Экс-глава ФГИ Рябченко: Государство профукало Укртелеком

Александр Рябченко, возглавлявший ФГИ в период президентства Виктора Януковича, отрицает существование схем приватизации крупных промышленных объектов в интересах приближенных к бывшей власти олигархов

Главой Фонда госимущества Александр Рябченко стал в апреле 2010 года - после избрания Виктора Януковича на пост президента. Четыре следующих года он руководил продажей госимущества, поэтому его имя упоминается в конфликтах вокруг большой собственности. Продажа Укртелекома по заниженной стоимости и подтасовка условий приватизационных конкурсов под заведомо известных участников – самые нашумевшие из их числа.

Вас обвиняли в проведении приватизационных конкурсов, где условия выписывались под одного участника. Нет опасения, что после смены власти вас за это привлекут к ответственности?

Условия конкурсов утверждаются Кабмином. Вот продавали мы облэнерго. Провели 9 конкурсов. И только в одном из них участвовала одна компания. Можно это назвать условиями, выписанными под одного участника? Все забывают о ключевом требовании, которое отсекает всех, кроме победителя: человек всю жизнь сдававший металлолом и заработавший на этом кучу денег, не может пытаться купить облэнерго. Первое – участник должен иметь опыт управления областной энергетической компанией. Если у него нет такого опыта – к конкурсу он не допускается. Второе – мощности компаний-претендентов должны составлять не менее 30% мощностей покупаемых активов. В 2000 году, когда проводилась приватизация, к условиям которой ни у кого не было претензий, эта цифра составляла 50%. В то время, как я возглавлял Фонд госимущества, не было конкурсов, на которые не могло прийти два участника.

Речь идет не только об облэнерго. Последний приватизационный конфликт связан с Сумыхимпромом - вас обвиняют в попытке продать его структурам Дмитрия Фирташа по заниженной стоимости.

Вы о конкурсе? Конкурса по продаже Сумыхимпрома не было. Его не объявляли. Нет даже решения правительства о проведении конкурса. Информация о том, что конкурс на приватизацию был объявлен, потом отменен, пустая.

Из-за чего тогда произошел конфликт?

До того, как проводить конкурс, по закону Фонд госимущества должен продать 5%-ный пакет акций на бирже, чтобы увидеть спрос и понять, сколько инвестор готов платить. Параллельно трудовой коллектив предприятия получает право купить его акции по льготной цене. Потом невыкупленные акции присоединяются к пятипроцентному пакету и снова продаются. Так пакет акции Сумыхимпрома из 5%-го стал 7,2%-ным. Он стоил около 30 млн. грн., продавался месяцами, но никто не хотел его покупать. Подчеркну, что он продавался на бирже, а там вообще нет возможности отсеивать покупателей. Условий покупки нет - нет, требований к покупателю - нет, инвестобязательств - нет. В январе мы приостановили все продажи, включая биржевые. Восстановили их после того, как избрали новое правительство. И когда мы объявили, что торги снова начинаются, столкнулись интересы двух известных лиц – Дмитрия Фирташа и Игоря Коломойского. Если раньше ни один из них не хотел покупать пакет, теперь захотели оба. И в один прекрасный день звонит мне Коломойский и говорит:"Вот безобразие, биржа меня не допустила к покупке". И подали жалобу на биржу.

Почему вы просто не поменяли биржу?

Мы бы поменяли, если бы она была виновата. Тогда пришлось остановить продажу и начать разбирательства. Было правило: подать документы и уплатить взнос для участия в торгах нужно до трех часов дня, предшествующего дате аукциона. В предпоследний день подачи документов у фирмы Коломойского документы не приняли. Его люди утверждают, что они безрезультатно просидели в офисе биржи до конца рабочего дня, после чего с ними попрощались. Представители биржи описывают это иначе. Говорят, дескать, люди Коломойского пришли подавать заявку после окончания рабочего дня. Думаю, биржа могла ее принять, но побоялась, что потом можно будет через суд признать торги недействительными из-за подачи заявки в нерабочее время. На следующий день представители Коломойского пришли снова и документы у них приняли. Но к 3 часам дня на счету биржи взноса не оказалось, поэтому фирму Коломойского к торгам не допустили. Деньги люди Коломойского отправили через"Приватбанк", но на счет биржи в"Надра Банке" (принадлежит Дмитрию Фирташу – Фокус) они не поступили. На момент моего увольнения из Фонда госимущества велось разбирательство. Признаться, я вообще не понимаю, почему Фирташ и Коломойский бились за 7,2% акций, если скоро будет продаваться 92,75%.

В 2011 году, был продан другой скандальный объект – Укртелеком. Тогда вас обвиняли в том, что цена, заплаченная инвестором, была слишком низкой для этого объекта. Хоть сегодня вы согласны с такими претензиями?

Да, государство профукало Укртелеком. У приватизации телекоммуникационных компаний есть своя история. До возникновения мобильной связи в каждой европейской стране имелись свои национальные операторы. Все они были приватизированы на пике интереса инвесторов к этому направлению. Самую большую сумму за Укртелеком можно было выручить в 2007 году – 24 млрд грн. Тогда его и нужно было продавать. После 2007 года стоимость телекоммуникационных компаний стабильно шла вниз – их стали давить мобильные операторы.

Почему Укртелеком не выставили на продажу в 2007 году?

Потому что не было политического согласия на продажу такого объекта. Все понимали, что нужно продавать, но все также понимали, что продажа Укртелекома будет хорошим поводом для критики. Оператор тем временем падал в цене и все это видели.

Стоит ли ожидать волну реприватизации имущества, отданного в частную собственность во время президентства Виктора Януковича?

Не думаю, что есть какое-то политическое решение на этот счет. Вообще процессы реприватизации идут постоянно, независимо от того, кто при власти. Просто о них мало кто знает. За всю историю Украины больше трех сотен объектов вернули в госсобственность. Публичный возврат прошел только в случае с Криворожсталью. Остальные объекты возвращались без каких-либо дискуссий в судебном порядке по искам ФГИУ.

Как вы считаете, в число собственников приватизированных копаний в период президентства Виктора Януковича действительно могли входить его структуры?

Я не могу это ни подтвердить, ни опровергнуть. По новой программе приватизации правила конкурсов очень жесткие и они подразумевают раскрытие информации о собственниках до физлиц. Естественно, имени Виктора Януковича не было среди окончательных собственников компаний, приватизировавших что-либо.

Беседовала Юлия Самсонова