Семь экономических угроз, которые делают нас сильнее

Семь экономических угроз, которые делают нас сильнее

Фокус составил список вызовов для украинской экономики и обобщил их до семи наиболее значимых. Известные экономисты оценили степень влияния каждого из рисков на ситуацию в Украине по десятибалльной шкале

Наиболее опасные факторы получили максимальную оценку. На основе полученных ответов Фокус вычислил среднее значение и прорейтинговал угрозы.

Кто оценивал угрозы

Александр Паращий, руководитель аналитического департамента инвесткомпании Concorde Capital

Дмитрий Чурин, глава аналитического департамента инвесткомпании Eavex Capital

Григорий Перерва, директор рейтингового агентства IBI-Rating

Александр Вальчишен, руководитель аналитического подразделения инвесткомпании ICU

Станислав Дубко, гендиректор рейтингового агентства UCRA

Тарас Качка, и. о. президента Американской торговой палаты

Анна Деревянко, исполнительный директор Европейской бизнес-ассоциации

Ольга Шубина, заместитель гендиректора рейтингового агентства "Кредит-Рейтинг"

Александр Жолудь, экономист Международного центра перспективных исследований

Промедление с реформами

Экспертная оценка угрозы — 8,22 балла

После обретения Украиной независимости все политики во власти говорили о необходимости реформ. Но никто на них так и не решился, поскольку все думали в первую очередь о своём политическом будущем. На первом этапе любые реформы сопряжены с трудностями и социальными потрясениями, соответственно рейтинги политиков, даже реформаторов, в переходный период, как правило, падают. Поэтому малоэффективная экономическая модель, унаследованная от СССР, консервировалась из года в год. Дальнейшее её сохранение уже несовместимо с жизнью государства, предупреждал грузинский реформатор Каха Бендукидзе.

Промедление с реформами опрошенные Фокусом экономисты считают наибольшим из всех существующих экономических рисков для Украины. По их мнению, консервация неэффективной существующей экономической модели дополнительно усиливает другие угрозы — глубокую рецессию, дефолт, высокую инфляцию, обвал гривны. К ним исполнительный директор Европейской бизнес-ассоциации Анна Деревянко добавляет отсутствие борьбы с коррупцией и прогнившую судебную систему, что также мешает бизнесу развиваться. Решение всех этих проблем, а значит, и развитие экономики зависит исключительно от проведения соответствующих реформ, отмечают экономисты.

По мнению руководителя аналитического подразделения группы ICU Александра Вальчишена, во власти сейчас идёт кулуарная борьба между двумя силами. К первой собеседник Фокуса относит консерваторов, представленных бюрократией, политической номенклатурой и частью крупного бизнеса, которому в случае проведения реформ есть что терять. Таких принято называть "практиками" или "крепкими хозяйственниками". Другую силу Вальчишен видит в прогрессивной части общества — представителях Майдана, волонтёрах, малом и среднем бизнесе, руководителях-экспатах, которые представлены во власти как новые лица. Их называют "теоретиками" или "романтиками". "Борьба между этими силами приводит к затягиванию принятия решений, что сказывается на доверии международного сообщества — финансовых и общественных институтов", — заключает Александр Вальчишен. Отсюда разговоры о возможном дефолте Украины, всё чаще звучащие в зарубежных финансовых кругах.

И. о. президента Американской торговой палаты в Украине Тарас Качка главный риск видит в том, что предложенные украинской властью реформы будут лишь косметическими и не решат системных вопросов, таких, например, как дисбаланс в энергетике или социальной сфере. То есть вместо решения проблем будут сниматься лишь их видимые симптомы. "В таком случае мы можем столкнуться со стагфляцией (стагнация + инфляция; спад в экономике, сопровождающийся ростом цен. — Фокус). Поэтому сейчас необходимо как можно скорее трансформировать реформаторскую энергию нового парламента в системные и глубокие реформы", — предупреждает Тарас Качка.

