Фестиваль пустословия. Какие предвыборные обещания кандидатов в президенты невыполнимы

2019-02-04 11:00:00

2388 71
Фестиваль пустословия. Какие предвыборные обещания кандидатов в президенты невыполнимы

Фото: УНИАН, Getty Images, Алексей Коваленко

Претенденты на пост главы державы прежде всего обещают социальные блага, например, снизить цены на коммуналку и повысить зарплаты. Фокус выяснил у экономистов, что из сказанного в предвыборных роликах осуществимо а что нет.

"Счастья для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженный!" — эти слова, которые герой повести "Пикник на обочине" Аркадия и Бориса Стругацких сталкер Рэдрик Шухарт адресует золотому шару, исполняющему желания, могли бы стать квинтэссенцией предвыборных кампаний большинства украинских кандидатов в президенты. Ведь, как подтвердили опрошенные Фокусом экономисты, многие обещания политиков далеки от реальности.

Пока кандидаты в президенты завлекают избирателей дешевым газом и ростом зарплат, действующий президент Петр Порошенко сосредотачивается на "армії, мові, вірі" и гордится Томосом. На прочие обещания тоже не скупится. Впрочем, это логично. Действующего главу государства следует оценивать по реальным достижениям пяти лет пребывания у власти. Вот только поможет ли подобная стратегия снискать любовь избирателей на фоне аукциона неслыханной щедрости, в котором участвуют оппоненты?

Голубые мечты

Наиболее горячей темой предвыборных обещаний кандидатов в президенты оказалось голубое топливо, в особенности его стоимость. Политики попросту воспользовались негативным информационным фоном вокруг недавнего решения правительства о повышении на 23% цены на газ для населения, от которой зависят цифры в платежках за отопление и горячую воду.

Напомним, приведение цен на газ для населения к рыночному уровню, по которому платит промышленность, оставалось последним препятствием для возобновления замороженного с апреля 2017 года сотрудничества с МВФ. В результате Украине удалось договориться с МВФ о новой 14-месячной программе stand-by на $3,9 млрд вместо действующей ранее программы расширенного финансирования (EFF).

Власть долго не решалась на выполнение политически непопулярного требования главного кредитора, пошла на уступки МВФ как раз накануне выборов, тем самым дав популистам всех мастей благодатную почву для самовыражения. Так, Юлия Тимошенко поспешила заверить избирателей, что уже через месяц после своего прихода к власти она снизит стоимость голубого топлива в два раза. А другой кандидат в президенты, Сергей Каплин, решил не мелочиться и пообещал уменьшить существующую цену на газ в четыре раза.

Кто больше. Андрей Садовый заявляет о повышении зарплат военным и врачам до эквивалента $1 тыс.

Чтобы обеспечить населению дешевую коммуналку, Юлия Тимошенко собирается ликвидировать Нафтогаз как посредническую структуру и продавать украинцам недорогой газ местной добычи, в то время как промышленность будет потреблять импортное топливо по рыночным ценам.

Сергей Каплин ради снижения тарифов грозится предпринять все возможное, чтобы вернуть газовые и нефтяные месторождения, а также энергетические предприятия в госсобственность.

Экс-регионал, а ныне оппозиционный кандидат в президенты Юрий Бойко предлагает смешивать дешевый украинский и дорогой импортный газ и продавать его всем потребителям по некоей средней арифметической, а не рыночной цене.

Продажа населению дешевого украинского газа или его смешивание с импортным с целью снижения цены с точки зрения обывателей выглядит простым и эффективным решением. Однако экономисты критикуют такие механизмы за создание благодатной почвы для злоупотреблений, которые в конечном счете подрывают экономический рост.

"Наличие различных цен на один и тот же товар порождает искушение приобрести его по низкой цене и продать по высокой — например, купить газ по цене как для бытовых потребителей, а продать по высокой рыночной цене промышленности", — объясняет Дмитрий Яблоновский, заместитель исполнительного директора Центра экономической стратегии.

По мнению собеседника Фокуса, в стране, находящейся на 130-м месте из 180 по уровню восприятия коррупции, побороть такое искушение можно только единой рыночной ценой, а украинцам, для которых она окажется непосильной, выдавать адресные субсидии.

Естественно, субсидии создают дополнительную нагрузку на госбюджет. Однако в нашей стране это выглядит куда меньшим злом, нежели создание почвы для построения новых теневых схем обогащения на газе.

Кроме того, как отмечает Инна Звягинцева, аналитик инвесткомпании Adamant Capital, низкая цена на газ отнюдь не стимулирует население его экономить и рассматривать альтернативные источники энергии. То есть проблема низкой энергоэффективности в такой ситуации останется нерешенной.

