Газ до отказа. Удастся ли Украине сбить цены на российский газ

Фото: abnews.ru
Фото: abnews.ru

О шансах Украины добиться снижения цен на газ и о сущности Газпрома Фокусу рассказал партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин

Украина заявила, что с 1 апреля приостанавливает закупку газа у Газпрома. Есть ли у неё шансы вообще отказаться от услуг россиян?

– Я оцениваю их как реальные, только это может быть не с 1 апреля, а немного позже. Мне неизвестно, в каком состоянии сейчас находятся потребители газа в Украине, способны ли они к дальнейшей экономии, чтобы полностью обойтись без российского газа. Одним из методов снижения зависимости может быть увеличение собственной добычи, хотя быстро это сделать невозможно. Думаю, Украина вполне может увеличить собственную добычу с 20 до 22 млрд кубометров в год.

Сколько времени на это потребуется?

– Это можно сделать в течение года, если посмотреть на оптимальный отбор газа из имеющихся скважин и на разработку газовых залежей.

Министр энергетики и угольной промышленности Украины Владимир Демчишин анонсировал подписание в апреле нового соглашения о закупке природного газа у России. Удастся ли украинцам добиться снижения цены?

– Я думаю, что удастся, если это будет исправление контракта. Но проблема в том, что российская сторона настаивает на том, чтобы новый контракт не заключать, а цену понижать только по доброй воле российского правительства в виде изъятия из этой цены экспортной вывозной пошлины на природный газ. Для Украины это не лучшее решение, поскольку украинские партнёры будут фактически подвешены на крюк: захотим – сократим вам цену, захотим – снова повысим на следующий квартал. По контракту во втором квартале цена может составить $350-355 за тысячу кубометров с учётом скидки. Поэтому газ, который продаётся на распределительных хабах на свободном рынке в Европе, получается дешевле.

Но украинское правительство даёт понять, что его устроит стоимость газа в размере $250 за тысячу кубометров. Насколько эти ожидания реальны?

– Они соответствуют текущей конъюнктуре на рынке. Но Газпром может объявить о том, что это не соответствует формуле цены по контракту, поэтому он настаивает на ней. На этом стороны никак не сойдутся.

"Если бы "Газпром" был коммерческой компанией, то давным-давно изменил бы контракт по требованию партнёра"


Михаил Крутихин
о "Газпроме" как политическом инструменте
Михаил Крутихин о "Газпроме" как политическом инструменте

А продавать газ по таким ценам Газпрому выгодно или же они уже близки к себестоимости?

– В нынешних условиях это приближается к нерентабельности. Прежде Газпром мог рассчитывать на себестоимость добычи в районе $7–12, сейчас добыча каждой тысячи кубометров обходится в $43–47. При этом газ должен проделать около 4500 км с Ямала, чтобы попасть на украинскую территорию. На транспортировку будет израсходовано довольно много газа на компрессорных станциях – это естественная "усушка, утруска". Если ещё учесть 30-процентную экспортную пошлину за этот газ, тут трудно говорить о рентабельности.

Стоит в новом соглашении ожидать отказа от режима "бери или плати"?

– Пока российская сторона пренебрегла этим условием в контракте и простила украинскому партнёру то, что газ не выбирали. Если бы буква контракта была полностью соблюдена, Нафтогаз Украины оказался бы должен "Газпрому" больше $20 млрд, поскольку объёмы купленного газа не соответствовали принципу take-or-pay по контракту 2009 года. Как будет дальше – неизвестно, пока мы слышим заявления о том, что с 1 апреля возобновляется в полной мере действие принципа take-or-pay.

Какова судьба контракта 2009 года? Он продолжит действовать или его так и будут подменять очередными "сезонными" соглашениями?

– Эти документы действуют за пределами контракта. Фактически по согласованию сторон они отказались на какое-то время от действия контракта 2009 года. Единственное – цена газа по требованию российской стороны определяется в соответствии с контрактной формулой. Это отдельный контракт, отдельные соглашения – зимние, может быть, летние будут.

"Газпром" имеет основания требовать от Украины соблюдения того самого take-or-pay. Но и Украина имеет право требовать изменения формулы цены


Михаил Крутихин
о позициях сторон в Стокгольмском арбитраже
Михаил Крутихин о позициях сторон в Стокгольмском арбитраже

Это устраивает Газпром?

– Дело в том, что он здесь не может что-то решать. Если бы Газпром был коммерческой компанией, то давным-давно изменил бы контракт по требованию партнёра так же, как сделал это с другими европейскими компаниями. Радикально меняются все условия контрактов, единственная компания, с которой это невозможно сделать – Нафтогаз Украины, поскольку здесь действует не экономика, а политика. В этом случае Газпром превращается в политический инструмент. И мы видим, что на переговорах вместо его официальных лиц присутствует министр энергетики России, что можно объяснить только их политическим характером.