Грузинский реформатор Каха Бендукидзе в первую очередь советовал украинскому правительству "привести экономическую политику в соответствие с жизненной необходимостью". То есть сократить государственные расходы, которые сейчас превышают 50% ВВП. Для сравнения: в быстрорастущих экономиках (Гонконг, Сингапур, Китай, Южная Корея) этот показатель составляет менее 20%. "Ваши расходы растут не за счёт повышения налогов, а за счёт резкого наращивания государственного долга. Вы живёте в долг, а в долг никто больше давать не хочет. И если так будет продолжаться, через десять лет вы станете самой бедной страной Европы", — делал неутешительные прогнозы Бендукидзе. Ещё один совет Кахи Бендукидзе — развивать сферу услуг. Все развитые экономики ориентированы именно на них.

Прогноз

Проведение системных реформ поможет Украине восстановить устойчивый экономический рост в 2016–2017 годах. Но на пути к "светлому будущему" гражданам придётся затянуть пояса, а правительству вести диалог с обществом, разъясняя значение непопулярных, но необходимых мер.

Экономика без Донбасса

Экспертная оценка угрозы — 6,9 балла

На Донецкую и Луганскую области в сумме приходится до 15% ВВП страны. На первый взгляд, подпитывая очаг напряжённости в регионе, Путин целенаправленно подрывает украинскую экономику. Производственные мощности в большинстве своём выведены из строя или остановлены. Не работают горно-металлургические комбинаты, большинство шахт, машиностроительные и другие заводы. "Объёмы производства снижены, связи между предприятиями нарушены, существенно сократились экспортные операции и приток валюты в страну. Военный конфликт провоцирует социальное напряжение и снижение инвестиционной привлекательности Украины", — констатирует заместитель гендиректора РА "Кредит-Рейтинг" Ольга Шубина и добавляет, что все эти тенденции при обострении конфликта будут только усиливаться.

Но при условии локализации конфликта в существующих границах и "автономного плавания" захваченной боевиками территории потеря части Донбасса не станет критичным фактором для госказны. Луганская и Донецкая области больше получали из бюджета, чем платили в него. Экспортно ориентированным предприятиям, сосредоточенным в регионе, возмещают из бюджета НДС на десятки миллиардов гривен. Раньше именно Донецкая область демонстрировала самый низкий показатель среди всех регионов по уплате налога на добавленную стоимость из-за того, что именно на эту область приходилось наивысшее возмещение НДС. Бюджетам двух восточных областей в 2014-м в сумме была положена дотация в 2,58 млрд грн — это почти столько же, сколько было запланировано на содержание Государственной пограничной службы. Но больше всего должны были получить из госказны шахты Донбасса, на поддержку которых в бюджете-2014 предусмотрено 11 млрд грн. Для сравнения: Министерству обороны в бюджете выделяется 15,15 млрд грн. Теперь, когда большинство предприятий, существовавших за счёт госбюджета, оказались на подконтрольной боевикам территории, большая часть предназначенных им дотаций останется в казне.

На самом деле самое тяжёлое экономическое последствие утраты части Донбасса для Украины — это потеря добытого на оккупированной территории и оплаченного угля. Растёт его дефицит, соответственно энергосистема страны в разгар отопительного сезона подвергается большим рискам.

Прогноз

"Локализация конфликта в нынешних границах не настолько страшна для Украины, как консервация неэффективной экономической модели или дефолт", — считает директор рейтингового агентства IBI-Rating Григорий Перерва. По его оценкам, взамен потерянных источников сырья и комплектующих экономика уже начинает переориентироваться на новые — в течение 6–12 месяцев большинство из них удастся заместить.

Затяжная рецессия

Экспертная оценка угрозы — 6,8 балла

Сокращение объёмов производства продолжается в Украине уже не первый год — негативные процессы наметились в конце 2012-го и усилились в 2013–2014 годах. После бегства Януковича экономика находилась едва ли не в состоянии краха. "За 10 месяцев 2014 года сократились объёмы производства практически во всех основных отраслях, кроме пищевой промышленности и сельского хозяйства, — отмечает Ольга Шубина из РА "Кредит-Рейтинг". Основные причины падения экономики — война на востоке страны, снижение внутреннего спроса и закрытие рынков РФ.