Наиболее горячей темой предвыборных обещаний кандидатов в президенты оказалось голубое топливо, в особенности его стоимость

Призыв ликвидировать "монополиста" в лице Нафтогаза опрошенные эксперты сочли манипуляционным, а любые разговоры о национализации и вовсе опасными. "Рынок энергоносителей уже демонополизирован, так как в сегменте промышленных потребителей доля Нафтогаза не превышает 10% и продолжает снижаться, — говорит Сергей Фурса, специалист отдела продаж долговых ценных бумаг инвесткомпании Dragon Capital. — А в сегменте населения Нафтогаз доминирует из-за того, что там цены ниже, чем в промышленности, и поэтому продавать гражданам газ никто не хочет". То есть Нафтогаз сейчас реализует голубое топливо населению по ценам, которые правительство устанавливает в ручном режиме.

Также Сергей Фурса напоминает о том, что национализацию месторождений в комплексе с низкими тарифами недавно опробовали в Венесуэле. Результат хорошо известен — инфляция в этой латиноамериканской стране в 2018 году превысила миллион процентов. Об этом, к слову, Петр Порошенко напомнил во время "Украинского завтрака" в Давосе. Несмотря на понятную нелюбовь к Юлии Тимошенко, ее сравнение с Мадуро выглядит вполне обоснованным.

Вряд ли стоит надеяться на то, что, придя к власти, политики-популисты не смогут претворить в жизнь вышеназванные обещания или откажутся от них. В Украине возможно все. "Так как сейчас цена на газ для населения по-прежнему устанавливается в ручном режиме и все еще находится ниже рыночного уровня, теоретически ее можно снизить и в два, и в четыре или даже в 10 раз, — предупреждает Сергей Фурса. — Но тогда резко снизится прибыль Нафтогаза и доходы бюджета, и в то же время увеличится уровень несправедливости. Ведь богатые снова будут дешевле покупать газ, а помощь на оплату энергоносителей перестанет быть адресной, как при системе субсидий".

Одни дома

Некоторые кандидаты в президенты декларируют пожелания избавиться от опеки главного кредитора — МВФ, чтобы якобы самостоятельно определять будущее государства без чьей-либо указки. О необходимости приостановки сотрудничества с МВФ на существующих условиях, в частности, заявляют в команде кандидата в президенты Олега Ляшко. "Освободить страну от античеловечных обязательств режима" также мечтает экс-регионал Юрий Бойко.

Метящий в президенты комик Владимир Зеленский в интервью СМИ заявил о том, что условия программы с МВФ можно пересмотреть якобы из-за того, что "там очень жесткие проценты". А другой кандидат на главное кресло страны, Анатолий Гриценко, заявил, что "мы поблагодарим МВФ, но больше с ним работать не будем".

И, наконец, Юлия Тимошенко собирается в случае своего избрания президентом незамедлительно открыть дискуссию с МВФ, в том числе и о цене на природный газ. Впрочем, даже без какого-либо приглашения к дискуссии от украинской стороны фонд, по всей видимости, приостановит программу финансирования, как только в Украине предпримут попытки снизить цену на газ.

Цена раздора. Снижение цены на газ уменьшит прибыль Нафтогаза и доходы бюджета

Опыт правительства Гройсмана показал, что МВФ не готов идти на компромиссы по ключевым вопросам. Смена фигур у руля вряд ли что-то изменит. "Наша страна не обладает достаточной силой в переговорах с кредиторами, — говорит Виктор Шулик, директор департамента рыночных исследований рейтингового агентства IBI-Rating. — Даже если предположить, что президент получит определенный кредит доверия и рычаги влияния на принимаемые в стране решения, международные обязательства отменить не так уж просто".

Если же программу финансирования свернут из-за отказа украинской стороны от выполнения требований фонда, проблемы в экономике возникнут быстро. "Отказ от сотрудничества с МВФ гарантирует жесточайший финансовый кризис, — предупреждает Глеб Вышлинский, исполнительный директор Центра экономической стратегии. — Ведь в течение 2019–2021 годов Украина должна выплатить $20 млрд внешнего долга, что равно существующему размеру валютных резервов НБУ. Без поддержки МВФ пройти этот период без дефолта, резкой девальвации гривни и очередного удара по банковской системе будет невозможно".

