Доллара больше нет. Кто заплатит за валютную панику

2012-11-26 09:56:00

851 0
Доллара  больше нет. Кто заплатит за валютную панику
Попытка ввести 15-процентный сбор с продажи иностранной валюты сорвалась. Состоятельные украинцы не готовы платить за стабильность курса из собственного кармана. Поиск тех, кто заплатит, продолжается

Напряжённая ситуация на валютном рынке вынуждает власти идти на радикальные шаги. В прошлый вторник была предпринята попытка протащить через парламент законопроект, позволяющий не просто залезть в карман рядовых граждан, но и вспороть матрасы, где население хранит заначки. Основная идея документа проста как дверь: продавая валюту, гражданин платит 15% в Пенсионный фонд, то есть продавая 1 доллар по курсу 8,2 гривны, гражданин на руки получает лишь 6,97 грн. Предполагалось, что закон вступит в силу через 60 дней с момента потенциального подписания документа. Иными словами, населению, не желающему в будущем платить за обмен, мягко предлагалось немедленно сдать валюту. Идея прекрасна своим масштабом, учитывая, что на руках у украинцев, по разным оценкам, от $25 млрд до $50 млрд.

Торг не уместен
В начале осени был заблокирован законопроект, предусматривающий налогообложение операций с офшорными зонами. Предусматривалась революционная для Украины мера — экспортёров хотели обязать декларировать 120% дохода от сделки, если поставка осуществлялась в страну, где налог на прибыль хотя бы на 5% ниже украинского.

По словам первого заместителя начальника Главного управления налоговой милиции ГНСУ Юрия Атаманюка, за два года из Украины в офшоры было выведено $50 млрд. Если бы декларативная норма была принята, о проблемах платёжного баланса и дефиците валюты наверняка можно было бы забыть. Отток валюты из страны был бы прикрыт, что позволило бы увеличить предложение доллара на внутреннем рынке и повысить налоговые поступления в бюджет. Но в таком развитии событий были заинтересованы не все.

Экспортёры согласились лишь на введение обязательной продажи валютной выручки. Законопроект, лоббируемый Нацбанком, прошёл в парламенте без сучка и задоринки и был подписан президентом. И уже с 19 ноября Нацбанк обязал экспортёров продавать 50% средств, полученных от продажи продукции на внешних рынках, а сроки возврата выручки сократил со 180 до 90 дней. Но ожидаемого притока валюты пока не видно.

Во-первых, экспортёры и без ограничений Нацбанка продавали большую часть выручки в Украине. А во-вторых, даже с учётом оптимизации экспортных потоков через офшоры спрос и цена на экспортную продукцию из Украины на внешних рынках падает. По данным Лондонской биржи металлов, в начале года стоимость стали превышала $500 за тонну, а в ноябре была немногим выше $300. В разгар кризиса 2008-го цена на основу нашего экспорта, сталь, не поднималась выше $250.

Единственное, что может получить правительство от укрощения экспортёров, – лишить их возможности придерживать валюту в пиковые периоды и продавать на растущем курсе. Сейчас возможности для таких манёвров существенно ограничены. Тем не менее проблема с дефицитом валюты на внутреннем рынке по-прежнему не решена. Ведь экономические дисбалансы никуда не исчезли. Импорт по-прежнему превышает экспорт в среднем на $1 млрд ежемесячно, а население продолжает скупать доллары.

Где деньги, Зин
Перманентные экономические кризисы и недоверие к властям — основные причины, заставляющие украинцев создавать личные золотовалютные запасы. Современная история гривны подтверждает эту практику. С момента введения в 1996 году нацио-нальная валюта просела по отношению к доллару почти впятеро — с 1,76 гривны за доллар до 8,2. И судя по всему, это не окончательное соотношение. В итоге при первых же признаках экономических проблем наученное горьким опытом население в попытке защитить свои сбережения скупает валюту.

Распознать надвигающиеся потрясения можно без экономических знаний. Запредельные депозитные ставки в банках при отсутствии роста цен, сложности с покупкой валюты в обменных пунктах, лимиты банковских учреждений на продажу долларов в одни руки — всё это говорит о том, что курс сдвинется с мёртвой точки. С начала года украинцы купили валюты на $7,5 млрд.

Подгоняемый паническими настроениями спрос на доллар в пиковые периоды становится настолько высоким, что влияет на дефицит платёжного баланса страны, а НБУ вынужден продавать свои золотовалютные резервы, дабы не допустить дестабилизации финансовой системы страны. По итогам октября у Нацбанка оставалось $26,8 млрд, а ровно год назад было на $7 млрд больше — $34,162. Продолжая терять в среднем по $600 млн ежемесячно, в ближайшее время НБУ может недосчитаться суммы, необходимой для финансирования критического импорта. Предельная черта — $24–25 млрд.