Как считают опрошенные Фокусом экономисты, в сложившейся ситуации проблемы украинской экономики могли быть намного серьёзнее. "В марте 2014-го мы оценивали возможные экономические потери на уровне 2009 года, то есть глобального кризиса. Но падение оказалось гораздо меньше, причём происходит оно в основном за счёт Донбасса — в Западной и Центральной Украине есть ряд областей, где наблюдается позитивная динамика", — говорит директор экономических программ Центра им. Разумкова Василий Юрчишин.

Торговые войны с Россией, усилившиеся в 2014-м, особенно повлияли на показатели металлургии, машиностроения, химпрома и т. п. В то же время в наименьшей мере пострадали те предприятия, которые заранее снизили зависимость от рынка бывшего СССР, не дожидаясь охлаждения отношений с РФ. Так, проблемы в торговле с северным соседом практически не повлияли на динамику производителей подсолнечного масла, мяса птицы и др. Потери в российском направлении украинской экономике частично удалось компенсировать за счёт расширения объёмов экспорта в Европу.

Однако власть обязана разработать механизмы, чтобы обезопасить страну от глубокой рецессии. Иначе дефицит госбюджета увеличится в разы, что повлечёт за собой невыплаты зарплат и пенсий, массовый характер приобретут увольнения и отпуска за свой счёт, которые уже начались в производственной сфере.

Прогноз

По оценкам экономиста Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) Александра Жолудя, в 2014-м из-за продолжающейся с 2012 года рецессии промышленное производство в Украине упадёт на 12–13%. Но первые позитивные тенденции, а точнее — возобновление роста Жолудь ожидает уже во втором полугодии 2015-го. Это будет обусловлено в первую очередь низкой базой сравнения экономических показателей за 2014 год. Но чтобы выйти хотя бы на минимальную положительную динамику, власть уже сейчас должна в первую очередь поддержать бизнес. В частности, отказаться от налогового давления, иначе в условиях падения рентабельности бизнес уйдёт в тень или же полностью свернёт производство до лучших времён, и эта тенденция уже просматривается. Экспортёрам нужно обеспечить режим максимального благоприятствования. А НБУ совместно с крупными банками должен разработать лояльные программы кредитования бизнеса, что позволит ему продержаться в период безденежья — многим предприятиям сейчас катастрофически не хватает оборотных средств.

Жизнь не по средствам

Экспертная оценка угрозы — 6,7 балла

"У вас государственные расходы составляют около 50% ВВП, хотя в 90-х было около 16%. Но в двухтысячных годах началась гонка "кто больше наобещает", особенно резкий скачок расходов произошёл за последние пять лет. И это убивает экономику", — говорил в одном из своих интервью Фокусу грузинский реформатор Каха Бендукидзе в июле 2014 года. Действительно, одним из первых вызовов, с которым пришлось столкнуться новой власти после падения режима Януковича, была необходимость сокращения государственных расходов. Бюджет, доставшийся в наследство от Кабмина Азарова, "пошёл под нож".

В числе мер, направленных на оптимизацию расходов, координатор проектов Института экономических исследований и политических консультаций Александра Бетлий называет принятие изменений в закон о госбюджете на 2014 год, а также изменений в Налоговый кодекс и другие законы, касающиеся соцпомощи. В частности, для увеличения доходов госбюджета правительство отказалось от снижения ставки НДС и повысило акцизы и плату за использование недр. Кроме того, ввели налогообложение инвестиционных доходов, НДС на медикаменты и военный сбор для финансирования потребностей обороны. Однако, по мнению Александры Бетлий, эти решения являются сиюминутными и не отвечают на долгосрочные вызовы.

