Тест на честность. Можно ли верить официальной инфляции

Бессарабский рынок в Киеве / Фото: УНИАН
Бессарабский рынок в Киеве / Фото: УНИАН

Том Купе из Киевской школы экономики и Евгений Петруша из Empire State Capital Partners проверили данные Госстата, сравнив с ценами в онлайн-супермаркетах в Киеве

В моем чеке инфляции больше, чем в данных Госкомстата" — такая мысль на кассе супермаркета посещает многих украинцев. Спешим успокоить: похожие подозрения возникают у жителя любой страны мира от США до Австралии*.

Честный расчет инфляции нередко становится жертвой политики. Раньше проверить его было сложно: сбор данных крайне трудоемкий и был по карману разве что государству. Все изменилось с появлением интернет-супермаркетов: их база дает возможность автоматически собирать данные о стоимости товаров. Это лишило государственные институты монополии на расчет инфляции.

Чтобы проверить официальную инфляцию Госстата, в январе 2014 года мы (проект bigdata.org.ua и Киевская школа экономики) начали собирать данные о ценах с веб-сайтов нескольких украинских интернет-супермаркетов.

Учитывая киевскую "прописку" магазинов и тот факт, что в Украине официальная инфляция более чем наполовину формируется за счет продуктов, в качестве базы для сравнения мы взяли индекс инфляции продуктов питания для Киева, полученный у Госстата. А нашу "онлайн-инфляцию" рассчитали на основе данных об изменении реальной стоимости нескольких тысяч продуктов — с применением официальной методологии расчета индекса потребительских цен.

Первые данные оказались не в пользу официальной статистики: по данным Госстата, в феврале цены на продукты выросли лишь на 1,5%, а по нашим данным — увеличились на 4% (см. Сравните две инфляции). Быстрее официальной инфляции продукты дорожали в супермаркетах и в марте, и в апреле. Но в мае картина кардинально изменилась. По данным Госстата, рост цен на продукты питания в Киеве составил 4,3%, а в супермаркетах — только 1,8%.

Разницу между официальными данными и динамикой реальных цен в супермаркетах можно объяснить инерцией всех остальных "точек замера цен", с которыми работает Госстат. К примеру, крупные сети, как правило, сами импортируют многие продукты питания — соответственно, они быстрее реагируют на изменение курса гривны, чем мелкие магазины или торговцы на рынках. Но в долгосрочной перспективе эта разница сходит на нет: по итогам трех месяцев, с марта по май официальная инфляция по продуктам питания оказалась даже выше, чем аналогичный показатель онлайн-супермаркетов: 11,8% против 11,3%.

Значит ли это, что у вас больше не возникнет подозрений по поводу цифр официальной инфляции? Скорее всего, они возникнут еще не раз. Дело в том, что Госстат рассчитывает "вес" каждого товара в потребительской корзине исходя из среднестатистических затрат домохозяйств. Таким образом, методология официальной инфляции может не учитывать импортные деликатесы, ежегодную замену смартфона и тому подобные "не пищевые" траты.

Не вдаваясь в подробности, можно привести сравнение: В Украине расходы на продукты питания вместе с алкоголем и табаком составляют около 50%, а в Германии их доля — менее 20%. Чем меньше доход, тем больше доля продуктов питания в затратах — на остальное просто не остается денег. Так что чем больше в ваших расходах непродуктовых покупок и импорта, тем чаще вам будет приходить мысль "в моем чеке инфляции больше, чем в данных Госстата".

* См., к примеру, Why You Can't Trust the Inflation Numbers Бретта Арендса в Wall Street Journal или Why Inflation Figures Are Deceptive Government Statistics редактора австралийского издания Money Morning

**Девальвация с $0,122 за одну гривну до $0,084