Отдельно отметим, что заявления Владимира Зеленского о том, что МВФ одалживает Украине якобы "под очень жесткие проценты", говорит о неглубоких познаниях этого кандидата в финансах и экономике. Ведь МВФ как раз финансирует государства по ставке, которая существенно ниже рыночной. При этом займы фонда отягощаются необходимостью выполнять зачастую жесткие и непопулярные требования одобренной программы финансирования. Поэтому правительства и ищут альтернативу на куда более дорогом открытом внешнем рынке заимствований.

Всех благ

Как свидетельствуют данные Госстата, по состоянию на декабрь 2018 года реальная заработная плата (с учетом инфляции) в стране составила 10,6 тыс. грн, что на 18% выше, чем в декабре 2016-го.

О росте зарплат и повышении благосостояния населения кандидаты в президенты говорят не менее настойчиво, чем о снижении цен на газ. Так, Юлия Тимошенко обещает за пять лет достичь уровня соседней Польши по средним зарплатам и пенсиям, что означает увеличение доходов людей в 3,5 раза. В свою очередь Зеленский на вопрос СМИ о том, что бы изменилось в стране, если бы он выиграл выборы, без ложной скромности ответил: "Мы были бы Швейцарией".

Большинство предвыборных экономических обещаний, касающихся зарплат, пенсий, цен и т. п., находится вне компетенции президента

Кандидат в президенты, народный депутат Александр Шевченко рассчитывает, что при его президентстве в течение трех лет минимальная зарплата составит $500, а пенсия — $250. Напротив, Анатолий Гриценко обещает при своем президентстве не высокие зарплаты, а экономический рост в 10%.

Не забывают претенденты на президентский пост и о бюджетниках. Мэр Львова, кандидат в президенты Андрей Садовый заявляет о повышении зарплат военным и врачам до эквивалента $1 тыс. в течение пятилетнего периода. Дополнительные средства он собирается изыскать в бюджете за счет сокращения количества чиновников.

А радикал Олег Ляшко пяти лет ждать не будет и обещает сразу же после избрания президентом пересмотреть бюджет и "радикально" повысить зарплаты учителям, врачам и реальным сельхозпроизводителям.

Кроме роста доходов, политики завлекают избирателей дешевыми кредитами. В частности, Садовый обещает внедрить беспроцентные займы для фермеров, а Тимошенко — воплотить в жизнь программу долгосрочного банковского микрокредитования для молодежи и среднего класса без залога и не более чем под 3% годовых.

Однако обольщаться избирателям вряд ли стоит. Опрошенные эксперты нашли вышеизложенные обещания нереалистичными. По мнению Сергея Фурсы, все эти параметры недостижимы: одни из них фантастичны, другие манипулятивны, как, например, намерения увеличить зарплаты бюджетникам за счет сокращения чиновников, а обещания дешевых займов фактически говорят о том, что кандидаты собираются напечатать деньги и раздать их, спровоцировав резкий рост инфляции и падение национальной валюты.

"Многие кандидаты обещают рост доходов украинцев, забывая, что благосостояние граждан напрямую зависит от состояния экономики и производительности труда, — продолжает Инна Звягинцева. — Но в худшем случае новый президент может повысить зарплаты бюджетникам за счет печати нацвалюты и, соответственно, ускорения инфляции".

Препятствием для реализации такого сценария может стать необходимость выполнения программ международных кредиторов, конституционные ограничения полномочий президента и институциональная независимость Нацбанка, который может попросту отказаться печатать деньги или ответить на раздувание бюджетных расходов ростом учетной ставки.

Как отмечает Виктор Шулик, большинство предвыборных экономических обещаний, касающихся зарплат, пенсий, цен и т. п., находится вне компетенции президента. Однако украинская специфика может внести свои коррективы. "Власть — штука неформальная, а в Украине элиты всегда ищут себе верховного "папу", что делает полномочия президента гораздо шире записанных в Конституции, — заключает Сергей Фурса. — В то же время добиться роста экономики и благосостояния граждан можно только привлекая инвестиции, а большинство кандидатов в президенты не говорят о том, что может привлечь инвесторов".

Без помощи. Олег Ляшко и Юрий Бойко предлагают прекратить работу с МВФ

Как отмечает Дмитрий Яблоновский, инвесторы хотят видеть борьбу с коррупцией, реформу судов, стабильную финансовую систему и демонополизацию. Соответственно, успехи в этих направлениях могли бы привести к ускорению экономического роста Украины. Однако даже в этом случае вряд ли можно говорить о дву­значных цифрах. Ведь рост развивающихся стран в 2018 году в среднем по миру составил 4,7%.

Как видим, значительная часть обещаний главных оппонентов действующей власти — лишь сладкие слова, которые уже не раз слышали украинцы. Их выполнение приведет страну к очередному кризису.

Loading...