Руководитель аналитического департамента инвесткомпании Con­corde Capital Александр Паращий считает, что дефицит госбюджета по-прежнему остаётся одним из основных рисков для украинской экономики: "Так как Украина сейчас не пользуется популярностью у инвесторов, финансировать этот дефицит можно только с помощью печатного станка. Если дополнительную гривневую массу нейтрализуют поступления от МВФ, это ещё не так страшно — просто вырастет долг. Но если МВФ будет не удовлетворён реформами и прекратит выдавать кредиты, а дефицит бюджета продолжат покрывать за счёт эмиссии, мы получим и девальвацию, и дефолт, и ускоренную инфляцию". Сейчас для решения бюджетных проблем власть использует старый метод — увеличение налогового давления на малый и средний бизнес. Но это только усугубляет проблему: предприниматели уходят в тень, показывают убытки.

Прогноз

По оценкам экономиста МЦПИ Александра Жолудя, дефицит госбюджета в 2014 году с учётом дефицита Нафтогаза может достигнуть 10% ВВП, но в 2015-м его вполне можно снизить до 3–5%. Для этого государству необходимо кардинально сокращать расходную часть бюджета, и в первую очередь за счёт неэффективных трат на госаппарат и урезания социальных льгот — предоставлять их с учётом реальных доходов граждан и т. п. Но если новая власть, как и предыдущие, будет заниматься исключительно латанием бюджетных дыр, экономика продолжит падение.

Девальвация

Экспертная оценка угрозы — 6,1 балла

Обесценивание гривны стало для украинцев одним из наиболее сильных экономических потрясений 2014 года — в сравнении с 2013-м нацвалюта подешевела почти вдвое. Начиная с 2012 года экономисты советовали правительству постепенно отпускать гривну, ведь из-за преобладания импорта над экспортом в стране нарастал дефицит инвалюты. Но вместо этого правительство Николая Азарова предпочло и дальше задабривать электорат. Нацбанк искусственно сдерживал курс гривны, выбрасывая на рынок валюту из своих резервов и ограничивая административными мерами возможности импортёров.

Возникший за два года такой политики дисбаланс сделал девальвацию неизбежной, вне зависимости от того, какие политические силы стоят у руля. Правда, ожидалось, что курс нацвалюты упадёт до экономически обоснованного уровня в 10–11 UAH/USD. Однако агрессия России изрядно подпортила перспективы гривны — дефицит валюты продолжает давить на её курс, несмотря на достигнутое впервые с 2004 года положительное сальдо внешнеторгового баланса. Из-за угрозы обострения украинско-российского конфликта иностранные инвесторы опасаются вкладывать в Украину средства, население в панике скупает наличные доллары, а экспортёры стараются не заводить валютную выручку в страну. Пока Путин не успокоится, паника будет давить на курс.



Впрочем, валютный кризис многие экономисты связывают и с отсутствием последовательной политики со стороны НБУ. Многочисленные критики его руководства прогнозируют, что после формирования нового правительства ставленница президента Валерия Гонтарева потеряет кресло главы Нацбанка.

Прогноз

По мнению опрошенных Фокусом экономистов, риск дальнейшей девальвации нацвалюты всё ещё сохраняется. Александр Жолудь из МЦПИ прогнозирует ослабление гривны в ближайшие месяцы, но при этом уверен, что в 2015-м она усилится. Впрочем, для этого власть в первую очередь должна отключить печатный станок — кроме внешних угроз курс во многом определяет масштаб эмиссии. Вся свободная гривна сейчас направляется на покупку валюты. Поэтому если власть будет решать проблему дефицита бюджета не только с помощью напечатанной гривны, нацвалюта в следующем году может укрепиться или, по крайней мере, её курс может стабилизироваться в пределах нынешних 15–16 UAH/USD.