Неудивительно, что властям потребовались новые источники валюты. Если у экспортёров выжать всё не удастся, то почему бы не «взлохматить» граждан? Так появился законопроект о введении 15-процент-ного сбора на продажу валюты. Мера не просто непопулярная, но и весьма неприятная как для рядовых граждан, так и для крупнейших финансово-промышленных групп. Понятно, что голосовать за такой документ просто так, без обещаний должностей или других наград, в старом парламенте никто не захотел. Рассмотрение законопроекта сначала перенесли, а потом вернули для консультаций и доработок.

Таможня даёт добро
Логично предположить, что если экспортёры внутренний рынок валютой не насытят, а население баксы не отдаст, то придётся ограничить спрос на валюту. И здесь тоже поражает оперативность властей. Буквально на следующий день после провала законопроекта о 15-процентном валютном сборе стало известно о новой законодательной инициативе. В Минэкономики развития и торговли подготовили законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно регулирования состояния платёжного баланса Украины», предусматривающий введение 10% сбора на все импортные товары.

Эта инициатива тоже понравится далеко не всем, особенно тем, чей бизнес завязан на импорте. Ведь в случае введения сбора вырастет цена ввозимой в Украину продукции и, как следствие, снизится спрос на неё. Побочным эффектом можно считать рост инфляции, что для нашей сегодняшней экономики уже скорее благо, чем вред. Дефляция или отсутствие роста цен приводит лишь к усилению кризисных явлений в экономике, но зато не нужно будоражить общественность налогообложением валюты. Чем не компромисс?

И, кстати, введение 10% сбора на импорт может оказаться эффективнее 15% сбора с продажи валюты. Такая заградительная мера сравнима по своему эффекту с повышением курса гривны до 9 гривен за доллар — импортная продукция в гривневом эквиваленте автоматически подорожает, как будто девальвация уже произошла.

Если предположить, что в случае введения «десятины» импорт пропорционально сократится на такую же величину, то, возможно, объёмы закупаемой за рубежом продукции сравняются с экспортом. И тогда впервые за долгие годы стране удастся сбалансировать платёжный баланс, не прибегая к девальвации. Другое дело, что эта мера даст эффект лишь в краткосрочной перспективе. И если стагнация в экономике продолжится, а снижение налогового давления на бизнес, улучшение инвестиционного климата и развитие внутреннего рынка вновь отложат на потом, то и это не поможет.

Круг замкнулся
Кризисные явления в экономике после тяжелейшего 2008 года, увы, никуда не исчезли. Страна, ориентированная на экспорт своей продукции и не заинтересованная в развитии внутреннего рынка сбыта, обречена сталкиваться с финансовыми потрясениями. И каждый раз их разрушительная сила будет увеличиваться, а завязка на экспорт усиливаться. Это признаёт и власть. По мнению регионала Анатолия Кинаха, сейчас формируются предпосылки того глубокого кризиса, который мы уже прошли в 2008–2009 годах, когда Украина за два года потеряла 27% промышленного производства.

Данные Госкомстата подтверждают надвигающуюся угрозу. За 10 месяцев 2012-го промышленное производство сократилось на 1,4%. Рост ВВП стремится к нулю. Банковское кредитование почти полностью остановлено. Украина уже одной ногой в рецессии, и при нынешнем экономическом укладе экономику может спасти лишь финансовая подпитка международных доноров, особенно МВФ. Но согласятся ли те кредитовать власть, которая не проводит реальных реформ и на долгие годы закрывает политических оппонентов? И пока ответа нет, расслабляться населению рано.

Простые рецепты
5 экс-министров экономики спасают гривну

Богдан Данилишин, министр экономики в 2007-2010 годах
Александр Прокопенко
Теневая экономика страны составляет более 50% официального ВВП. Поэтому при желании Украину можно было бы всю забросать долларами. Дефицит долларов на внутреннем рынка создан искусственно, в первую очередь из-за снижения денежной оценки экспорта и искусственно завышенной цены импорта. Свободный обменный курс нужно было вводить ещё в мае-июне 2012 года. Сегодня, когда уже высок спрос на валюту, не следует ничего запрещать, это только усилит ажиотаж и панику. Наоборот, нужно стараться максимально удовлетворить спрос. Для этого необходимо предлагать привлекательные депозитные программы для аккумулирования средств населения в банковских структурах, выпускать государственные жилищные облигации. Нужно убедить людей, что покупка валюты — не самый лучший способ сбережения в период кризиса.

