Человек и бренд. Евгений Касперский рассказал о секретах менеджмента и связях с КГБ

Основатель и совладелец "Лаборатории Касперского" Евгений Касперский рассказал Фокусу о своих связях с КГБ, о том, по какой причине он не хочет открывать представительство в Силиконовой долине и почему сотрудники работают плохо, если их постоянно контролировать

Евгений Касперский – человек, который смело может коллекционировать миллионы. Причем не только долларов. Во-первых, продуктом его "Лаборатории Касперского", крупнейшего в Европе производителя систем IT-защиты, пользуются более 300 млн. человек, во-вторых, выручка компании в прошлом году превысила $500 млн., в-третьих, состояние самого Касперского российский Forbes в прошлом году оценил в $800 млн.

Но Женя, как называют его большинство сотрудников созданной им лаборатории, пафосом больших цифр не страдает: с подчиненными он на "ты" и абсолютно на равных. Более того, наемным менеджерам не возбраняется даже пошутить над владельцем бизнеса или выпить с ним чаю. Корреспондент Фокуса видел это все собственными глазами, проехав с бизнесменом пол-России в составе экспедиции "Касперский открывает города".

– У меня свободно-демократический стиль управления. Причем он такой во всех офисах компании, по всему миру, вне зависимости от того, Китай это или Россия.

– У вас такой стиль сложился сам собой или вы его нарочно культивируете?

– Я делаю так, как мне больше нравится. Это применимо к любому бизнесу. Думаю, что этот стиль управления близок к методу управления, который проповедует английский предприниматель Ричард Брэнсон: найти правильных людей и дать им свободу. Пусть все дальше сами делают. А стиль управления, называемый микроменеджментом, когда руководитель вникает в каждую деталь и следит за своими подчиненными, я считаю неправильным. Это категорически не мой метод.

– То есть вы считаете, что подчиненных не нужно контролировать?

– Контроль сковывает сотрудника. Подконтрольный, подневольный труд гораздо менее эффективен, чем труд свободный и творческий. В этом случае человек работает не только ради денег, не только ради результата – ему сама работа по кайфу.

"По кайфу" старается работать и сам Евгений Касперский, который сейчас больше занят глобальной стратегией и развитием бренда. Например, недавно он договорился о сотрудничестве командой Ferrari, выступающей в "Формуле-1". Теперь на гоночных болидах красуется логотип "Лаборатории Касперского", а пользователи антивируса имеют возможность виртуально протестировать Ferrari на игре-симуляторе, встроенном в последнюю версию программного продукта. Столь необычно рекламировать свой продукт Касперскому не в новинку. В 2010-м в рекламном ролике программы с вирусами боролся звезда кунг-фу Джеки Чан, а в этом году рекламу замаскировали под домашнее видео, выложив его на YouTube. Полученный результат – почти миллион просмотров – другим бы обошелся в кругленькую сумму, но "Лаборатория Касперского" получила его бесплатно. А о других методах продвижения антивируса на Западе в России ходит легенда. Она гласит, что Евгений Касперский, изучавший криптографию в Высшей школе КГБ, представил свой продукт за рубежом как разработку спецслужб. Правда, сам бизнесмен это категорически отрицает.

– Не было такого! Кошмар и караул! Если бы так произошло, то никакого шанса на выход на западные рынки точно не получили бы. Такая легенда проскочила всего один раз, когда наш японский партнер напечатал на коробке, что данный продукт разработан бывшим агентом КГБ. Долго им говорили: ребята, это неправда, я никогда не был агентом КГБ, ни секунды в своей жизни. Я учился в академии криптографии, но на потоке министерства обороны. И не нужно об этом упоминать вообще. Японцы сопротивлялись, но надпись убрали.

– А с какой легендой вы выходили на западные рынки?

– Мы выходили не с легендой, а со своими технологиями. Поэтому никаких легенд нам не требовалось. Была российская компания с разработкой в Москве. Мы не использовали это как легенду, это и есть правда. Легенда была другая, технологическая, – о том, что "Антивирус Касперского" лучше ловит, лучше защищает.

– А на рынок какой страны оказалось труднее всего зайти?

– Крайне консервативный менталитет в Великобритании и Японии. Причем Япония гораздо хуже – они вообще ничего никогда не меняют. Входить на эти рынки было очень сложно. Удивительно, но непросто складывалось и в США, хотя и считается, что эта часть английской культуры более открытая.

– Можно ли связывать продажу части акций "Лаборатории Касперского" американскому инвестфонду с желанием выйти на рынок США?

– Наши успехи на американском рынке не связаны с появлением этого партнера. Мы там работали и раньше. Однако для того, чтобы выходить на более крупный рынок – корпоративный или государственный, помощь такой организации будет полезной.

– У вас офис в Силиконовой долине?

– Нет. Там у "Лаборатории" небольшое представительство. Основная часть наших разработок – в России. Почему? Есть несколько причин. И главная – традиционно сильная математическая школа России, которая выпускает IT-специалистов.

У компании Касперского имеется и опыт сотрудничества с государством. На его антивирусе работает большинство госучреждений в России, а в 2009 году офис бизнесмена посетил президент РФ Дмитрий Медведев. Быть полезным государству Касперский рассчитывает и в дальнейшем, ведь, по его мнению, войны будущего будут вестись с помощью кибероружия. Например, вирусов, которые парализуют работу крупных промышленных объектов. В борьбе с этим злом Касперский и видит смысл своей работы. "Моя цель – спасти мир от киберугроз!" – так формулирует он свое предназначение.

Екатерина Шаповал, Фокус