Дефолт

Экспертная оценка угрозы — 5,6 балла

В западных СМИ в последний месяц с регулярной частотой появляются публикации, предрекающие Украине неизбежный дефолт — дескать, страна не в состоянии будет платить по внешним долгам, ей угрожает банкротство. Украинцы наверняка ещё не забыли российский дефолт 1998 года. Тогда северный сосед из-за падения цен на нефть не смог выполнить обязательства по облигациям госзайма. Из-за отсутствия внешнего финансирования у российских банков возникли проблемы с платёжеспособностью, многие россияне потеряли свои сбережения, рубль подешевел в несколько раз. Российский кризис 1998-го ударил и по Украине, в то время сильно завязанной на экономике РФ: массовые сокращения штата, урезание зарплат и т. д. Гривну, в отличие от рубля, от обвальной девальвации тогда смогли удержать.

Задолженность Украины по внешним займам, включая гарантирован­ные государством, достигла $72,9 млрд.Это составляет 67,6% ВВП, тогда как критическим уровнем считается 60%. Впрочем, многие страны, такие как Япония и США, десятилетиями живут с намного большими долгами. Однако разница в том, что эти государства экономически ус­пеш­ны, их экономика не подорвана войной, а золотовалютные резервы покрывают долги. Резервы Нацбанка сейчас составляют всего лишь $12,59 млрд, а плановые краткосрочные расходы валютных активов, по данным НБУ, превышают $6 млрд — это около половины его золотовалютных резервов. Поэтому многие украинские экономисты оценивают риск дефолта Украины как высокий. По словам Григория Перервы из IBI-Rating, дефолт может повлечь за собой сворачивание внешнего кредитования, которое сейчас и так минимальное, продолжительную рецессию, банкротство банков, падение доходов населения. "Отсрочка выделения траншей МВФ делает неизбежным дальнейшее истощение наших золотовалютных резервов за счёт погашения внешних долгов и оплаты за газ", — говорит гендиректор Украинского кредитно-рейтингового агентства (UCRA) Станислав Дубко. Он обращает внимание на тревожный сигнал: Нацбанк недавно продал часть золотого запаса. С полупустыми резервами невозможно своевременно погашать внешние долги.

Международные рейтинговые агентства также считают высоким риск дефолта в Украине — они снижают кредитный рейтинг государства до минимальных значений с 1998 года. "Доходность по суверенным евробондам Украины с погашением в сентябре 2015-го достигла 30%, что говорит о неуверенности инвесторов в их погашении. Но даже в случае ухудшения экономической ситуации дефолт неприемлем для Украины, поэтому в какой-то момент могут начаться переговоры о реструктуризации долгов", — предполагает глава аналитического департамента инвесткомпании Eavex Ca­pital Дмитрий Чурин. Корпоративный сектор свои международные обязательства уже реструктуризирует. Дмитрий Чурин приводит в пример металлургический холдинг Рината Ахметова "Метинвест", который обменял свои еврооблигации на $500 млн с погашением в мае 2015-го на новые бонды.

Прогноз

Только начав реформы, новая власть снова обретёт благосклонность международных доноров, а значит, получит финансовую поддержку, не доводя Украину до дефолта. Однако экономисты не исключают добровольного продления кредиторами Украины погашения выплат по долгам или списания их части.

Инфляция

Экспертная оценка угрозы — 4,6 балла

По данным Госстата, официальный показатель инфляции на конец октября 2014 года по сравнению с декабрём 2013-го составил 19%. В Госстате подсчитали, что больше всего подорожал природный газ (69%), а также фрукты (59%), топливо (55%), транспортные средства (43%), фармацевтическая продукция (35%). Эти группы товаров на украинском рынке представлены преимущественно подорожавшим импортом, основной причиной двузначной инфляции в Украине стал рост курса доллара почти в два раза. В то же время практически не изменилась стоимость услуг связи и образования. А овощи даже подешевели на 26%, что в первую очередь объясняется сезонным фактором. Данные Госстата измеряют "среднюю температуру по палате" — цены на многие товары возросли куда существеннее. В частности, стоимость многих импортных лекарств взлетела почти в два раза, многие легковые авто, причём как импортные, так и отечественные, подорожали на 60–80%.