Сейчас было бы правильным:
1. Временно ввести обязательную продажу экспортёрами 100% валютной выручки на внутреннем рынке.
2. Запретить возвращение НДС на экспорт, осуществляемый через офшоры.
3. Ввести дополнительный 20% налог на все трансакции, осуществляемые через офшоры.
4.
Временно ввести 20% налог на покупку валюты для нужд некритичного импорта продукции.
5. Вернуть в Украину незаконно вывезенные валютные резервы и не допускать новых случаев оттока долларов с внутреннего рынка (а это более $150 млрд).

Нацбанк должен и дальше проводить политику волатильности курса, дабы избежать рисков разбалансирования финансового баланса. И самое важное сегодня — восстановить сотрудничество с МВФ, так как это станет импульсом для международных инвесторов.

Владимир Лановой, министр экономики в 1992 году

Административными, техническими методами, которыми пытается действовать власть, решить ничего нельзя. Необходимо восстановить доверие к денежной системе, денежной единице, государству, обещаниям правительства и деятельности НБУ. Этого можно достичь, только улучшив макроэкономические, финансовые и макрофинансовые показатели. Но всё валится, и люди это объективно знают. Поэтому восстановить доверие, особенно этому правительству, наверное, нереально. Вот и используют введение паспортов при покупке валюты и пытаются протащить налог на валютные операции.

Виктор Суслов, министр экономики в 1997-1998 годах

Самая простая и эффективная давно назревшая мера — проведение небольшой плавной девальвации. Это уменьшит ажиотаж. Общественность знает о негативных показателях торгового и платёжного балансов, росте долгов и в ожидании девальвации демонстрирует повышенный спрос на валюту. НБУ неоправданно теряет валютные резервы, пытаясь удержать курс на уровне, который удержать невозможно. И чем дольше он его будет удерживать, тем больше будет потеря резервов и, как следствие, глубже девальвация.

Поэтому самый простой и понятный путь — провести девальвацию. Сделать это нужно в несколько этапов. Для начала понизить официальный курс, который административно держится на уровне 7,99 грн. за доллар, и привести его хотя бы к рыночному — 8,20. Посмотреть, будет ли достигнуто равновесие. Если нет, ещё немного опустить. Многие считают, что равновесия можно достигнуть на уровне 8,4–8,5 гривен за доллар.

То, что делается сейчас, — демонстрация ошибок, усиливающих ажиотаж. Сам факт обсуждения законопроекта о введении налога на продажу валюты свидетельствует о панике в органах власти и НБУ. Власть нервничает, население, видя это, волнуется ещё больше.

Анатолий Кинах, министр экономики в 2007 году

Некоторые меры, уже принятые Нацбанком, я оцениваю позитивно: валютные интервенции и последнее решение о временной обязательной продаже 50% валютной выручки экспортёрами. Но этих мер недостаточно. Важно улучшить инвестиционный климат — защитить права собственника и инвестора. Необходимо стимулировать внутреннее производство для того, чтобы уменьшить долю потребляемой импортной продукции. Нужны комплексные меры для предотвращения дальнейшего снижения золотовалютных резервов за счёт более высокой эффективности экономики, в том числе роста конкурентной способности экспорта. Эти меры мы должны увидеть в бюджетно-финансовой и валютно-курсовой политике на 2013 год.

Сергей Терёхин, министр экономики в 2005 году

За последний год на поддержание курса гривны было потрачено более $7 млрд. Мы имеем негативный торговый баланс. Ситуация с нашим традиционным экспортом — металлургией и химией — ухудшается, и вряд ли стоит рассчитывать на рост спроса на эту продукцию. Поэтому надеяться на увеличение экспортной выручки не приходится. В итоге макроэкономических оснований для искусственного сдерживания курса гривны нет, её придётся девальвировать.

Ещё хуже
Как ограничивают валютные операции в разных странах

Аргентина
В стране существуют жёсткие ограничения на валютные операции. С валютного счёта разрешено снимать не более $300 в месяц.

Венесуэла
Процесс покупки валюты забюрократизирован. Чтобы купить валюту, необходимо получить специальное разрешение регулирующей организации, при этом наличными можно приобрести не более $500.

Иран
Здесь существует сразу три курса в зависимости от целей покупки валюты. Самый низкий — для покупки товаров первой необходимости, чуть выше — для производственных целей, и максимальный — для всех остальных нужд.

Мексика
Гражданам запрещено покупать больше $1,5 тыс. в месяц.

Узбекистан
Валюту можно купить только у «менял». Ежедневно «заинтересованные лица» выкупают по официальному курсу банков дневной лимит инвалюты, составляющей всего $30 тыс. Далее валюта продаётся всем желающим, но уже по курсу чёрного рынка.

Китай
Гражданин КНР может купить в год не более $50 тыс. При этом в государственной электронной системе ставится отметка о приобретении валюты. Мониторинг позволяет государству следить, какую валюту и в каких суммах покупали граждане.

Дмитрий Гонгальский, Фокус

Loading...