Украина оспаривает условия газового контракта с Россией в Стокгольмском арбитраже. Как вы оцениваете её шансы добиться пересмотра контракта?

– Обе стороны подали иски в арбитраж. Может быть, даже к осени будет какое-то решение. Но я не могу предсказать, что там получится, поскольку Газпром имеет основания требовать от Украины соблюдения того самого take-or-pay. Но и Украина имеет право требовать изменения формулы цены. Немецкие, итальянские, литовские, польские компании либо по решению арбитража, либо до него смогли получить новые формулы цены, да ещё и Газпром выплачивал штрафы за переплату западными партнёрами в предыдущие периоды.

Есть ли вообще смысл добиваться заключения нового многолетнего контракта в условиях, когда стоимость газа снижается?

– Если это будет гибкий контракт, почему бы не заключить? Если формула будет привязана к ценам на распределительных хабах, то Украина пойдёт по пути, по которому пошли газовые компании в северо-западной Европе. Там больше 80% физических объёмов всего товарного газа торгуется на основании привязки к газовым ценам, а не к нефтепродуктам. На юге Европы до сих пор существует привязка практически полностью к ценам нефтепродуктов, а не к хабам, но там и хабов не много.

"Российская сторона настаивает на том, чтобы новый контракт не заключать, а цену понижать в виде изъятия экспортной вывозной пошлины на природный газ"


Михаил Крутихин
о "газовом крючке" для Украины
Михаил Крутихин о "газовом крючке" для Украины

Газпром часто использовали как инструмент политического давления.

– Безусловно, его воспринимают так во всём мире. Компания принимает политизированные решения, которые не основываются на коммерческих соображениях, очень часто действует во вред собственным акционерам. То есть, заранее планирует какие-то убытки, например, в строительстве газопроводов. В разработке и даже разведке тех или иных месторождений идёт в первую очередь туда, где расходы по разведке гораздо больше, чем в других регионах. Например, идёт в Якутию или Иркутскую область, и сокращает разведку на Ямальском полуострове. Хотя каждая тысяча кубометров там "открывается" примерно втрое дороже, чем на Ямале. Но если есть политические указания – значит, нужно идти в ту сторону. Это политическая компания, а не коммерческая.

Она теряет своё влияние на своих партнёров в Европе?

– Все хорошо понимают роль этой компании, поэтому если есть такая возможность, отказываются в первую очередь от контрактов с Газпромом, уходя к другим поставщикам.

Газовый вопрос

В 2009 году Нафтогаз Украины и Газпром подписали десятилетний контракт. По его условиям, цена газа должна рассчитываться ежеквартально, при этом расчёты привязаны к стоимости нефтепродуктов. В итоге цена газа для Украины практически всегда оказывалась выше, чем в Европе. К примеру, в прошлом году она приблизилась к $500 за тысячу кубометров – хотя в ЕС газ стоил на $100-150 дешевле. Контракт также предусматривал использование принципа take-or-pay (бери или плати): в случае если Украина не выбирает оговорённые объёмы газа, она всё равно должна их оплатить.

При Викторе Януковиче Россия дала скидку в $100 – в обмен на продление срока пребывания в Крыму Черноморского флота до 2042 года. После аннексии полуострова россияне посчитали, что скидку они больше не обязаны предоставлять.

По прогнозам Демчишина, стоимость российского газа должна составить $250 за тысячу кубометров

В украинском правительстве считают такие условия кабальными и добиваются пересмотра контракта. В 2014 году, когда стоимость газа возросла до $485, "Нафтогаз Украины" подал иск к "Газпрому" в Арбитражный институт при торговой палате Стокгольма. Украинская компания требует установления рыночной цены и возвращения $6 млрд, которые переплатила с 2010 года. "Газпром" также подал иск в арбитраж, надеясь взыскать с украинской стороны долг за поставки газа в размере $4,5 млрд.

Осенью 2014-го Украина и Россия – при посредничестве ЕС – договорились о введении "зимнего пакета" поставок газа. Он предусматривал всё ту же скидку в $100 на тысячу кубометров газа, но даже с её учетом российское голубое топливо обходилось в $360-370, при том, что в Европе стоимость газа к марту этого года упала до $240-260. Действие "зимнего пакета" заканчивается 31 марта. Россия настаивает на том, что с 1 апреля снова начнёт в полной мере действовать контракт 2009 года, но при этом "Газпром" готов идти на уступки. При этом министр энергетики и угольной промышленности Украины Владимир Демчишин надеется, что россияне согласятся снизить цены. По его прогнозам, стоимость газа должна составить $250 за тысячу кубометров – соответствующие соглашения должны быть подписаны Украиной и Россией в середине апреля в Берлине. А пока министр объявил о приостановке покупки газа у России.