Опрошенные Фокусом экономисты считают инфляцию следствием большинства угроз, которые заняли в рейтинге Фокуса более высокую позицию. Дальнейшее сочетание роста цен с падением производства может стать платой за отказ от проведения реформ (смотрите угроза №1). Высокая инфляция будет затягивать Украину в продолжительную рецессию. Исследования показывают, что потребительские настроения украинцев на фоне подорожавших товаров и услуг, а также падения реальных доходов существенно ухудшились. Они меньше покупают, вместо дорогих товаров выбирают более дешёвые аналоги, и, как следствие, наблюдается падение оборотов розничной торговли, которые в этом году впервые снизились после кризиса 2008–2009 годов. В свою очередь, падение спроса со стороны населения негативно сказывается на объёмах производства.

Прогноз

По мнению Александра Жолудя из МЦПИ, инфляция в 2014 году достигнет 22–24%, а в 2015-м замедлится до менее 10%. Инфляцию удастся обуздать, если новое правительство справится со стоящими перед ним вызовами. Нацбанк должен поменять нынешнюю неэффективную монетарную политику на обеспе­чивающую стабильность цен и рост реального объёма производства, а правительство — взять под контроль ценообразование на тех рынках, где цены необоснованно завышены — аптеки, рынок нефтепродуктов и т. д.

5 заоблачных перспектив

Работая вместе с экспертами над рейтингом экономических угроз, Фокус, к своему удивлению, увидел ростки пяти положительных тенденций. Правда, чтобы они окрепли и превратились в устойчивые позитивные тренды, украинской власти необходимо безотлагательно начать реформы для преодоления экономической отсталости. Ещё одно из важных условий для развития позитивного сценария — локализация конфликта в Донбассе. Успех в этом направлении также зависит от реформ — модернизированная экономика даст источники для финансирования армии, а последовательная государственная политика Украины укрепит решимость западных союзников в борьбе с агрессией Путина.

1. По самым смелым прогнозам начало реформ даст толчок для экономического роста в конце 2015-го — первой половине 2016 года. К этому времени промышленность переориентируется на новые производственные связи, разорванные из-за конфликта в Донбассе, и новые внешние рынки сбыта, альтернативные российским.

2. В 2015 году гривна уже не будет резко девальвировать или даже начнёт укрепляться. Вместе с этим стабилизируются цены на товары. Такие перспективы станут реальностью, если для финансирования дефицита бюджета не будут включать станок, печатающий гривну, а конфликт в Донбассе будет локализован, по крайней мере в существующих границах. Ведь пока одной из основных причин девальвации остаётся паника.

3. Экспорт украинских товаров будет увеличиваться. Украинские производители уже сейчас успешно переориентируются с рынка СНГ на другие страны, в частности ЕС. В структуре экспорта всё больше товаров с высокой добавленной стоимостью: продукты питания, сельхозпродукция и т. д. Однако экспортную активность бизнеса должно поддержать государство — доступными кредитами, налоговыми стимулами, дипломатическими усилиями. Компаниям, особенно малому и среднему бизнесу, потребуется консультационная и информационная помощь.

4. В Украину вернутся инвестиции. В инвесткомпаниях говорят о большом бизнес-интересе к стране. Отложенный спрос на украинские рынки может вылиться в многомиллиардные инвестиции в Украину уже во втором полугодии 2015 года. Но открытие новых производств и рабочих мест возможно только в случае, если потенциальные инвесторы получат железные гарантии прав собственности, а также увидят реальное снижение налоговой нагрузки и уровня коррупции.

5. Во втором полугодии может возобновиться рост реальных доходов граждан. Если реформы и зарубежные инвестиции подтолкнут экономику, стабилизируются государственные финансы, улучшатся потребительские настроения населения. Это, в свою очередь, будет способствовать росту розничного товарооборота и валового внутреннего продукта.

Текст: Мария Бабенко, Сергей Литвиненко