Под газом. Зачем Газпром стремится поглотить Нафтогаз

2010-09-24 07:20:00

475 0
Под газом. Зачем Газпром стремится поглотить Нафтогаз
Стремясь к объединению с «Нафтогазом», «Газпром» сражается за 50-миллиардный украинский рынок газа и контроль над транзитом в Европу. Выгоды Украины скромнее, а риски больше

«Если нас заранее предупредят, мы можем отключить газ на границе России за считанные часы.  Если нас заранее предупредят, мы можем отключить газ на границе России за считанные часы.  При этом газотранспортная система ни капельки не пострадает, весь лишний газ просто уйдёт в хранилища», – говорит замглавы Центрального производственно-диспетчерского департамента (ЦПДД) АО «Газпром» Анатолий Парамонов и переводит взгляд на главное диспетчерское табло, где указаны все газовые месторождения и переплетения газопроводов России и стран, по территории которых газ идёт на экспорт.

Это табло – святая святых главного финансового донора России (40% федерального бюджета формируется именно за счёт добычи, переработки и транспортировки газа и нефти). Именно отсюда несколько человек управляют всей системой магистральных газопроводов. Здесь же согласовываются заявки на экспорт газа. «Ни одно подразделение не может отказаться выполнить наши команды. Они не имеют права самостоятельно вносить изменения в работу своего оборудования», – подчёркивает г-н Парамонов.

Система, магистральными газопроводами которой можно обмотать Россию по периметру 2,5 раза, а распределительными – все шесть, управляется из одного здания, расположенного в юго-западной части Москвы. Посторонним туда хода нет, даже зайти за забор «свечки» можно только по пропуску, минуя придирчивую охрану. Эта централизованность и закрытость – главные козыри «Газпрома» в газовых войнах. Когда необходимо добиться каких-то уступок, там без тени сомнения могут отключить от поставок газа всю Европу. А в обмен на лояльность предоставить скидку. Так, Польше, которая потребовала изменить условия поставки газа, с октября готовятся сократить объёмы подаваемого топлива. А «социально близкому» правительству Украины в следующем году пообещали газ по той же цене, что и в IV квартале 2010-го, – $250 за тыс. куб. м.


В газовых кулуарах. Глава «Газпрома» Алексей Миллер (на фото слева) утверждает, что уже согласовал многие детали будущего СП с министром топлива и энергетики Украины Юрием Бойко. Но министр пока молчит. Фото: PHL

Однако ситуация может измениться: стремясь создать СП с НАК «Нафтогаз», в «Газпроме» свой стиль не поменяют. Пока украинское правительство думает и выслушивает отчёты министра топлива и энергетики Юрия Бойко, который ездит в Москву на переговоры о нашей доле в совместном предприятии, в «Газпроме» уже решили, что СП – это только путь к объединению. Осталось, правда, убедить в этом украинскую сторону, пока отвергающую предложения об объединении. Аргументов хватает: это и низкая цена газа для населения и промышленности, и вложения в ГТС, и гарантированные объёмы транзита. А самое главное – это союз с корпорацией, эмблему которой в России можно встретить и на здании торгового центра, и на домашних тапочках. По мнению руководства «Газ­прома», для «Нафтогаза», измученного постоянными финансовыми проблемами, это очень заманчивые предложения. Об этом недвусмысленно заявил глава российского монополиста Алексей Миллер: «Украина 20 лет не вкладывала в развитие газо­транспортной системы. Чем вы там только занимались?  Алексей Миллер: «Украина 20 лет не вкладывала в развитие газо­транспортной системы. Чем вы там только занимались?  Мы едины, а НАК «Нафтогаз» даже не имеет на своём балансе газотранспортную систему (находится в госсобственности и управляется «Укртрансгазом». – Фокус)».

Но несмотря на разницу в весе, «Газпром» нуждается в «Нафтогазе». Союз с ним может обеспечить России контроль над большим рынком газа и магистральным газопроводом с подземными хранилищами, находящимися возле границы с ЕС.

Дело в трубе


Возле рубильника. Из главной диспетчерской «Газпрома» уже отключали газ для Украины. По словам заместителя  главы ЦПДД Анатолия Парамонова, это можно сделать за считанные часы

«Посмотрите на цифры возле названий газопроводов – это объёмы поставок газа по направлениям. Каждый раз, когда погода меняется, они тоже меняются. В зимний период постоянно приходится закачивать в трубу дополнительный газ из хранилищ», – продолжает экскурсию Анатолий Парамонов. Украинские хранилища – очень привлекательные объекты для «Газпрома». «Наши ПГХ находятся недалеко от западной границы страны. Из них топливо можно переправить в Европу за часы, а если гнать его из Сибири, это займёт больше двух суток», – рассказал Фокусу замминистра финансов, экс-глава НАК «Нафтогаз» Вадим Копылов.

