Инициатива получила медийную поддержку, но представители власти побоялись принять решение якобы из-за спорности имени Малевича. Провели онлайн-голосование, в котором неожиданно победил Иван Мазепа.

  Вот уж куда более спорная историческая фигура!

— Абсолютно. Для переименования аэропорта нужно было подтверждение в виде решения его коллектива, и коллектив его не дал. Но эта идея жива, вполне возможно, со временем мы к ней вернемся. Считаю, что для международного имиджа Украины это крайне важно, что подтверждают и зарубежные эксперты, с которыми я общалась. Наша страна в мире должна ассоциироваться не только с Чернобылем, водкой и вышиванкой.

Авангард: русский, украинский, имперский?

Еще один стереотип, с которым Украина борется на международном уровне, — то, что Малевич якобы русский художник. На выставках в мировых музеях украинских авторов подписывают как представителей русского авангарда. Насколько в этой борьбе важен голос исследователей?

"Малевич не просто знаковый художник, это человек, с которого началась история современного искусства"

— Совершенно верно, существует раскрученный бренд "русского авангарда". Он создан еще в 1960-х годах, с тех пор в него вложены колоссальные средства.

Россия и сегодня инвестирует в это огромные деньги — чего стоит серия выставок к столетию революции 1917 года в ведущих мировых музеях.

— К сожалению, термин "русский авангард" прочно врос в мировой академический дискурс. И пересмотреть это тоже должны на международном уровне. Данный процесс уже происходит: в академической среде есть тенденция к переосмыслению истории искусства с точки зрения политики. Сейчас, кстати, реализуется большой проект Getty Research Institute на эту тему, куда вовлечены многие страны Центральной и Восточной Европы. Украина, к сожалению, в нем не участвует.

Почему?

— Потому что украинская академическая среда апатична и не интегрирована в международный контекст.

Но ведь в последние 10 лет заговорили и об украинском авангарде, и о шестидесятниках, и даже о 1990-х в украинском искусстве. Возможно, это происходит не на должном академическом уровне?

— Да, эти темы вошли в публичный дискурс, реализуются какие-то проекты и т. д. Но всего этого практически не видно на международном уровне — закрывая свои белые пятна, мы никак это не коммуницируем.

Для сравнения приведу пример поляков, которые за последние 25–30 лет сделали очень много для промо своего искусства в мире. Сегодня выставки польского авангарда проходят в Центре Помпиду, он присутствует на всех ключевых мировых конференциях. Информации же об украинском авангарде в мире почти нет, как нет и его исследователей — знают и изучают только русский. Стоит ли удивляться, что в мире украинского Малевича никто не знает.

Возвращаясь к теме переосмысления истории искусства. Специалист по украинскому футуризму из Канады Олег Ильницкий предлагает ввести вместо "русского авангарда" понятие "имперский авангард". Логично, ведь данное явление полиэтническое: это были и украинцы, и поляки, и грузины, и армяне. И важно понимать, что мы тут говорим о развитии искусства в имперских условиях, когда была только одна художественная академия, и она находилась в Санкт-Петербурге. Как в этих условиях могли быть основаны и развиваться национальные художественные школы? То, что в 1917 году в Киеве удалось основать Академию художеств, было невероятным прорывом.

Что должна делать Украина, чтобы ввести понятие украинского авангарда в международный контекст?

— Начать активно заниматься исследованиями. Они должны быть написаны хорошим академическим языком и обязательно переведены на английский. Важно также участвовать в международных конференциях. Нам необходимо попасть в поле международного внимания, иначе история искусства Восточной Европы может быть пересмотрена без участия Украины.

Малевич и Киев

Раз уж мы заговорили о связи Малевича с Украиной и его киевском периоде, расскажите подробнее, что связывало художника c Киевом? И какие новые открытия в этой области сделаны за последние годы?

— Несмотря на то что Малевич родился и вырос в Киеве, более важным мне кажется период его пребывания здесь в конце 1920-х годов, поскольку тут мы уже имеем дело со зрелым художником, теоретиком и педагогом. В автобиографии, написанной в 1930-х, Малевич отмечает то влияние, которое произвело на него время, проведенное в Украине, и ее народное искусство.

