Главная угроза для инвестиций в Украину — возвращение к ситуации "любі друзі", — Андрей Гундер

Фото: Наталья Кравчук/Новое время
Фото: Наталья Кравчук/Новое время

Фокус расспросил главу Американской торговой палаты в Украине Андрея Гундера о том, может ли Украина рассчитывать на благосклонность иностранных инвесторов с учётом нынешних её достижений 

Насколько критично для украинской экономики привлечение иностранных инвестиций?

— Это очень важно. Иностранные инвестиции сегодня напрямую связаны с обеспечением независимости страны. Но ещё более важный вопрос — как удержать тех инвесторов, которые уже работают на украинском рынке.

И как же?

— 99% компаний, среди которых мы проводили свой опрос, сказали, что главной проблемой в стране по-прежнему остаётся коррупция. И никакого улучшения бизнес не видит. Есть так называемые три P, по которым мы можем оценивать прогресс в борьбе с коррупцией: prevent, publicize и punish (предотвращать, предавать огласке и наказывать. — Фокус). Что касается превентивных мер, то мы ещё подождём, пока заработает Антикоррупционное бюро, и посмотрим. Публикации о коррупции — это работа СМИ, в принципе она делается. Самое же ужасное, что коррупционеры до сих пор никак не наказываются. И если прокуратура закрывает на это глаза, то коррупцию не остановить. Это то, что не позволит бизнесу в Украине развиваться.

Кто он

уроженец Лондона и гражданин Великобритании. В апреле 2015 года возглавил Американскую торговую палату в Украине

Почему он

Не понаслышке знает об особенностях ведения бизнеса по-украински — работал на руководящих постах в ИМС (сейчас МТС-Украина) и GlaxoSmithKline

К каким трём государственным органам у бизнеса больше всего вопросов?

— К фискальной службе (ГФС), прокуратуре и судьям.

ГФС за последние два года возглавляли двое людей из инвестиционного бизнеса. Почему им не удалось изменить ведомство в лучшую сторону?

— Систему очень трудно поменять. Ведь среднее звено чиновников, у которых официальная зарплата в пару сотен долларов, оказывает сопротивление. Они привыкли сидеть на работе и ничего не делать. Не работать, а именно сидеть на работе. И что делать со всеми этими людьми? Если бы удалось провести такое же тотальное обновление кадров, как в патрульной полиции, возможно, это сработало бы.

Неужели за два года после Майдана инвестиционная привлекательность страны ни на йоту не улучшилась?

— Я думаю, что позитив всё же есть. На инвестиционной конференции в США (летом этого года. — Фокус) иностранцы убедились, что Украину представляют профессио­нальные люди. Все прекрасно говорят на английском, все понимают, что нужно инвесторам. У инвесторов появляется ощущение, что с этими людьми можно делать бизнес. Это важный момент, так как у многих бизнесменов искажённое представление об Украине. Кого-то, например, пугает война, хотя он не знает, что боевые действия ведутся на малой части территории. В ситуации, когда в стране идёт война, очень важно контактировать с бизнесом. Плохо, что когда новые инвесторы приезжают в Украину и говорят о бизнес-климате с уже работающими здесь компаниями, то им открывается другая сторона медали.

Презентовать страну на английском и делать реальные реформы — немного разные вещи. Вы лично видите, что у власти есть желание что-то менять?

— Сегодня у бизнеса есть диалог с властью, раньше такого не было. Если у кого-то возникают секторальные проблемы, то мы свободно говорим о них. Это то, что фундаментально изменилось за два года. Нас слушают. Иногда, правда, возникает вопрос — слышат ли. Но то, что слушают, это уже шаг вперёд.

"Главная угроза — возвращение к ситуации "любі друзі". Если кто-то инвестирует в Украину миллионы долларов, он должен быть уверен в налоговых условиях и защите прав инвесторов. Чтобы землю, отведённую под завод, не отобрали. Не должен быть кто-то равнее других. И я переживаю, чтобы мы опять к этому не вернулись"


Андрей Гундер
о страхах инвесторов
Андрей Гундер о страхах инвесторов

В стране снова перекромсают налоговую систему. Предложения бизнеса услышали?

— Мы не особенно дискутируем относительно налоговых ставок. 10, 15, 20% — не так уж важно. Для нас нет большой разницы, будет ли проголосован законопроект Минфина об изменениях в Налоговый кодекс или проект профильного комитета Рады. Главное — имплементация реформы и администрирование налогов. Бизнес хочет видеть прозрачную и предсказуемую систему, переход на электронные услуги, исключающие человеческий фактор и соответственно коррупцию. Система электронных госзакупок Prozzoro — вот один из тех примеров, которые мы хотим видеть.

То есть на будущее Украины вы смотрите оптимистично?

— У меня есть сдержанный оптимизм. Главная угроза — возвращение к ситуации "любі друзі". Нужны прозрачные и предсказуемые для всех условия ведения бизнеса. Если кто-то инвестирует в Украину миллионы долларов, он должен быть уверен в налоговых условиях и защите прав инвесторов. Чтобы землю, отведённую под завод, не отобрали. Не должен быть кто-то равнее других. И я переживаю, чтобы мы опять к этому не вернулись.

А отсрочка масштабной приватизации не говорит о том, что мы уже к этой ситуации вернулись?

— Иногда лучше подождать и не спешить с продажей. Я знаю, что к некоторым заявленным объектам есть интерес международных инвесторов. Если отсрочка делается для того, что выбрать правильное время и запросить оптимальную цену, то можно подождать.

Следующий год может стать прорывом в привлечении инвесторов в Украину?

— Думаю, рост будет минимальным. Сейчас нужно дать возможность развиваться существующему бизнесу. Это будет лучшим месседжем для новых инвесторов. У страны есть хорошие возможности привлечь средства в сельское хозяйство, IT-сектор, машиностроение и другие отрасли.