Однако они необходимы только до тех пор, пока нужна сама ГТС. А с ней вскоре начнут конкурировать уже нанесённые на диспетчерское табло другие газопроводы – «Северный поток» (через Балтику в Германию), который начнёт работать в следующем году, и «Южный поток» (через Чёрное море на Балканы) – его обещают достроить к 2013 году. Пока они обозначены на табло пунктиром, но, как рассказал Фокусу Анатолий Парамонов, в момент запуска газопроводы вольются в общую систему. Вместе они практически перекрывают транзитные возможности украинской ГТС – 120 млрд. куб. м в год против 150. Однако в «Газпроме» уверяют, что потребность в нашей трубе не исчезнет. «Объём добычи газа в Европе сокращается, и к 2030 году потребуется не менее 200 млрд. кубометров в год. А значит, нужны новые мощности для их поставки», – сказал Фокусу зампред «Газпрома» Александр Медведев.

Между тем «Газпрому» в ГТС нужны не только магистральные, но и распределительные сети Украины – чтобы было куда продавать газ, над ростом добычи которого активно работает корпорация. «Если раньше мы осваивали только сеноманские залежи (1,1–1,35 тыс. м глубины), то в этом месяце запустим первую установку по добыче газа с неокомских (2,7–3,5 тыс. м)», – стоя возле куста газодобывающих скважин, рассказывает главный геолог и заместитель гендиректора компании «Газпром Добыча Ямбург» Сергей Ахмедсафин. Даже несмотря на то, что в лесотундре со дня на день выпадет снег, вечную мерзлоту не перестают бурить в поисках газа и прокладывать в ней пути для новых газопроводов. А Украина, где в прошлом году «сгорело» 52 млрд. куб. м. голубого топлива, – подходящий рынок. Чтобы его контролировать, как раз и нужны распределительные газопроводы, поставляющие газ по всей стране. А чтобы у российского газа не было конкурентов, в «Газпроме» хотят участвовать в добыче газа внутри страны. В частности, в совместное предприятие уже планируют внести черноморский участок шельфа «Поднятие Палласа» (60 млрд. куб. м газа).

Выгода с оглядкой

Украине в обмен на трубу и месторождения обещают дешёвый газ. Россияне уже не раз заявляли, что в случае слияния двух компаний украинцы получат газ по внутрироссийским ценам – $60 за тыс. куб. м (нынешняя цена – $100). Сулят скидку и промышленности: экспортная цена минус стоимость транзита и минус экспортная пошлина в размере 30%. «Кроме того, мы выиграем от того, что наша труба будет загружена газом. Если сейчас мы транспортируем меньше 100 млрд. куб. м в год, то после создания СП с Россией имеем шансы заполнить трубу ещё на треть», – утверждает г-н Копылов. Однако надежда увеличить доходы бюджета от транзита ($1,2–1,3 млрд. в год) могут не оправдаться, если после запуска «Южного потока» и «Северного» объём газа в трубе снизится.

Впрочем, в киевских кабинетах рассчитывают не только на деньги, но и на технологии. «Россия могла бы помочь Украине освоить шельф, поскольку у нас таких средств просто нет и объёмы добычи газа минимальные», – говорит экс-глава ГАК «Черноморнеф­тегаз» Анатолий Присяжнюк. По мнению экспертов, привлекая «Газпром» к шельфам, правительство или глава НАК должны подписать чёткие инвестиционные проекты. «Россия никогда не занималась сама морской добычей газа, поэтому вряд ли она даст Украине нужные технологии. Скорее просто помешает добывать этот газ (всего запасы оцениваются в 170 млрд. куб. м. – Фокус) западным компаниям», – считает директор энергетических программ центра «Номос» Михаил Гончар. Соответственно, как отмечает эксперт, передавая месторождения, должны давать лицензию с чётко прописанными сроками и масштабами освоения месторождений. Точно так же надо договариваться и относительно ГТС, определяя, кто и на каких условиях будет владеть трубой.

«Безусловно, в краткосрочной перспективе тесное сотрудничество с «Газпромом» для Украины является важным. Но с точки зрения стратегии интересы двух стран разнятся. Россияне заинтересованы продать больше газа, мы – использовать энергосберегающие технологии и диверсифицировать поставки энергоресурсов», – уверен энергетический эксперт Богдан Соколовский. Кроме того, совместное предприятие с «Газпромом» может поставить крест как на проектах по сланцевому газу, так и на программах развития альтернативной энергетики.

Наталия Гузенко, Фокус

Loading...