Рублить с плеча. Украинские власти укрепляют российскую валюту

Украинские власти помогают России укреплять рубль, рискуя собственными резервами и увеличивая зависимость своей страны

Национальный банк выступает за интернационал и дружбу народов – с нового года к традиционным доллару и евро на межбанковском рынке добавятся рубли и юани. Теоретически выиграть от этого должны компании, торгующие через условную украинско-китайскую и вполне реальную украинско-российскую границу. Вместо того чтобы менять деньги для своих торговых операций, они смогут спокойно рассчитываться в национальных валютах. Но на практике пока только китайцы готовы принимать гривну в обмен на свои товары. А Центробанк России не спешит давать гривне зелёный свет. По словам главы НБУ Сергея Арбузова, переговоры с Россией о своповых операциях – соглашении об обмене валют по фиксированным курсам –
ещё ведутся.

При этом украинские власти уже перевели в рубли расчёты за газ между «Нафтогазом» и «Газпромом» и готовы пойти на ещё более рискованный шаг –
использовать рубль для формирования валютного резерва в следующем году.

«Политика Нацбанка по сути правильная – введение в оборот валют стран, с которыми Украина тесно сотрудничает, позволяет снизить давление на гривну со стороны доллара», –
уверен бывший министр экономики Виктор Суслов. Однако, учитывая прогнозы о девальвации российской валюты, такой шаг чреват обесцениванием резервов. Кром этого, решение властей создаёт дополнительные валютные риски для «Нафтогаза» и ещё сильнее привязывает Украину к России.

Неравный обмен
По официальной версии, добавить рубль и юань в оборот НБУ подтолкнула нехватка долларов. Только «Нафтогаз» ежемесячно нуждается в $700–800 млн., чтобы рассчитываться за газ с Россией. Постоянно растёт разрыв между объёмами экспорта и импорта –
если ещё в январе он составлял $416 млн., то уже в конце сентября достиг 9,5 млрд. В итоге за первые два месяца осени валютные резервы НБУ уменьшились на $4,1 млрд. В ответ Нацбанк создал искусственный дефицит гривны, чтобы банки не спекулировали валютой, и начал работать над снижением спроса на доллар во внешнеторговых операциях.

С Китаем украинским чиновникам удалось договориться без особых проблем. Встретившись в начале ноября, руководители центральных банков одобрили расчёты в национальных валютах без привлечения валют третьих стран. За девять месяцев Украина купила китайских товаров на $4,5 млрд., а продала, в свою очередь, всего на $1,5 млрд. Переход на гривне-юаневый расчёт приведёт к тому, что в Китае останется существенный объём гривны. Что, по оценкам экспертов, должно подтолкнуть китайцев увеличить закупки украинских товаров, прежде всего продовольствия.

С Россией же переговоры затянулись. Хотя ещё в октябре премьер-министр Николай Азаров предложил россиянам рассчитываться за газ в рублях, соответствующее соглашение было подписано только в начале декабря. И, в отличие от Китая, Россия не разрешает покупать рубли за гривну напрямую. А значит, ни НАК «Нафтогаз», ни Украина в целом ничего не выиграли от этого соглашения.

До сих пор «Нафтогаз» испытывал проблемы с покупкой одной валюты, а теперь ему нужно покупать две. «Сейчас НАК будет покупать доллары на межбанке, потом рубли на российском рынке и отдавать их «Газпрому». То есть фактически все валютные риски будут переложены на «Нафтогаз», – рассуждает эксперт Международного центра перспективных исследований и политических консультаций Александр Жолудь.

Заявления правительства о том, что плата за газ может быть покрыта за счёт перевода товарооборота между Россией и Украиной в рубли, не вызывают доверия у экспертов, поскольку в основном экспорт в Россию идёт от частных компаний, не заинтересованных в том, чтобы получать выручку в рублях. Курс рубля довольно нестабилен, и эксперты пророчат девальвацию российской валюте уже в начале следующего года.

«Это было сказано для того, чтобы как-то оправдать своё решение и не объяснять, зачем нужен рублевой резерв», - комментирует заявление Сергея Арбузова о том, что НБУ не будет менять доллары во время создания резерва в рублях, экс-зампредседателя НБУ Сергей Яременко. По его словам, создание рублевого резерва означает сокращение в нём доли доллара и евро. «Тут есть риск, вызванный тем, что рубль – это более слабая валюта, а значит, в случае его девальвации резервы НБУ, пока что зафиксированные в свободно конвертируемой валюте, будут обесцениваться», – уверен исполнительный директор Фонда Брейзера в Украине Олег Устенко.

В итоге остаётся единственный способ получить рубли, сохранив свои долларовые запасы, – кредиты. Отказ МВФ выдать ещё один кредит Украине привёл к тому, что альтернативой стала Россия – уже в октябре Газпромбанк одолжил «Нафтогазу» $550 млн. для оплаты октябрьского газового счёта.

«Россия – сейчас единственная страна, которая даёт Украине кредиты», - констатирует Виктор Суслов. Но нарастание долга под высокие проценты (кредит Газпромбанка был выдан под 8,5%, а ставка МВФ – 3,5%) будет вынуждать Украину постоянно идти на уступки российскому руководству.

Хотя есть и хороший для Украины прогноз. «Если курс доллар/гривна будет стабильным, а курс доллар/рубль станет расти, то для Украины кредиты в рублях будут автоматически дешеветь», – отмечает Александр Охрименко, президент Украинского аналитического центра.

Сплошная политика
В отличие от Украины, для России расширение зоны рубля несёт прямые экономические и политические выгоды. «Для России ценным и полезным является расширение хождения рубля, укрепление его позиций в качестве валюты международных контрактов и формирования резервов, – считает главный экономист российской компании «Финам Менеджмент» Александр Осин. – То, что Украина станет платить за российский газ рублями и позволит российским компаниям расплачиваться за украинские товары рублями, повышает спрос на рубли».

Кроме этого, на заседании Госдумы в конце ноября премьер-министр Путин заявил, что переход Украины на рубли может означать то, что рубль постепенно станет резервной валютой региона. По мнению Виктора Суслова, это также может быть шагом навстречу Таможенному союзу, в который сейчас активно завлекают Украину.

«На самом деле это чисто политическое решение. Российская экономика очень зависит от импорта, поэтому им нужна валюта, а не рубли. Особенно в преддверии девальвации и с учётом того, что рубли они всегда могут допечатать сами», – уверен Владимир Лановой, бывший министром экономики в начале 90-х годов.

В то же время связанная обязательством платить за газ валютой соседнего государства Украина увеличивает свою зависимость, либо покупая ежемесячно на российском рынке валюту, нужную для расчётов, либо увязая в долговых обязательствах перед российскими банками. Введя в оборот российскую валюту в одностороннем порядке, украинские власти как бы намекают, что европейский выбор для Украины опять откладывается.

Наталия Гузенко, Фокус