Но этот факт и прежде был известен, мне же хотелось открыть в биографии художника что-то новое. Таким новым был киевский период Малевича 1928–1930 годов, о котором вообще никто не говорил, до 2016-го этого понятия не существовало. Главной причиной стало отсутствие документов, дающих ответ на вопрос, что наполняло этот период жизни художника. Были лишь скупые сведения о его приездах в Киев, преподавании и публикациях в "Новой генерации". Но вопрос о значении этого периода в жизни Малевича оставался без ответа.

Ответ дали обнаруженные материалы из архивов ассистента Малевича, Марьяна Кропивницкого. Это был большой массив текстов, касавшихся его работы в Киевском художественном институте: протоколы заседаний коллектива, конспекты лекций и главное — пять авторских статей, которые так и не опубликовали. Это весомый вклад в понимание философии Казимира Малевича и его педагогической концепции. Благодаря этим документам его творческий путь можно проанализировать целостнее.

На выставке авангарда в "М17" в феврале представили ранее не известный автопортрет Казимира Малевича, нарисованный им менее чем за год до смерти

Недавно в Киеве прошел форум "Нова генерація: художник та його покоління". В чем роль подобных мероприятий не только в свете изучения творчества Малевича, но и в контексте продвижения украинского искусства в мире?

— Мы тут преследуем две цели: во-первых, заявить новый для Украины формат академической работы, когда не трое специалистов сели на кафедре и прочитали доклад, написанный по книжке четвертого, а когда встречаются международные исследователи. Нам удалось привлечь ключевых экспертов по Малевичу из Великобритании, Канады, Нидерландов и т. д. С другой стороны, мы вводим вопрос украинского авангарда в среду исследователей, которые работают с этой темой и могут способствовать ее продвижению в мире. Так, например, куратор Stedelijk Museum сказал, что узнал на форуме много интересного и осознал необходимость переосмысления национальной и этнической идентичности художников, чьи работы находятся в их собрании.

Каковы шансы, что, благодаря переосмыслению творчества Малевича с учетом украинского аспекта, мы наконец сумеем вписать себя в контекст мировой истории искусства?

— Надеюсь, так и случится. Думаю, если бы это происходило не сейчас, а, например, в 1960-е, все было бы по-другому: мы сразу писали бы истории разных авангардов с чистого листа. А так получилась моноистория, которую теперь необходимо переосмысливать. Чем больше мы узнаем о Малевиче, тем больше вопросов у нас возникает. Например, кто были его ученики? Сейчас мы только начинаем называть первые имена. У нас есть буквально несколько работ, репродукции которых чудом удалось найти. Например, на выставке "Авангард: у пошуках четвертого виміру" в "М17" была представлена работа Павла Горелова — тот факт, что это архитектон, указывает, что Горелов, скорее всего, был учеником Малевича. 

В рамках форума презентовали документальный фильм "Малевич", сценаристкой которого выступили вы. Сейчас он как раз идет в прокате. Два главных акцента в нем — связь художника с Украиной, а также его эксперименты с кино. Какова цель создания этого фильма и кого вы видите его аудиторией: украинского зрителя или зарубежного?

— Фильм вышел при поддержке "Держкіно", в нем есть определенный социальный заказ на знание о Малевиче и его украинской истории. Нашей задачей было сделать продукт, понятный для широкой аудитории, но вместе с тем актуализировать биографию Малевича, сделав ее интересной для зрителя. Начиная работу над проектом, мы еще не знали, какие открытия и находки нас ждут. Например, в процессе съемок мы установили адрес дома, где родился Малевич, — он находился на улице Жилянской.

Если говорить об аудитории фильма, то это прежде всего украинский зритель. Но неожиданно для нас эта история оказалась интересна и на международном уровне. Нам поступают запросы на показ фильма из разных стран. Уже запланированы кинопоказы в Польше и Канаде. Надеемся, что список будет дополняться и нам удастся рассказать миру и о Малевиче, и об украинском искусстве в целом. Чтобы нигде в мире понятие украинского авангарда больше не было tabula rasa.

Loading...